Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Основные идеи

Человек в этом мире не один, как ему может представляться, он совсем не похож на необитаемый остров в океане. Каждый человек вплетён во множество различных связей. Он приходит в этот мир посредством людей, которых называет своими родителями - папой и мамой. Проходит время… Человек развивается, взрослеет, находит свою пару и спустя определённый отрезок времени он становиться и сам тем, через кого в этот мир приходит новая жизнь, и затем способствует её становлению.

Семья является для человека первой и главной школой межличностных отношений, накладывающей отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Все мы несем в себе послания своей семьи, свои семейные сценарии. Внутренний Образ наших семейных систем, запечатленный на глубоком бессознательном уровне, является, по сути, нашим базовым языком. Языком, которым мы продолжаем пользоваться и в создаваемых новых семьях, новых отношениях.

На глубоком бессознательном уровне все мы некоторым образом "вплетены" в свою родительскую семью, как в некое "роковое сообщество". Такую метафору по отношению к переплетениям в семье использует Берт Хеллингер. В этом "сообществе" действуют Силы, которые возникают из наших отношений с родителями, братьями и сестрами, дядями и тётями, бабушками и дедушками,…….. мужьями и жёнами.

Индивидуальная терапия, проводимая без учета того, что человек является частью системы семьи и рода, может оказываться неэффективной или приводить к нежелательным результатам, нарушая сложившийся семейный баланс. Системный семейный подход по сравнению с индивидуальной терапией обладает рядом особенностей, которые привносят с собой новый взгляд и новые, более широкие возможности, не приуменьшая при этом полезности последней. Системная семейная терапия Б.Хеллингера является без преувеличения уникальным по своей эффективности и результативности методом, позволяющим за короткий отрезок времени проделать работу, которая может заменить несколько лет психоанализа.

Если в индивидуальном подходе терапевту приходится прикладывать много усилий для актуализации межличностной проблематики, простраивать сложную систему переносов, изощряться в метафорах, годами повышая креативность своего клиента, то в системном подходе фокус терапевтических усилий смещается в сторону "…осознания того, что за любым поведением, даже за тем, которое кажется нам очень странным, стоит любовь. Скрытой действующей силой всех симптомов тоже является любовь".

Следовательно, очень важно, чтобы во время психотерапевтической сессии была найдена та точка, где сосредоточена вся сила любви человека, так как здесь находится и корень его личной или семейной проблемы, и ключ к разрешению этих трудностей. Расстановочная терапия может проводиться и в рамках краткосрочных и длительных программ, что может служить прекрасным дополнением к индивидуальной терапии одного из членов семьи. Семейные расстановки могут проводиться также и с семейными парами. Личностные изменения в таком случае носят более глубокий и экологичный характер.

К заслугам Берта Хеллингера можно отнести выведение или формулировку им неких законов или закономерностей организующих процессы внутри семьи. Эти законы Берт Хеллингер назвал "базовыми порядками". В результате нарушения этих базовых порядков возникают и проблемы в отношениях между членами семьи. В силу отсутствия этого "системного порядка", человек также неосознанно втягивается в динамику системных переплетений и очень часто ценой своего счастья, здоровья или даже ценой собственной жизни, компенсирует вину, утрату или другое "несчастье" родителей и других членов своей семьи в нескольких поколениях.

Это может выражаться в виде снижения жизненного тонуса, депрессии или же в желании преждевременной смерти, если например, существует связь с трагически погибшими или рано умершими членами семьи (например: абортированными братьями и сестрами). Это может также проявляться в виде глубокой вытесненной печали или грусти, связанной с тем, что кто-то из значимых для человека людей не был оплакан.

Это могут быть также и другие чувства, которые не имеют видимой причины и которые, зачастую человеку не подвластны. В этих случаях человек может чувствовать, что им движет (или руководит его действиями) какая-то другая, не подвластная ему "сила", иногда, это может даже граничить с сумасшествием. В подобных случаях речь может идти об "идентификациях", "паринтификациях", "перенятых" чувствах и других формах переплетений с судьбами членов семейной системы.

Еще одно важное наблюдение, лежащее в основе данного метода, состоящее в том, что любовь может существовать и действовать только в тех границах, в которых она поддерживает Жизнь. Основным свойством Жизни является течение, движение (т.е.- Жизнь про-те-ка-ет). Заслуга Берта Хеллингера состоит также и в том, что он заметил порядок, поддерживающий это. Любовь - это тоже течение, течение отношений между людьми, и она может существовать только в границах порядка который поддерживает Жизнь. Нарушение порядка Жизни (а значит и порядков в контексте семьи) ведет к уменьшению Любви.

Для того, чтобы это было белее понятным, можно привести в качестве метафоры короткую и яркую формулировку о порядках и любви (Марианна Франке-Грикш):

  • ПОРЯДОК и ЛЮБОВЬ - действуют вместе
  • ПОРЯДОК - это сосуд
  • ЛЮБОВЬ - это вода
  • Если разбить ПОРЯДОК, ЛЮБОВЬ тоже утечёт"

Расстановка неким образом отражает и показывает тот порядок, который существует в семьях, те переплетения, которые в ней присутствуют. Другими словами, она делает видимым невидимое и позволяет быстро найти нужный Образ-решение по восстановлению естественного потока Жизни и Любви. Она позволяет найти человеку свое место в собственной или родительской семье, восполнить "перекосы" и пробелы в её структуре, выйти из "роковых" переплетений, найдя для всех членов семьи "хорошее" место, "отпустив" или приняв с любовью кого-то из её членов.

Новым в методе Хеллингера было его доверие опыту заместителей. Отказавшись от того, чтобы заранее давать заместителям какую-либо информацию о семье или исполняемой роли, он заметил, что они,  тем не менее, чувствуют и выражают вещи, которые им не могли быть заранее известны, и которые действительно имеют отношение к тому человеку, для кого делается расстановка.

Экспериментируя с фразами-разрешениями, Хеллингер проверял и расширял обнаруженное им представление о том, что в системе «живут» перенятые чувства - вытесненные, не до конца пережитые, заблокированные или запрещенные обществом чувства, которые испытывали наши предки. Эти чувства хранятся в семейной системе как в «банке информации» и позднее могут проявляться у детей, внуков, а иногда и правнуков. Человек не осознает природы этих чувств, считая их «своими».

Так родилось представление о знающем или «информирующем» (Ульсамер), «разумном» (Мар) поле, которое содержит в себе информацию обо всех членах семьи, их переживаниях, их «энергиях». Данное явление было неоднократно описано, но суть его неясна и для многих по сей день остается вопросом веры. Мы можем видеть (как это проявляют заместители) как работает «знающее поле», но мы пока не можем объяснить, как  именно оно функционирует и его природу. В терминологии, сложившейся вокруг метода принято говорить об «энергии» поля, в частности, нередко мы слышим, что «младший член семейной системы является носителем той же энергии, что и его предок».

В данном случае слово «энергия» как термин тоже не вполне точно передает вкладываемый в него смысл, однако, оно уже принято сообществом, за неимением лучшего. Кроме того, метод не предполагает необходимости детального анализа и понимания происходящего, являясь во многом глубинно интуитивным.  Говоря словами самого Берта Хеллингера: «Самое правильное отношение к тайне - предстать перед ней с молчанием и уважением. Если сохраняется эта позиция уважения, из неизведанного проявляется нечто.

Многие слова и возможности разрешения, которые приходят в мое сознание в течение расстановки, приходят как дар, в то время как я остаюсь стоять на границе непознанного. Если сохраняется собранное и спокойное состояние, нечто несущее помощь выходит на свет из темноты. Это может быть разрешающая  картина или возможно просто понимание следующего шага, который нужно сделать.

Я начинаю семейную расстановку без какого-либо знания того, куда она может привести. Я делаю первый шаг и когда я подхожу к границе, я жду, без какого-либо знания, какое действие предпринять, и затем, неожиданно,  из этого уважительного ожидания на границе приходит импульс, как действовать дальше. Часто то, что приходит, так неожиданно, что тревожит вас, или это даже может показаться опасным. Если вы останавливаетесь  при этом и начинаете рассуждать, может ли быть приемлемым это или что-то другое - то этот импульс моментально отступает, и вы остаетесь в бессилии.

Таким образом, здесь есть определенная задача - что-то нужно делать с тем фактом, что происходящее не может быть объяснено терапевтом. Из подавления этого желания все знать и из готовности стоять перед лицом тайны, также как и из силы, которую все это дает, рождается смелость, и есть шанс найти тот путь, который принесет помощь. Этот подход представляет собой противоположность обычному пониманию психотерапии и обучения психотерапии» (Ульсамер).

Системная расстановка по Берту Хеллингеру – «ультракороткий подход к проблемно-ориентированной терапии, при которой пациент расставляет образ своей семьи» (Шлиппе, Швайтцер). Первоначально метод расстановки использовался преимущественно для  выявления семейных переплетений. Под переплетениями понимаются нарушения изначального порядка, на которые и указывают проблема, симптом или болезнь клиента.

Исходя из системной предпосылки, каждый человек, являясь членом системы, несет в себе и информацию о системе в целом, он связан с каждым ее членом отдельно и с нею как совокупностью, а также существует эмоционально-информационный обмен  между ним и каждым членом системы и системой в целом. В системе действует порядок, согласно которому члены семьи, вошедшие в систему раньше, имеют преимущество перед теми, кто вошел в нее позже. Если этот порядок признается и ему следуют, то отношения переживаются как удачные или хорошие. Но как только этот порядок пытаются изменить, возникают те самые нарушения и переплетения.

Например, более младший член семьи, ребенок, видит или чувствует тоску своей матери по ее рано умершему брату. Как уже было сказано, поскольку движущей силой нашего развития является Любовь, то из любви к матери ребенок может взять материнскую боль на себя. В таком случае, будучи взрослым, он может прийти к расстановщику с жалобами на депрессию и тоску, для которых у него не находится реальных причин.

Или же, из любви и самых благих намерений, чтобы любимой матери стало легче и лучше, он может пытаться заменить ей умершего родственника, рискуя в таком случае повторить основные вехи его судьбы вплоть до угрозы смерти в столь же раннем возрасте.  Поэтому на самом начальном своем этапе расстановки занимались «распутыванием» переплетений и «возвращением» в систему забытых, не упоминаемых или вовсе исключенных членов семьи.

Расстановка - групповой вид работы, чаще всего одно или многодневный семинар. Если расстановка фокусируется на прошлом семьи, из которой происходит человек, так называемая родительской, то расставляются родители, братья-сестры и другие предки. Если в проблемном  фокусе нынешняя семья клиента, то расставляют  партнера или партнершу, предыдущего партнера и собственных детей. Расстановка делается чаще всего по запросу и в присутствии только одного из членов семьи, хотя присутствовать может/могло бы любое их количество.

Клиент выбирает заместителей для себя и членов своей семьи, и расставляет их в пространстве. Затем расстановщик получает от заместителей обратную связь о том, как они чувствуют себя на этих местах, после чего переставляет их, восстанавливая нарушенные порядки. В конце, клиент, который наблюдал за расстановкой со стороны, встает на место своего заместителя, чтобы забрать этот новый разрешающий образ семьи себе. Данный вид расстановки называется порядковым.

Главным признаком порядковой расстановки является то, что заместителям в ней не разрешается двигаться самостоятельно. Сегодня, похоже, никто из ведущих международных профессионалов уже не практикует порядковые расстановки в описанном формате, но, конечно, такой способ ведения расстановки может встречаться в отдельных случаях.

Постепенно Берт Хеллингер (как он сам об этом рассказывал) стал замечать, что заместители как будто чувствуют некоторый импульс к движению, еще до того, как расстановщик переставит их на новое место. Тогда в таких случаях заместителю предлагалось двигаться самостоятельно. Этот импульс Берт назвал "движение души", и позднее так стали называть способ ведения расстановок, в котором заместители могут двигаться по разрешению расстановщика. Заместители в этом случае движением показывают существующие в системе динамики, которые в порядковых расстановках можно было понять только со слов.

Заместителей стали ставить меньше - не всех членов системы, а только тех, кто имеет отношение к заявленной теме или проявляющимся в процессе расстановки динамикам. В некоторых случаях заместители самостоятельно находили расположение в пространстве, которое приводило к разрешению. Часто это решение соответствует порядкам, но не всегда - это значит, что при таком способе ведения расстановки решения точнее отражают системные динамики (вместо представлений расстановщика о "правильном порядке"). Этот способ ведения расстановок, наверное, самый популярный, его практикуют многие специалисты за рубежом и в России.

В дальнейшем развитии работы Берта заместителям была дана еще большая свобода. Позволялось двигаться всем заместителям одновременно - и они сами сначала отражали текущие динамики, а потом, если это возможно, приходили к завершающей картинке. Заместители как будто были ведомы из единого источника, и Берт назвал эти расстановки "движения духа". Заместителей стало еще меньше, часто расстановка начиналась с одного или двух участников, иногда сам клиент сразу же присутствовал в расстановке.

Интервенции расстановщика сводились к минимуму или в некоторых случаях вообще, казалось бы, отсутствовали - расстановщик никак не управлял заместителями, не переставлял их, не приглашал говорить о своем состоянии. Бертольд Ульсамер пишет, что главная "интервенция" в таких расстановках заключается в том, что расстановщик присутствует при происходящем и "позволяет вещам случаться" (а "случаться", т.е. проявляться, могут очень тяжелые динамики, и ведущий полностью в них вовлечен.

Его присутствие как бы олицетворяет сам факт того, что с системой проводится работа, что есть воля к тому, чтобы увидеть происходящее и, если возможно, найти разрешение. При внешней незаметности такая работа внутренне довольно непростая, и требует от расстановщика хорошей квалификации и личной зрелости. С "движениями духа" работают многие ведущие международные расстановщики и некоторые специалисты в России.

Постепенно Берт все больше доверял тому, что стоит за системой ("духу") и минимизировал внешние интервенции расстановщика и количество заместителей. Иногда ставился один заместитель или просто сам клиент, иногда два-три, и очень часто они не назначались на определенную роль члена семьи клиента. Например, ставился клиент и еще один заместитель, и им предоставлялась полная свобода движений без внешних интервенций расстановщика. Расстановка часто прерывалась до того, как заместители сами могли бы занять некоторое финальное положение.

Таким образом "незавершенная" энергия могла быть воспринята клиентом и он продолжал нести и проживать ее в себе после расстановки. Такие расстановки были названы словом, которое на английский было переведено как Spirit Mind, что приблизительно означает "дух разума". На русском языке соответствующий термин отсутствует и пока принято говорить "Спирит Майнд". В таких расстановках клиент часто не заявляет свою проблему подробно или обозначает только, кого она касается (матери, партнера), не объясняя суть. Этот способ расстановок практикуется некоторыми иностранными и совсем немногими российскими специалистами.

Между расстановками  "движения души", "движения духа" и "Спирит Майнд" нет четкой границы, они отличаются большей или меньшей свободой заместителей и соответственно степенью внешнего вмешательства расстановщика. Иногда в одной расстановке применяются все три разновидности - она может начаться как "Спирит Майнд", но затем расстановщик увеличивает свои интервенции (например, добавив заместителей) и переходит к "движениям духа" или ограничивает свободное движение замов, переходя к "движениям души". Манера ведения конкретной расстановки зависит от энергии системы, предпочтений расстановщика и его внутренней готовности "отпустить" происходящее в данной расстановке.

В апреле 2008 года, Берт Хеллингер показал новый вид расстановок, которые он назвал "многоуровневыми" (multidimentional). Он даже перестал использовать слово "расстановки", чаще говоря "многоуровневый подход". В многоуровневом подходе  при минимальном обозначении клиентом своей темы (или вовсе без обозначения) на расстановочное пространство выводятся (но не расставляются) от 15 и более заместителей и всем им предоставляется возможность свободно двигаться без внешнего вмешательства расстановщика.

Этот способ ведения расстановки очень непрост для заместителей, т.к. они оказываются, вовлечены в очень мощные динамики, испытывая сильные чувства, вплоть до катарсиса. По-видимому, это непросто и для расстановщика, но здесь нет достаточного опыта, т.к. кроме Берта Хеллингера этот способ работы пока никем не практикуется».

Современное состояние системных семейных расстановок по Берту Хеллингеру:

На сегодняшний день Берт Хеллингер вполне активен, ведет собственный расстановочный лагерь в городе Пихль (Австрия). Ученики «Школы Хеллингера» первой волны: Вебер, Хаузнер, Ульсамер и многие другие также продолжают развивать и разрабатывать расстановочное движение.

В России сегодня существует два института, где обучают методу системных семейных расстановок: Институт Консультирования и Системных Решений (руководитель Бурняшев М.Г.) и Институт Интегративной Семейной Терапии (руководитель Бебчук М.В.). Это не считая где-то пяти учебных программ разных ВУЗов, где с расстановками как методом просто знакомят. Системные семейные расстановки как модальность представлены в списке модальностей Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиги, что означает пусть и не официальное, но некоторое профессиональное признание метода в нашей стране.

Говоря о «горизонтальном» развитии расстановок, надо обратить внимание на такое явление, как перенос расстановок в контекст иной помогающей практики, не всегда психотерапевтической (дервиши, шаманы, последователи Ошо и прочее).

Расстановки довольно сильно «продвинулись» с точки зрения того, что именно разрешено расставлять. Если в «классических» расстановках (под которыми нами понимаются расстановки ни с чем не смешанные и никуда не интегрированные, считающие себя расстановками) расставлялись заместители членов семьи, позже появилась традиция замещения симптомов, болезней; порой можно было видеть замещение субличностей клиента, каких то свойств его характера («моя нерешительность»), то теперь этот список значительно разросся вплоть до стран, городов, исторических событий (война в Афганистане или Вторая Чеченская), организаций («моя фирма», Служба Спасения), знаков Зодиака и много чего еще.

С точки зрения выбора «материала» для расстановок: расстановка «из людей», где заместители – члены терапевтической группы, с добавлением предметов, которые тоже что-то или кого-то замещают, с использованием фигурок, просто листов бумаги с именами членов семьи и даже…в воображении.

наверх