Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Практика

Основная техника холотропной терапии – холотропное дыхание. Процесс холотропного дыхания проводится в парах со сменными по очереди ролями, где один – ситер, а другой – холонавт. Ситер – человек, обеспечивающий пространство безопасности и оказывающий помощь, включая специальную работу с телом. Холонавт – человек, находящийся в дыхательном процессе. Холонавт полностью отдается процессу, в котором эмоционально и телесно отреагирует поднятые переживания.  Частота и глубина дыхания определяет степень погруженности в расширенное (измененное) состояние сознания.

В начале процесса дыхание может быть форсированным (усиленный выдох). Процесс проходит под специально подобранную музыку, способствующую процессу. Длительность процесса составляет от 1,5 до 3 часов. После завершения процесса обязательное рисование мандалы т.е. отражение в рисунке опыта переживаний в ИСС (измененном состоянии сознания). Затем проводится обсуждение и демонстрация мандал. Интерпретация мандал инструктором или членами группы не рекомендуется.

Метод холотропного дыхания включает в себя три основных этапа работы с клиентом:

  1. Знакомство и подробное обсуждение проблем, личной истории, желаемой цели; подготовка к эмпирическому самоисследованию
  2. Сессия холотропного дыхания
  3. Многоуровневая интеграция полученного опыта

Сессии дыхания проводятся как индивидуально, так и в групповом формате. Используется более глубокое и частое дыхание, чем обычно, без каких-либо ограничений и специальных рекомендаций. Вторым важным элементом, активирующим бессознательное, является использование побуждающей музыки. Во время эмпирического самоисследования создается психологическая атмосфера поддержки всех возникающих переживаний без интеллектуального редактирования их содержания. Кроме того, в случае необходимости используется работа с психосоматическими симптомами.

Структура поступенчатой интеграции полученного опыта обеспечивает эффективную трансформацию личности клиента. В холотропном дыхании мощные холотропные состояния вызываются сочетанием чрезвычайно простых средств: ускоренного дыхания, побуждающей переживания музыки и методов телесной работы, помогающих избавится от остающихся биоэнергетических и эмоциональных блоков и напряжений. И в своей теории, и в своей практике этот метод собирает и объединяет различные составляющие древних и первобытных традиций, восточных духовных философий и западной глубинной психологии.

Исцеляющая сила дыхания. Использование различных техник дыхания с религиозными и лечебными целями можно обнаружить на самой заре человеческой истории. В древних и доиндустриальных культурах дыхание играло очень важную роль в космологии, мифологии и философии и выступало как важное орудие в обрядовой и духовной практике. С самого начала истории, в сущности, каждая значительная духовно-психическая система, стремящаяся постичь природу человека, рассматривала дыхание как решающую связь между телом, умом и духом. Это ясно выражают слова, которыми многие языки обозначают дыхание.

В древнеиндийской литературе слово прана означает не только физическое дыхание и воздух, но также священную сущность жизни. Точно также в традиционной китайской медицине слово ци относится как к космической сущности и энергии жизни, так и просто к воздуху, который вдыхают наши лёгкие. В Японии соответствующее слово - ки. В японской духовной практике и в воинских искусствах ки играет чрезвычайно важную роль. В Древней Греции слово pnevma означало и воздух или дыхание, и дух или жизненную сущность. Греки также полагали, что дыхание тесно связано с душой.

Слово frno употреблялось и для обозначения диафрагмы, самой широкой мышцы, участвующей в дыхании, и для обозначения ума (как видно из термина шизофрения - расщеплённый ум). В древнееврейской традиции такое же слово - руах обозначало и дыхание, и творящий дух, ибо они считались тождественными. В латыни для духа и дыхания также употреблялось одно и тоже название - spiritus. А в славянских языках слова дух и дыхание имеют один и тот же лингвистический корень.

На протяжении веков было известно, что на сознание можно повлиять методами, включающими в себя дыхание. Приёмы, которые использовались с этой целью различными древними культурами и теми, что ещё не подавлены современным Западом, охватывают широкий диапазон методов от решительного прекращения дыхания до тонких и изысканных упражнений различных духовных традиций. Так, первоначальный способ крещения, практиковавшийся ессеями, включал погружение посвящаемого под воду на продолжительный период времени, что приводило к мощному переживанию смерти и возрождения. В некоторых традициях новообращаемые наполовину удушались дымом, сдавливанием горла или сонной артерии.

Глубокие перемены в сознании могли вызываться как гипервентиляцией и продолжительной задержкой дыхания - этими крайностями в ритме дыхания, так и их поочерёдным использованием. Необычайно утончённые и развитые методики подобного рода можно найти в древнеиндийской науке дыхания - пранаяме. Особые техники, включающие напряженное дыхание или задерживание дыхания, также являются частью различных упражнений в Кундалини-Йоге, в Сиддха-Йоге, в тибетской Ваджраяне, в бирманских буддистских и даосских способах медитации, в практике суфиев и во множестве других.

Более тонкие техники, которые делают в связи с дыханием упор скорее на особом осознавании, чем на изменениях в дыхательных движениях занимают важное место в буддизме Сото Дзен (сикан таза) и в некоторых даосских и христианских практиках. Косвенно, на глубину и ритм дыхания сильно влияют такие художественно исполняемые обряды, как балийское обезьянье пение или Кетжак, горловая музыка эскимосов-инуитов, пение киртанов, бхаджанов или пения суфиев.

В материалистической науке дыхание утратило своё священное значение, и было оторвано от его связи с душой и духом. Западная медицина свела его к некой важной физиологической функции. А все физиологические и психологические проявления, которые сопровождают различные изменения в дыхании, были объявлены патологией. И психосоматическая реакция на учащение дыхания, так называемый синдром гипервентиляции, рассматривается скорее как состояние патологическое, нежели как то, чем оно в действительности является - действием, обладающим огромными целительными возможностями.

А когда гипервентиляция происходит непроизвольно, она, как правило, подавляется назначением успокоительных, внутривенными инъекциями кальция и наложением на лицо бумажного пакета, для того чтобы увеличить содержание углекислого газа и подавить кислородное отравление, вызываемое учащённым дыханием.

За последние несколько десятилетий западные терапевты вновь открыли целительные возможности дыхания и развили методики, которые их используют. Станислав и Кристина Гроф сами испробовали различные использующие дыхание подходы во время месячных семинаров Эсаленского института в Биг Суре, в Калифорнии. Они заключали в себе как дыхательные упражнения древних духовных традиций, проводимые под руководством индийских и тибетских учителей, так и методы, разработанные западными терапевтами. Каждый из этих подходов выделял нечто особенное и использовал дыхание по-своему.

В их собственных поисках действенного метода, который бы использовал целительные возможности дыхания, они старались упростить его применение, насколько это было возможно. Станислав и Кристина Гроф к выводу, что достаточно просто дышать быстрее и глубже, чем обычно с полным сосредоточением на внутренних движениях. Вместо того, чтобы придавать значение какой-то особой технике дыхания, как раз в этой сфере они придерживаются общей стратегии холотропной работы - доверие к внутренней мудрости тела и следование внутренним путеводным нитям.

При холотропном дыхании они побуждали людей начинать сеанс с дыхания учащённого и несколько более глубокого, связывающего вдох и выдох в непрерывном круговороте дыхания. А оказавшись внутри действия, онлюдии находят собственный ритм и способ дыхания. Дыхание является самостоятельной функцией, но также может подвергаться и воздействию воли.

Умышленное увеличение скорости дыхания, как правило, распускает психологические защиты и ведёт к высвобождению и проявлению бессознательного и сверхсознательного содержания. Но пока кто-либо лично сам не стал свидетелем этого или не пережил это, ему лишь только на основе теории трудно поверить в силу и действенность этого метода.

Исцеляющие возможности музыки. В холотропной терапии изменяющее ум действие дыхания сочетается с побуждающей музыкой. Подобно дыханию музыка и другие виды звуковой технологии на протяжении тысячелетий использовались как мощнейшие орудия обрядовых и духовных практик. С незапамятных времён монотонный барабанный бой, пение и другие виды звуковых техник были главным орудием шаманов в разных частях света.

Многие доиндустриальные культуры совершенно независимо друг от друга развили барабанные ритмы, которые в условиях лабораторных экспериментов производили очень заметное воздействие на электрическую активность мозга. А архивы антропологов, изучающих первобытную культуру, содержат неисчислимые примеры преобразующих методик необычайной силы, сочетающих музыку, пение и танцы.

Во многих культурах звуковые технологии во время проведения сложнейших церемоний использовались именно для целей врачевания. Целительные обряды навахо, проводимые подготовленными певцами по своей поразительной сложности сравнимы с партитурами вагнеровских опер. Экстатические танцы бушменов Кунг из африканской пустыни Калахари обладают необычайной целительной силой, что было засвидетельствовано многими антропологическими исследованиями и кинофильмами (Lee and DeVore 1976, Katz 1976).

Целительные возможности обрядов синкретических религий Карибской и Южной Америки, таких как кубинская сантерия и бразильская умбанда признаются многими профессиональными психиатрами этих стран, которые получили традиционное западное образование. Замечательные примеры эмоционального и психосоматического исцеления происходят и на собраниях христианских групп, использующих музыку, пение и танцы, таких как Укротители Змея или Народ Святого Духа, возрожденцы или члены церкви пятидесятников.

Некоторые великие духовные традиции разработали звуковые техники, которые вызывали не только общее состояние транса, но и обладали более специфическим воздействием на сознание. Прежде всего, это тибетское многоголосое пение, священные песнопения различных суфийских орденов, индуистские бхаджаны и киртаны, и в особенности древнее искусство нада-йоги или пути к единению через звучание.

Индийские техники устанавливают конкретную связь между звуками особых частот и чакрами индивида. И посредством правильного применения подобного знания, становится возможным повлиять на состояние сознания предсказуемым и желаемым образом. И это только несколько примеров широкого применения музыки с обрядовыми, врачебными и духовными целями.

Тщательно подобранная музыка обладает особым значением и в холотропных состояниях сознания, где выполняет несколько важных функций. Она приводит в движение чувства, связанные с вытесненными воспоминаниями, выводит их на поверхность и облегчает их выражение. Она помогает открыть дверь в бессознательное, усиливает и углубляет ход излечения и предоставляет содержательную среду для переживания.

Непрерывный музыкальный поток создаёт бегущую волну, помогающую субъекту продвигаться сквозь трудные переживания и тупики, преодолевать психологические защиты, отдавшись ей, и позволяя всему идти своим чередом. На сеансах холотропного дыхания, которые обычно проводятся в группах, музыка играет ещё и дополнительную роль, заглушая создаваемые участниками посторонние шумы, и вплетая их в поток меняющихся ощущений.

Для того, чтобы использовать музыку в качестве катализатора глубинного самоосвоения и работы переживания, необходимо научится новому способу слушать музыку, то есть такому, который людям порою чужд. При холотропном дыхании важно полностью отдаться музыкальному потоку, позволить музыке резонировать во всём своём теле, и откликаться на неё совершенно стихийно и непроизвольно.

Что включает такие проявления, которые были бы немыслимы в концертном зале, где даже плачь или кашель могут стать источником возмущения. Здесь же каждому нужно давать полный выход всему, что бы ни вызывала музыка, будь то громкие крики или смех, детский лепет, звериные крики, шаманское пение или разговоры на чужих языках. Также важно не подавлять никакие физические порывы, такие как странное гримасничанье, чувственные движения тазом, сильная дрожь или судороги всего тела. Естественно у этого правила есть исключения, ибо разрушительное поведение, направленное на самого себя, на других или на физическое окружение не допустимо.

Рекомендуется, чтобы участники прекратили всякую умственную деятельность, такую как попытки угадывать, кто у этой музыки композитор, или из какой культуры она происходит. У музыки должно быть высокое техническое качество и достаточная громкость для того, чтобы подгонять переживание. А сочетание музыки с учащённым дыханием обладает удивительной преобразующей силой.

Что же касается конкретного выбора музыки, то главное правило: чтобы по чувствам она соответствовала фазе, напряженности и содержанию переживаний участников, но не пыталась программировать их. Именно такой подход соответствует общей философии холотропной терапии, в частности, её глубокому доверию к мудрости внутреннего целителя, к коллективному бессознательному, к независимости и произвольности хода исцеления.

Очень важно использовать музыку, которая была бы мощной, призывной и ведущей к благоприятным переживаниям. Предпочтение должно отдаваться музыке высокого художественного качества, не очень известной и имеющей не слишком большое конкретное содержание. Следует избегать выбора резкой, диссонирующей и вызывающей тревогу музыки. Также следует избегать использования песен и других вокальных произведений на языках, известных участникам, которые оказались бы способны своим словесным содержанием привнести какое-то конкретное сообщение или внушить какую-то особую тему.

Когда применяются вокальные композиции, то они непременно должны звучать на иностранных языках, чтобы человеческий голос воспринимался просто как иной музыкальный инструмент. По той же самой причине предпочтительно избегать произведений, которые бы вызывали конкретные рассудочные ассоциации и могли бы запрограммировать содержание сеанса, таких как свадебные марши Вагнера и Мендельсона, или увертюра к опере Бизе «Кармен».

Как правило, сеанс начинается с активизирующей музыки, динамичной, плавной, эмоционально приподнятой и ободряющей. По мере продолжения сеанса музыка постепенно нарастает по напряженности и доходит до очень сильных кусков, вызывающих транс, и в идеале, взятых из обрядов или духовных традиций различных коренных культур. Несмотря на то, что многие из таких исполнений могут оказаться также и эстетически приятными, всё же главной целью тех групп людей, что их создавали, было отнюдь не увеселение, а вызывание холотропных переживаний.

Через полчаса или же час после начала сеанса холотропного дыхания, когда обычно переживание достигает вершины, ставится то, что называем «музыкой прорыва». Для этого момента выбирается музыка священная: мессы, оратории, реквиемы и другие мощные оркестровые произведения - за исключением звуковых дорожек из художественных фильмов. Во второй половине сеанса напряженность музыки постепенно ослабевает, и вводятся нежныея и эмоционально волнующие куски - «душевная музыку». И, наконец, в завершение сеанса музыка становится успокаивающей, плавной, неритмичной и задумчивой.

Большинство практикующих холтропное дыхание собирают музыкальные записи и стремятся создать свой собственный излюбленный ряд для пяти последовательных фаз сеанса: вступительная музыка, преобразующая музыка, музыка прорыва, душевная музыка, созерцательная музыка. Некоторые из них используют предварительно записанные музыкальные программы на весь сеанс, что позволяет помощникам быть более свободными для работы с группой, но делает невозможным гибкое согласование подбора музыки с энергией группы.

Использование телесной работы. Ответы тела на холотропное дыхание значительно различаются от одного человека к другому. В большинстве случаев учащённое дыхание, прежде всего, привносит более или менее яркие психосоматические проявления. Руководства по физиологии дыхания говорят о подобной реакции как о «синдроме гипервентиляции». И описывают его как стереотипный образец физиологических реакций, которые, главным образом, заключаются в напряжениях в руках и в ногах («карпопедальные спазмы»). Однако, как пишет Станислав Гроф, устоявшееся понимание воздействия учащённого дыхания является неправильным.

Существует множество индивидов, у которых учащённое дыхание, продолжающееся три или четыре часа, приводит не к классическому синдрому гипервентиляции, но к постепенному расслаблению, сильным сексуальным ощущениям и даже мистическим переживаниям. У других же развиваются напряжения в различных частях тела, но признаки карпопедальных спазмов так и не появляются.

Более того, и у тех, у кого проявляются подобные напряжения, продолжающееся интенсивное дыхание ведёт не к дальнейшему усилению напряжений, но проявляет склонность ко всё большему самоограничению. Ведь, как правило, за критической верхней точкой следует глубокое расслабление. А образ подобной последовательности имеет некоторое сходство с половым оргазмом. При повторных холотропных сеансах эта последовательность нарастающих напряжений и последующего их разрешения проявляет свойство переходить с одной части тела на другую, в порядке, необычайно меняющемся от одного лица к другому.

Общее количество мускульных напряжений и сила эмоций с возрастанием числа проведённых сеансов постепенно убывают. И в ходе сеанса происходит так, что учащённое дыхание, растянутое на продолжительный отрезок времени, вызывает химические изменения в организме таким образом, что заблокированные физические и эмоциональные энергии организма, связанные с различными травматическими воспоминаниями, высвобождаются и становятся пригодными для внешней разрядки и обработки.

И это делает возможным то, что прежде вытесненное содержание этих воспоминаний возникает в сознании и воссоединяется с ним. Поэтому всё это является целительным событием, которое следует поощрять и поддерживать, а не патологическим процессом, который должен всячески подавляться, как это обыкновенно практикует конформистская медицина.

Физические проявления, которые наблюдаются в различных частях тела, являются не просто физиологическими реакциями на гипервентиляцию. Они обладают сложной психосоматической структурой, а по отношению к вовлечённым в них индивидам обычно и конкретным психологическим смыслом. Иногда они представляют какую-то усиленную разновидность напряжений и болей, известных индивиду из повседневной жизни, либо как хронические недуги, либо как симптомы, которые возникают в периоды эмоционального или физического напряжения, усталости, недосыпания, болезненного истощения или употребления алкоголя или марихуаны.

В других же случаях они могут распознаваться как возобновление старых симптомов, от которых индивид страдал в младенчестве, детстве и подростковом возрасте, либо в какое-то иное время своей жизни.

Напряжения, которые мы носим в своём теле, могут высвобождаться двумя различными путями. Первый из них включает катарсис и абреакцию - разрядку сдерживаемых физических энергий через дрожь, судорожные сокращения мышц, кашель, отрыжку и рвоту. И катарсис, и абреакция, как правило, также включают в себя высвобождение заблокированных эмоций через плачь, крики или другие виды голосового выражения.

Всё это механизмы хорошо известные традиционной психиатрии со времён опубликования Зигмундом Фрейдом и Йозефом Брёйером своего исследования по истерии (Freud and Breuer 1936). Различные приёмы предоставления выхода подавленным эмоциям использовались в традиционной психиатрии при лечении травматических эмоциональных неврозов, и абреакция также представляет собою неотъемлемую часть новых психотерапий переживания, таких как неорайхианская работа, гештальтистская практика и первичная терапия.

Второй механизм, который может содействовать высвобождению эмоциональных и физических напряжений, играет важную роль в холотропном дыхании, ребёфинге и других видах терапии, использующей техники дыхания. Он представляет собою новое открытие в психиатрии и, кажется, во многом является более действенным и интересным. Здесь глубинные напряжения выходят на поверхность в виде перемежающихся мышечных сокращений различной длительности.

Посредством поддержания этих мышечных напряжений длительный период времени организм расходует огромное количество прежде сдерживаемой энергии и, используя её, упрощает своё проживание. А глубокое расслабление, как правило, следующее за временным усилением старых напряжений или проявлением ранее скрытых, свидетельствует о врачующей природе подобного события.

Во многих случаях тяжелые эмоциональные и физические проявления, которые проникают из бессознательного во время холотропных сеансов, разрешаются сами собой, и, в конце концов, дышащие оказываются в глубоко расслабленном созерцательном состоянии. В таком случае необходимости в каком-то внешнем воздействии не возникает, и они пребывают в подобном состоянии, пока не вернуться к обычному состоянию сознания. И после краткой проверки у помощников они переходят в художественную комнату рисовать мандалу.

Если же дыхание само по себе не приводит к благоприятному завершению, и остаются неразрешенные эмоции, либо остаточное напряжение, помощники предлагают участникам особый вид телесной работы, которая поможет им добиться более благоприятного завершения сеанса. Общая стратегия этой работы заключается в том, чтобы попросить дышащего сосредоточить своё внимание на месте, в котором затруднения возникли, и сделать что-либо необходимое для того, чтобы усилить существующие физические ощущения. И в том случае, если потребуется соответствующее внешнее воздействие, помощник помогает усилить эти ощущения.

В то время пока дышащий сосредоточен на энергетически нагруженной зоне, в которой чувствуется недомогание, его воодушевляют на то, чтобы он нашёл какой-нибудь совершенно непроизвольный отклик на подобное состояние. И этот отклик должен отражать не сознательное решение дышащего, а полностью предопределяться только бессознательным движением. Зачастую он принимает образ совсем неожиданный и поразительный: голосов какого-то конкретного животного, говорения на чужих языках, или на неизвестном иностранном языке, шаманского пения из какой-нибудь определённой культуры, тарабарщины или детского лепета.

Не менее часты неожиданные физические реакции, такие как сильные содрогания, дрожь, кашель и рвота, или же движения, подобные движениям животных. Существенным является то, чтобы помощники просто поддерживали происходящее, а не применяли какие-либо приёмы, предлагающиеся какой-то отдельной терапевтической школой. И работа эта продолжается до тех пор, пока и помощник и дышащий не сойдутся на том, что сеанс завершился как надо.

Подпитывающее телесное соприкосновение. В холотропном дыхании используется также совсем иной вид физического воздействия, который предназначен для того, чтобы обеспечить помощь на глубинном дословесном уровне. Основан он на наблюдении, что существуют два совершенно разных вида травм, которые требуют диаметрально противоположных подходов. О первом из них можно говорить как о травме деянием.

Возникает она из-за внешнего воздействия, оказывающего вредоносное воздействие на всё последующее развитие индивида. К подобному воздействию можно отнести такие наносящие ущерб действия, как физическое или сексуальное насилие, угрожающие жизни происшествия, уничтожающая критика или высмеивание. Такие травмы представляют собою чужеродные элементы, внесённые в бессознательное, которые впоследствии могут быть вынесены в сознание и исчезнуть, разрядившись энергетически.

Второй вид травмы - травма недеянием, отличается коренным образом, хотя подобному различию и не придаётся значения в общепринятой психиатрии. На самом деле она задействует противоположный механизм - недостаток благоприятных переживаний, которые необходимы для здорового эмоционального развития. Ведь и у младенца, и у ребёнка более старшего возраста, есть важнейшие первичные потребности, которые заключаются в удовлетворении инстинктов и в безопасности, и которые педиатры и детские психиатры называют анаклитическими (от греческого слова означающего наклоняться над чем-либо).

Сюда входят потребности в ласке, в удобстве и в том, чтобы с младенцем играли, держали его на руках, чтобы он был средоточием внимания людей. И когда эти потребности не удовлетворяются, это оказывает серьёзные воздействие на будущее индивида. У многих людей в прошлом были случаи лишенности чувственных взаимоотношений, заброшенности и невнимания, которая выливалась в серьёзное неудовлетворение анаклитических потребностей. И у этого вида травмы есть только один путь исцеления - предоставить какое-то исправляющее переживание в холотропном состоянии сознания в виде поддерживающего телесного соприкосновения.

Но для того, чтобы подобный подход оказался действенным, индивид должен возвратиться далеко назад, на младенческую стадию развития, иначе исправляющее воздействие не достигнет того уровня развития, на котором произошла травма. В зависимости от обстоятельств и предварительного соглашения, такая телесная поддержка может различаться от простого держания за руку или прикосновения ко лбу до полного телесного соприкосновения.

Использование подпитывающего телесного соприкосновения - очень действенный способ исцеления ранних эмоциональных травм. Тем не менее, при нём требуется строгое следование этическим правилам. Перед сеансом объясняется дышащим обоснование этого метода с целью их поддержки и одобрения на его использование. Ни при каких обстоятельствах этот подход не может быть применён на практике без предварительного согласия, и не допустимо никакое давление ради того, чтобы добиться подобного разрешения.

Для многих людей, переживших сексуальное насилие, телесное соприкосновение - вопрос очень чувствительный и острый. Ведь очень часто именно те, кто нуждается в нём больше всего, испытывают наибольшее к нему отвращение. Иногда может пройти много времени, прежде чем у человека появится достаточное количество доверия по отношению к помощникам и к группе, и он окажется способен принять этот метод и получить от него пользу.

Поддерживающее телесное соприкосновение должно использоваться исключительно ради удовлетворения потребностей дышащего, а не нужд сиделок или помощников.

Распознать, когда же дышащий возвращается на ранние стадии младенчества, обычно очень легко. При настоящей глубокой возрастной регрессии все морщины на его лице исчезают, и индивид на самом деле может выглядеть и вести себя как младенец. Что заключается в разнообразных младенческих позах и жестах, а так же в повышенном слюноотделении и сосательных движениях. В иных случаях уместность применения телесного соприкосновения с очевидностью вытекает из хода переживания, к примеру, когда дышащий, только что завершив повторное проживание биологического рождения, выглядит покинутым и одиноким.

Ход холотропных сеансов. Природа и протекание холотропных сеансов значительно отличается от лица к лицу, а у того же самого лица и от сеанса к сеансу. Некоторые индивиды остаются спокойными и почти полностью неподвижными. У них могут происходить очень глубокие переживания, и всё же у внешнего наблюдателя может складываться впечатление, что ничего подобного не происходит, и что они вообще спят.

Другие же двигаются и проявляют выразительную двигательную активность. Они испытывают сильную дрожь и совершают сложные извивающиеся движения, крутятся и вертятся, принимают положения плода, ведут себя как младенцы, борющиеся в родовом канале, или же выглядят и поступают как новорожденные. Также обычны ползающие, плавательные, копательные или карабкающиеся движения.

Иногда движения и жесты могут быть необычайно утончёнными, сложными, совершенно конкретными и узнаваемыми. Они могут уподобляться странным движениям животных, изображая повадки змей, птиц или хищных кошачьих и быть связаны с соответствующими звуками. Иногда дышащие непроизвольно выполняют различные йогические позы и жесты (асаны и мудры), с которыми они не были знакомы интеллектуально. Временами автоматические движения и звуки напоминают обрядовые или театральные представления из разных культур: шаманские камлания, яванские танцы, балийское обезьянье пение, японский театр Кабуки, либо разговоры на разных языках, напоминающие явление пятидесятницы.

Качества эмоций наблюдающихся на холотропных семинарах покрывают очень широкий спектр. На одной стороне спектра можно столкнуться с чувствами необычайного благополучия, глубокого покоя, безмятежности, отрешенности, блаженства, космического единения или исступлённого восторга. А с другой стороны того же самого спектра - с приступами неописуемого ужаса, всепоглощающей вины, убийственной враждебности, с ощущением вечного проклятия.

Необычайная сила подобных чувств может превосходить всё, что можно пережить или даже представить себе в повседневном состоянии сознания. Эти крайние эмоциональные состояния обычно связаны с переживаниями, которые по природе своей являются околородовыми или надличностными.

В средней части спектра переживаний, наблюдаемых на сеансах холотропного дыхания, представлены менее необычные качества эмоций, которые ближе к тем, что мы знаем из нашего повседневного существования: приступы страха, тревоги, тоски, безнадёжности, чувства неудачи, униженности, стыда, вины или отвращения. Они, как правило, связаны с биографическими воспоминаниями, и их источником выступают травматические воспоминания младенчества, детства и последующих периодов жизни. Их благоприятной противоположностью являются чувства счастья, эмоциональной наполненности, радости, сексуального удовлетворения и общего возрастания жизненных сил.

Как ранее уже упоминалось, в некоторых случаях учащённое дыхание не вызывает никаких физических напряжений или тяжелых эмоций, а непосредственно ведёт к всёвозрастающему расслаблению, ощущению расширения и благополучия, и световым видениям. Дышащий может ощущать, как его переполняют чувства любви и переживания мистической связи с другими людьми, с природой, целым космосом и с Богом. Но чаще эти благоприятные эмоциональные состояния возникают в конце холотропных сеансов, после того как уже схлынули бурные и требующие напряжения сил части переживания.

Обычное следствие сеанса холотропного дыхания - глубокое эмоциональное освобождение и физическое расслабление. После успешного и хорошо воспринятого сеанса многие люди говорят, что чувствуют себя более раскрепощёнными, чем когда-либо в жизни. Таким образом, продолжительное ускоренное дыхание представляет собой чрезвычайно мощный и действенный метод уменьшения напряжения, ведущий к эмоциональному и психосоматическому исцелению. Другим частым следствием подобной работы является установление связи с измерениями чудесного, присутствующими в своей собственной психике и в существующем вообще. Именно такое понимание можно найти в духовной литературе многих эпох и культур.

Целительные возможности дыхания особенно выделяются в кундалини-йоге. В ней случаи учащённого дыхания используется в течение медитативной практики (бхастрика) или происходят непроизвольно как часть эмоциональных и физических проявлений, известных как крийя. Что согласуется с моей собственной точкой зрения, что подобные происходящие с психиатрическими пациентами непроизвольные случаи, о которых говорится как о синдроме гипервентиляции, являются попытками самоисцеления. Они должны поощряться и поддерживаться, нежели просто подавляться, как это в лечебной практике повсеместно заведено.

Сеансы холотропного дыхания различаются по своей длительности от индивида к индивиду, а у того же самого индивида и от сеанса к сеансу. Для наилучшего приятия переживания существенно, чтобы помощники и сиделки оставались при дышащем, пока он испытывает необычные переживания. А на заключительной стадии сеанса соответствующая телесная работа может значительно облегчить эмоциональное и физическое расслабление. Тесное общение с природой также может оказать необычайно успокаивающее и закрепляющее воздействие и способствовать приятию сеанса. Особенно действенным в этой связи может оказаться пребывание в воде, например, в тёплой ванне, либо плавание в бассейне, озере или океане.

Рисование мандалы и группы сопереживания.  Когда сеанс завершается и дышащий возвращается в обычное состояние сознания, сиделка сопровождает его в комнату мандалы. В комнате этой должны быть различные виды художественных принадлежностей, такие как фломастеры, пастель, акварель и большие альбомы для рисования. На листах этих альбомов карандашом следует нарисовать круги размером с суповую тарелку. Дышащих просят сесть, задуматься над собственным переживанием и найти способ выразить то, что происходило с ними во время сеанса.

По рисованию мандалы нет конкретных руководств. Некоторые люди просто воспроизводят сочетания цветов, другие же создают геометричные мандалы, образные рисунки или картинки. Последние могут изображать видение, случившееся во время сеанса, либо рисованное путешествие с несколькими отдельными эпизодами. Иногда дышащий решает запечатлеть один сеанс в нескольких мандалах, отражающих отдельные стороны или стадии сеанса. В более редких случаях у дышащего не возникает никакого представления насчёт того, что же он собирается нарисовать, и он создаёт какой-нибудь автоматический рисунок.

Мандала может и не воспроизводить непосредственно предшествующий сеанс, а, наоборот - предвосхищать сеанс последующий, сто согласуется с представлением К.Г. Юнга о том, что творения психики не могут полностью объясняться из предшествующих исторических событий. Во многих случаях они обращены не только к прошлому, но и к будущему. Стало быть, некоторые мандалы отражают то движение в психике, которое Юнг называл процессом индивидуации, и вскрывают его предстоящую стадию. Возможной альтернативой рисованию мандалы может быть лепка из глины.

В тот же день некоторое время спустя дышащие приносят свои мандалы на сеанс сопереживания, в ходе которого они рассказывают о своих переживаниях. Стратегия помощников, руководящих группой, в то время, когда дышащие делятся переживаниями состоит в том, чтобы вдохновить их на максимальную открытость и честность. Готовность участников открыть содержание своих сеансов, включая различные интимные подробности, приводит к сплочённости и развитию доверия в группе. Что углубляет, усиливает и ускоряет ход излечения.

В противоположность практике большинства терапевтических школ помощники воздерживаются от того, чтобы истолковывать переживания участников. Причина этого - в отсутствии согласия между существующими школами относительно деятельности психики. Основная причина для воздержания от истолкований состоит в том, что психологические содержания имеют множество причин и связаны по смыслу с несколькими уровнями психики. И выдвижение какого-либо предположительно определяющего объяснения и толкования несёт в себе опасность остановки и застывания происходящего и создания препятствия на пути постепенного излечения.

Более продуктивный путь заключается в задавании вопросов, что помогали бы выявить дополнительные сведения для самого пациента, который, ввиду того, что всё это пережил именно он, является наилучшим экспертом насчёт всего, что связано с его собственными переживаниями.

Терапевтические возможности холотропного дыхания. Терапевтические последствия холотропного дыхания являются зачастую столь яркими и настолько содержательно связанными с конкретными переживаниями, происходящими во время сеансов, что не возникает никакого сомнения в том, что холотропное дыхание - вполне жизнеспособный способ лечения и самоосвоения.

На протяжении многих лет Кристина и Станислав Гроф сталкивались с тем, что участники семинаров и курсов переподготовки становились способными справиться с депрессией, длившейся до этого несколько лет, преодолеть различные фобии, освободиться от всепоглощающих иррациональных чувств и коренным образом улучшить и самооценку, и доверие к себе.

Они также оказывались свидетелями множества случаев исчезновения психосоматических болей, включая мигрени, и долговременного и резкого улучшения при случаях заболеваний психогенной астмой, или даже её полного излечения. И во многих случаях участники семинаров или курсов переподготовки, сравнивая подобные улучшения, происходящие всего лишь за несколько холотропных сеансов, говорят о том, что они превосходят результаты многих лет словесной терапии.

Перемены, наблюдающиеся при холотропной терапии, не ограничиваются только теми состояниями, что традиционно рассматриваются как эмоциональные или психосоматические. Во многих случаях холотропные сеансы приводят к поразительному улучшению и тех физических недугов, которые в руководствах по медицине описываются как органические заболевания.

Среди них и избавление от хронических инфекционных заболеваний (синуситов, фарингитов, бронхитов и циститов) после биоэнергетического разблокирования нормального кровообращения в соответствующих зонах. А укрепление костей у женщины, страдающей остеопорозом, произошедшее в ходе холотропного семинара, на сегодняшний день, по свидетельствам Станислава Грофа,  остаётся необъяснимым.

В нескольких случаях холотропное дыхание привело к поразительному улучшению артритов. Во всех этих случаях решающей причиной, приводящей к исцелению, по всей видимости, являлось высвобождение избыточной биоэнергии, закупоренной в пораженных частях тела, за которым следовало расширение сосудов. Самым удивительным наблюдением такого рода было впечатляющее исчезновение симптомов артерита Такаясу - болезни с неизвестной этиологией, характеризующейся нарастающей закупоркой артерий в верхней части тела. Это состояние обычно рассматривается как прогрессирующее, не поддающееся лечению, и неизбежно приводящее к летальному исходу.

Задействованные в холотропном дыхании физиологические механизмы. Ввиду мощного воздействия холотропного дыхания на сознание, ваажно рассмотреть те физиологические и биохимические механизмы, которые могли бы в этом участвовать. Многие люди полагают, что когда мы начинаем чаще дышать, то мы просто доставляем больше кислорода к телу и головному мозгу. Но на самом деле положение оказывается гораздо более сложным. Правда, учащенное дыхание приносит больше воздуха, а, стало быть, и кислорода в лёгкие, а также выводит углекислый газ (СО2), вызывая сужение сосудов в некоторых частях тела.

И поскольку СО2 - это оксид, то уменьшение его содержания в крови повышает щелочную реакцию крови (так называемое рН), а в щелочной среде тканям переносится относительно меньшее количество кислорода. Это запускает гомеостатические механизмы, которые действуют в противоположном направлении: почки выделяют мочу, с большим содержанием щёлочи, чтобы уравновесить подобные изменения.

Головной мозг - одна из областей тела, которая склонна откликаться на учащенное дыхание сужением сосудов. Поскольку степень изменения содержания газа зависит не только от частоты дыхания, но и от его глубины, положение оказывается очень сложным, так что легко в каком-либо индивидуальном случае дать оценку состоянию в целом без проведения многосторонних конкретных лабораторных исследований.

Тем не менее, если принять во внимание все вышеперечисленные физиологические механизмы, то состояние людей во время холотропного дыхания окажется очень похожим на состояние людей, находящихся в высокогорье, где кислорода меньше и уровень СО2 понижен за счёт учащённого дыхания. Кора головного мозга, с эволюционной точки зрения являющаяся самой молодой частью мозга, в целом более чувствительна к разнообразным влияниям (таким как алкоголь и недостаток кислорода), чем более старые части головного мозга. Таким образом, подобное положение вызывает торможение функций коры головного мозга и усиливает действие более древних частей мозга, делая более доступными движения бессознательного.

Интересно, что многие индивиды, и даже целые народы, проживавшие на больших высотах, были известны своей высокой духовностью. Вспомним в этой связи о гималайских йогах, о тибетских буддистах, о перуанских инках. И есть искушение приписать это тому обстоятельству, что в атмосфере с пониженным содержанием кислорода для них были более лёгкодоступными надличностные переживания.

Однако продолжительное пребывание на больших высотах ведёт к физиологической адаптации, например, к повышенному вырабатыванию красных кровяных телец. И поэтому обостренное состояние во время холотропного дыхания непосредственно не может быть приравнено к продолжительному пребыванию в высокогорье.

В любом случае, от описания физиологических изменений в головном мозге до необычайно богатого набора феноменов, вызываемых холотропным дыханием, таких как достигаемое в переживании достоверное отождествление с животными, архетипические видения или воспоминания прошлой жизни, расстояние слишком большое. Подобное положение похоже на трудности, возникающие в вопросе о психологических воздействиях ЛСД. И то обстоятельство, что оба эти метода могут вызывать надличностные переживания, в которых доступ к новым достоверным сведениям о вселенной осуществляется сверхчувственными средствами, показывает, что содержания эти не хранятся в головном мозге.

Олдос Хаксли, пережив опыт холотропных состояний, пришёл к заключению, что наш мозг просто не может быть источником этих переживаний. Он выдвинул предположение, что по действию он больше похож на преобразующую заслонку, защищающую нас от неизмеримо более широкого набора космических сигналов. Такие понятия как «память без материальной основы» (von Foerster 1965), «морфогенетические поля» Шелдрейка (Sheldrake 1981) и понятие «пси-поля» Ласло (Laszlo 1993) служат существенной поддержкой идее Хаксли и делают её всё более и более приемлемой.

Планомерная работа с холотропными состояниями совместима и может сочетаться с широким спектром других глубинных терапий, таких как практика гештальт-терапии, различные виды телесной работы, выразительное рисование и танцы, психодрама Джекоба Морено, игра в песочнице Доры Кальф, восстановление душевного равновесия посредством движения глаз и повторной переработки и многих других.

В сочетании с физическими упражнениями, медитацией и медитативным движением, такими как бег трусцой, плавание, хатха-йога, випашьяна, тай-ци цзюань, ци-гун, она может стать очень действенным терапевтическим комплексом, который со временем может привести не только к эмоциональному и психосоматическому исцелению, но также и к постоянным благоприятным переменам в личности.

наверх