Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Музыкотерапия

Основные идеи (история и теория)

С исторической точки зрения музыкотерапия в современном понимании восходит к существующим уже более ста лет рецептивным формам (не вклю­чающим в себя музыкальную импровизацию) и уже с давних пор известна нам как эффективная терапевтическая техника. Гармонизирующее действие музы­ки, спокойствие ее устойчивых и уравновешенных сил еще много лет назад применялось целителями в качестве терапевтического средства.

В развитии системы методов музыкотерапии нельзя не отметить заслуги Кристофа Швабе, который, начиная с 60-х годов, вел в восточной Германии работу по созданию музыкотерапевтических моделей, которые могли бы эф­фективно выполнять ряд специфических терапевтических задач (Schwabe, 1978). При этом необходимо подразделить музыкотерапевтические методы на актив­ные и рецептивные, выделить индивидуальные и групповые формы музыкоте­рапии, каждой из которых соответствуют определенные приемы. Самой извес­тной рецептивной методикой, включенной в эту единую теоретическую систе­му, стала в психотерапевтической практике регулятивная музыкотерапия (Schwabe, 1978).

Согласно казуальному принципу многогранность процесса музыкотерапии можно рассматривать как систему:

«Музыкотерапия проистекает как процесс совершения действий, который происходит согласно определенным, присущим ему зако­номерностям, направлен на реализацию целей действия; он осуще­ствляется согласно принципам действия и применяет для этого оп­ределенные средства действия» (Schwabe, 1995). Помимо методов, включенных в систему Швабе, можно выделить относя­щуюся к рецептивным методам функциональную музыкотерапию, которая применяется, прежде всего, в медицине, в частности в болетерапии и анестезии (Spintge und Droh, 1992).

В США Хелен Бонни была разработана рецептивная методика Guides Imagery And Musik (GIM), включавшая в фантазийное путешествие музыку как проективное средство. Эта методика получила международное распростране­ние и дальнейшее развитие (Bonny, 1980; Goldberg, 1991; Summer, 1988). Как рецептивная психотерапия посредством музыки GIM работает с техниками «сна наяву» и способствует возникновению измененных состояний сознания, нахо­дящихся тесной связи с кататимным переживанием образа (Leuner, 1969).

В последние годы в Германии все большее внимание привлекает к себе понятие звукотерапии, охватывающее различные спиритуальные направления музыкотерапии, возобновляющие существовавшие за пределами Европы тра­диции введения пациента в состояние транса (DGMT, тематическая тетрадь «Звук и транс», 1993). Немецкое общество музыкотерапии (Die Deutsche Gesellschaft fuer Musiktherapie, DGMT), являющееся на данный момент в Германии самым мно­гочисленным объединением по интересам для терапевтов, специализирующихся в области музыкотерапии, дает следующее определение:

«Музыкотерапия - это целенаправленное применение музыки или музыкальных элементов для достижения терапевтических целей, а именно, восстановления, поддержания и содействия психическому и физическому здоровью. С помощью музыкотерапии пациент дол­жен приобрести возможность лучше понимать себя и окружающий мир, свободней и эффективней в нем функционировать, а также достичь большей психической и физической стабильности. Для ре­ализации всего этого квалифицированный музыкотерапевт решает терапевтические задачи, которые были выработаны им совместно с командой терапевтов или лечащим врачом, обязательно при участии пациента». (DGMT, 1991).

Абстрактная формулировка понятия музыкотерапии требует субъективного принятия соответственной научной точки зрения и не может быть окончательно утверждена из-за разнообразия трактовок и неточности термина. Но это не ме­шает выделению в ней отдельных направлений, что, по-видимому (учитывая пси­хоаналитическую обоснованность метода), и случится в скором времени.

Широкий спектр возможностей практического применения музыкотерапии позволяет реализовывать здесь все многообразие теорий, в том числе теории психоаналитического, гуманистического, бихевиорального, коммуникативно­го направлений. Музыкотерапия выступает как модификация аналитической психоте­рапии, которая возникла в связи с разработками, производимыми какими-либо институтами или учреждениям и, например клиникой психосоматической меди­цины и психотерапии в Дюссельдорфе.

Данный метод лечения берет свое начало от психоаналитической музыкотерапии Мэри Пристлис (Mary Priestleys, 1975, 1983) и Йоханнеса Эшенса (Johannes Eschens, 1983, 1983), а также музыкального анализа новой музыки. В силу своей все возрастающей профессионализации психоаналитически обоснованная музыкотерапия (Langenberg, 1988), осуществ­лявшаяся в рамках общего плана лечения (Heigl-Evers u. a., 1986), в условиях клиники смогла приобрести статус самостоятельного метода психотерапии.

Практика   наверх

Специфика активной музыкотерапии заключается в функционировании связи между пациентом и терапевтом. Контакт происходит в пространстве со­вместной музыкальной импровизации и в ходе разговора, имеющего место как до, так и после импровизации. При этом происходит постижение, озвучивание опыта, результатов, проявившихся в ее процессе и внезапного возникновения тех или иных интрапсихических и межличностных феноменов.

В триаде контакт - зарождение - реализация протекает процесс лечения, где интерактивное развертывание импровизации понимается как реализация сценария. Главное правило сотрудничества в условиях музыкотерапии гласит: «Мы играем то, что придёт нам в голову, полагаясь на то, что идет изнутри, даже если это кажется нам абсурдным или бесполезным!».

Вышеизложенное является модификацией основного аналитического правила, позволяющей реализовывать определенные возможности с помощью музыки. В результате, посредством метода свободной импровизации, возникает совместный музыкальный продукт, имеющий терапевтический эффект. В про­цессе возникновения таких произведений и вербализации полученных опытов участники процесса реализуют свои лечебные задачи.

В обстановке, в которой проходит терапевтическое лечение, можно выде­лить несколько составляющих, в том числе помещение, где находится главный терапевтический инструмент - пианино терапевта, которое отчасти освобож­дено откорпуса, так что звуки можно извлекать и не нажимая на клавиши - прямо изнутри. Кроме того, в распоряжении имеется довольно впечатляющий инструментарий, как бы приглашающий им воспользоваться, прикоснуться к нему и открыть для себя мир музыки (второе пианино, скрипка, виолончель, псалтырь, перкуссионные инструменты, хроматические ксилофоны, металло­фоны, различные нехарактерные для Европы инструменты, флейты и т. п.).

Му­зыкальная подготовка не требуется, но необходима готовность давать выход своиммузыкальным импульсам, сохранять интерес к тому, что звучит, пола­гаться нa то, что приходит в голову, уметь ненадолго превратиться в ребенка. Реальный процесс взаимодействия и образования взаимосвязей стимули­рует возникновение эмоций, фантазий и образов, представляющих собой проявления инсценировки субъективно переживаемого интернализированного межличностного опыта отношений и конфликтов, имевших место на ранних фазах развития.

В связи с переносом терапевтической ситуации, благодаря воз­можности осмысленно воспринимать прямой резонанс посредством звуков и совместной игры, происходит возникновение определенного личного качества. Появляется своего рода пространство, в котором можно услышать свои нео­сознаваемые фантазии и обрести психодинамическое понимание специфичес­кой ситуации взаимодействия.

Установка, при которой эта психоаналитически обоснованная музыкоте­рапия воспринимается как персональный инструмент, служащий целям связи и понимания, была обозначена в ранних работах как функция телесного резо­нанса (Langenberg, 1988). Наряду со способностью резонировать, быть слышимым и ощутимым в процессе взаимодействия, здесь содержится также идея об инструментальных мыслях, таким образом, понятным становится другое качество переноса в музыкотерапии. Образование звуков и связей в музыке происходит одновременно с зарождением у взаимодействующих участников импровизации отчетливо воспринимаемых, слышимых и ощутимых отношений (Langenberg, 1994).

В придающем уверенность пространстве импровиза­ции можно пережить как возникновение определенных привязанностей, так и размолвки. Терапевтический инструмент функции телесного резонанса предполагает наличие как физических, так и психических откликов в процессе лечения, зна­чимость переживаний снов наяву, колебание между первичным и вторичным процессом при импровизации, находящееся в зависимости от внешнего и внутреннего, сейчас-немедленно-завтра, то есть течения времени в музыке, от Я и Ты, материального и идеального.

Специфичность музыкотерапии (помимо того, что она предоставляет про­странство для импровизации и ее обсуждения) заключается в техниках реали­зации процесса импровизации, равным образом как и психотерапевтического процесса. Важную роль в развитии психоаналитически обоснованной психо­терапии сыграл психоаналитический интеракционный метод (Heigl-Evers, 1994). Параллель с ним позволяет провести, в частности, участие в процессе терапии отчасти аутентичного, внимательного и импровизирующего вместе с пациен­том музыкотерапевта.

На пути к теоретической концептуализации и профессионализации, в ходе реальной работы в клинике выделяются все более дифференцированные пока­зания к музыкотерапии, что проявляется прежде всего в спецификации и отгра­ничении от других креативных методов.

Сфера применения музыкотерапии как в активном, так и в рецептивном варианте очень широка. Для того чтобы достичь еще большего соответствия музыкотерапии научным стандартам, требуются эмпирические исследования ее эффективности. В рамках общих планов лечения как одного из методов ле­чения, или, как представлено в казуистике - как самостоятельного метода психотерапии, требуется также введение диагностической фазы в этот метод лечения.

На пробных сеансах музыкотерапевты и пациенты пытаются включиться в совместный процесс игры, причем задачи лечения заключаются в рассмотре­нии и оценке возникших в его процессе продуктов. Эта близкая к искусству разработка терапевтических целей заключается в сочетании музыкальной им­провизации и обсуждения, в обмене внезапно приходящими в голову идеями, образами и чувствами, переживании и приходе к представлению о интрапсихи­ческих и интерперсональных феноменах.

Как метод, основанный на психоанализе, музыкотерапия действенна при психоневрозах; также эффективна она для пациентов с невротической структу­рой характера. Особой сферой применения музыкотерапии является лечение при расстройствах психосоматического характера. В этих случаях посредством музыки активизируется восприятие и дифференцировка эмоциональности. В качестве невербального - нередко единственного доступа к пациенту - музы­котерапия может либо предварять, либо сопровождать дальнейшее  лечение. Основная задача этого доступа заключается в получении возможности завя­зать отношения с пациентом еще в самом начале диалога.

Как показывает опыт, еще с большей точностью осуществляется назначе­ние пробных сеансов терапии, в результате чего позже, в ходе музицирования и эмоционального переживания, проблема становится отчетливо видимой и ощу­щаемой, равно как и принятие метода пациентами. Дальнейшее исследование этих первичных этапов является существенной составляющей психотерапии и, кроме прочего, находится в соответствии с качествен­ной методикой.

Благодаря стремлению к теоретической концептуализации и профессиона­лизации музыкотерапии с 1994 года с целью сотрудничества в сфере качествен­ного исследования начинают завязываться интернациональные контакты. Пос­ле первого международного симпозиума, посвященного качественным иссле­дованиям в сфере музыкотерапии, прошедшего в 1994 году в Дюссельдорфе, и второго симпозиума, состоявшегося в 1996 году в Берлине и Зауене, музыкоте­рапевтическое исследование является предметом дискуссий, его техника сопо­ставляется со стандартами международных психотерапевтических исследова­ний (Wheeler, 1995; Langenberg и. а., 1996).

Статья составлена по материалам книг и электронных изданий:

  1. Базисное руководство по психотерапии. Глава: Музыкотерапия. Автор: Хайгл-Эверс А. и др. >>>

наверх