Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Основные идеи

Теоретические конструкты и основная идея

Техника структурной семейной психотерапии основана на нескольких ключевых теоретических положениях:

  1. Семья как базисная человеческая система
  2. Наличие в рамках семейной системы подсистем
  3. Существование у системы и подсистем границ с определенными характеристиками
  4. Вмешивающееся поведение как фактор, оказывающий влияние на отдельных членов семьи (enmeshed behavior)
  5. Эволюция паттернов трансакции

Семья как базисная человеческая система. С. Минухин называл семью «сложным организмом» (Minuchin, 1983). Приверженец системного подхода, С. Минухин рассматривал семью не как сумму отдельных личностей или группу индивидов, а как единое целое, организм. Так же как амеба состоит из органелл, а человек из органов, семейный организм включает в себя отдельных членов семьи.

В структурной семейной психотерапии, таким образом, «пациентом» является семья, а проблема или симптом считаются отражением состояния здоровья семейного организма в целом. Несмотря на то, что сама семья может идентифицировать одного из своих членов как пациента, психотерапевт - сторонник структурного подхода будет считать его всего лишь носителем симптома. С точки зрения приверженцев данного направления в семейной психотерапии, семья представляет собой организм, а симптом является порождением или следствием интеракционных и структурных проблем, возникших в самой семейной системе.

Подсистемы. Структурная семейная психотерапия фокусируется на социальной организации семейного организма. Семья выполняет свои функции благодаря наличию в ней подсистем.

В живой клетке все ее составные части вносят свой вклад в «общее дело». Однако компоненты клетки функционируют согласованно. Некоторые из них специально предназначены для того, чтобы регулировать деятельность других. Так, ядро клетки управляет работой других клеточных органелл. Такая организации компонентов, предназначенная для выполнения определенной функции в рамках более крупной системы, получила название подсистемы.

В составе семейного организма имеются три ключевые подсистемы (Minuchin, Montalvo, Guerney, Rosman, & Schumer, 1967). Первая из них - супружеская подсистема. Она образуется раньше других и определяет функционирование семьи. Основная функция супружеской подсистемы заключается в обеспечении взаимного удовлетворения потребностей супругов без ущерба для эмоциональной атмосферы, необходимой для роста и развития двух меняющихся индивидов (Terkelsen, 1980).

Супружеская подсистема является компонентом супружеского союза и включает в себя все поведенческие цепочки, развившиеся из чувств «любви и преданности» партнеров друг другу. Эта подсистема не имеет ничего общего с ролями, которые выполняет каждый из партнеров при взаимодействии с другими членами в рамках нуклеарной или расширенной семьи. Иными словами, супружеская подсистема включает в себя только паттерны трансакций, связанные с проявлением внимания друг к другу, но не к детям.

Последние стереотипы взаимодействия являются функцией родительской подсистемы. Родительская подсистема объединяет паттерны взаимодействия, возникшие при воспитании детей. Эта подсистема может состоять из отца и матери, но может включать и только одного из родителей вместе со значимыми другими, которые в той или иной мере участвуют в воспитании детей.

Иногда путают родительскую и супружескую подсистемы, поскольку обе они включают одних и тех же индивидов. Тем не менее, это две совершенно разные подсистемы (или два набора поведенческих паттернов), ведь одна включает взаимодействия типа муж - жена, а другая типа отец - мать. Каждый из нас на любом отрезке жизни выполняет множество ролей, причем все они взаимно влияют друг на друга, а также определяются контекстом взаимодействия, присущего данной группе. С. Минухин и Фишман (Minuchin & Fishman, 1981) предложили термин холон (holon, от греческого holos[целый] с суффиксом onв значении частичности), с помощью которого удобно обозначать пересекающиеся, но, несомненно, разные роли в семье.

В качестве примера таких холонов может выступать случай молодой женщины, которая продолжила обучение в аспирантуре после рождения первого ребенка. Она одновременно является женой для своего мужа, матерью для ребенка, дочерью для родителей, сестрой для своих братьев и сестер, студенткой для преподавателей, преподавателем для студентов и коллегой для других аспирантов. Во всех этих подсистемах, отношениях, или холонах, женщина в нашем примере выполняет разные функции, причем каждой функции соответствуют свои паттерны взаимодействия. Без сомнения, некоторые из этих паттернов пересекаются, но большинство присущи лишь какой-то одной подсистеме.

Родительская или исполнительная подсистема не обязательно должна состоять из отца и матери, как в традиционной модели семьи. Она может сформироваться в результате рождения ребенка вне брака, усыновления ребенка не парой, а одним человеком, развода или смерти родителя. Воспитание ребенка - нелегкая задача даже для двоих, а тем более в неполной семье, поэтому единственный родитель зачастую нуждается в системе дополнительной поддержки.

Такая система поддержки может включать членов расширенной семьи (дедушек и бабушек) или членов сообщества (церковь или агентство социального обслуживания), друга/подругу, а также бывшего супруга. Функции этих «приложений» к подсистеме единственного родителя зависят от его конкретных потребностей и отличаются крайним непостоянством. В таких семьях потребность единственного родителя в помощи по воспитанию детей, в сочетании с напряжением вследствие необходимости делить родительские функции с временными членами родительской подсистемы часто служат источником проблем.

Сами дети являются членами подсистемы сиблингов. Основная функция этой подсистемы - научиться общению со сверстниками, в том числе с учетом их авторитета. Это своего рода лаборатория, где ребенок имеет возможность исследовать других людей и экспериментировать с ними. Проявление сочувствия, умение постоять за себя, организация альянсов, умение договариваться - вот лишь небольшой перечень того, что начинает узнавать ребенок о человеческих взаимоотношениях.

Единственный ребенок в семье испытывает ту же потребность в общении, поэтому склонен заводить друзей из числа соседей и родственников. Подобные отношения призваны заменить подсистему сиблингов. Правильное функционирование подсистемы сиблингов подразумевает отсутствие препятствий для общения ребенка за пределами семейной системы.

Границы. Границы системы или подсистемы представляют собой «правила, определяющие, кто и как участвует во взаимодействии» (Minuchin, 1974, р. 53). Каждая семья вырабатывает свои собственные правила, а границы семей имеют неодинаковую гибкость и проницаемость. В некоторых случаях границы чересчур ригидные (негибкие), что затрудняет адаптацию членов семьи к новой ситуации.

Проницаемость границы характеризует возможность преодоления членами семьи границы системы или подсистемы. Иногда семейные границы отличаются высокой проницаемостью, тогда границы становятся диффузными или неопределенными, что ведет к избыточному доступу (вмешательству) в семейную систему других членов семьи или общества. Некоторые семьи имеют непроницаемые границы с внешним миром или между подсистемами семьи, что ограничивает необходимый доступ друг к другу или возможность сообщаться с внешним миром.

Границы (или четко определенные трансакционные паттерны) существуют  не только вокруг самой семейной системы. Паттерн взаимодействий между индивидами из различных подсистем получил в структурной семейной психотерапии название границ подсистем. Так, ребенок испытывает определенный дистресс, когда мать и отец что-то горячо обсуждают друг с другом. Обычно ребенок, пытаясь справиться с внутренним дискомфортом, тем или иным способом прерывает их разговор. Для этого имеются поистине безграничные возможности. Ребенок может попытаться привлечь внимание, дергая родителей за одежду или прося печенье, требуя с ним поиграть или вынуждая прибежать на кухню на звук разбитой банки с вареньем.

Традиционный способ реагирования на подобное поведение ребенка во время спора родителей существенно влияет на формирование границы супружеской подсистемы. С одной стороны, родители могут предложить ребенку не вмешиваться в их разговор, сказав, например, «мама с папой разговаривают, не мешай». С другой стороны, родители могут тут же забыть о размолвке, немедленно реагируя на просьбу ребенка. В последнем случае граница вокруг супружеской подсистемы становится более зыбкой, поскольку разногласия между супругами не удалось урегулировать, что, скорее всего, скажется и на всех остальных сферах их взаимоотношений.

Если этот сценарий будет развиваться в заданном направлении, то не исключено, что муж в гневе или раздражении после ссоры с женой отругает ребенка за пролитое варенье, а затем обвинит жену в беспечности за то, что она оставила банку в пределах досягаемости для ребенка. Вместо того чтобы наказать ребенка, жена может почувствовать себя незаслуженно оскорбленной и объединиться с ребенком, считая его и себя жертвами несправедливости.

Границы супружеской подсистемы в приведенном примере будут определяться тем, каким образом родители реагируют на попытки ребенка прервать их взаимодействие. Единственной трансакции не достаточно для того, чтобы сформировать правило взаимодействия. Если же тот или иной вид взаимодействия повторяется, то формируется паттерн или устанавливается граница, определяющая поведение членов семьи в случае супружеского конфликта.

Концепция границ тесно связана с другим важным положением структурной семейной психотерапии, а именно с концепцией вмешивающегося поведения. С. Минухин (Minuchin, 1974) описывает ось, на одном конце которой располагаются семьи с чрезмерно проницаемыми или диффузными границами между подсистемами. Так, об избыточной проницаемости границ, не способных защитить супружескую подсистему, можно говорить в том случае, когда муж и жена позволяют ребенку вмешиваться в свой конфликт.

Сверхпроницаемость границ означает, что члены семьи «перемешаны» в семейной системе, утратили собственную автономию и не отвечают за свои поступки (то есть не учатся самостоятельно преодолевать свои проблемы). На другом конце этой воображаемой оси находятся семьи с непроницаемыми, или ригидными, границами. Члены таких семей мало контактируют друг с другом. Эти семьи представляют собой группу автономных индивидов. Их автономия сочетается с отсутствием взаимной поддержки. С. Минухин (Minuchin, 1974) называет такие семьи разобщенными (disengaged).

Эволюция паттернов взаимодействия

Семейный организм функционирует на многих структурных уровнях. Семья как система вырабатывает определенные правила стереотипного поведения, которые регулируют ее жизнедеятельность. В каждый момент жизненного цикла семьи все ее члены имеют специфические потребности, связанные с поддержанием жизнеспособности и возрастными изменениями (Terkelsen, 1980), то есть нуждаются в пище, крове и безопасности (для поддержания жизнеспособности), а также в эмоциональном участии, поддержке и опеке (для роста и развития).

Семья вырабатывает методы функционирования, позволяющие удовлетворять все эти сложные, иногда противоречивые потребности. Требования к семейной системе постоянно меняются в связи с переменами, касающимися ее членов. Каждый этап жизни сопряжен с появлением у членов семьи новых потребностей. Так, семейная пара с маленькими детьми имеет совершенно иные потребности, нежели пара, чьи дети уже учатся в колледже. Выработка определенных стереотипов удовлетворения тех или иных потребностей упрощает процесс принятия решений.

Соответственно, семья, подобно другим системам, организует свои функции в определенную структуру, в которой отражается специфика сфер ее жизнедеятельности.

Молодая бездетная семья имеет сравнительно простую структуру. Потребности супругов связаны в основном с их собственной семьей и родительскими семьями. Пара экспериментирует с различными способами удовлетворения этих зачастую противоречащих друг другу потребностей.

Молодожены, мистер и миссис Бэббс, стремились как можно больше времени проводить вместе. Однако им каждый вечер звонила мать жены, потому что ей «хотелось с кем-нибудь поболтать». Когда же звонка от нее долго не было, супруги начинали тревожиться, и жена сама звонила матери. Эта молодая семья столкнулась с необходимостью удовлетворять разнонаправленные потребности. Неудовлетворенность каждого из них и пары в целом сложившейся ситуацией толкала на поиски приемлемого решения, удовлетворяющего всех.

Так, муж корил жену за ее зависимость от матери и отзывался о теще в пренебрежительном тоне. В свою очередь, жена пыталась объяснить муж, что ее мать одинока и хочется ее поддержать. Кроме того, супруги предпринимали и другие попытки изменить ситуацию: муж уходил ужинать к себе в кабинет или изыскивал повод для того, чтобы подольше задержаться на работе, а жена старалась сократить продолжительность разговоров с матерью.

Эта пара пыталась выработать варианты поведения для защиты своих формирующихся отношений (внешних границ семьи), усматривая выход в изменении взаимоотношений жены с родительской семьей. Существует множество приемлемых способов решения подобной проблемы. Например, методом проб и ошибок со временем можно прийти к компромиссу, когда муж и жена остаются наедине по выходным, а в иное время жена продолжает общаться со своей матерью.

Кроме того, муж может находить все больше удовлетворения в работе, а также в занятиях в тиши своего кабинета. В этом случае все три стороны создают структуру (стереотипные, повторяющиеся действия), которая хоть и далека от совершенства, но приносит удовлетворение всем (Terkelsen, 1980).

Теркелсен называет небольшие изменения, связанные с адаптацией в процессе развития и не затрагивающие структуру системы, изменениями первого уровня. Структура семьи Бэббсов характеризуется небольшим перевесом значимости для мужа его работы (там находят удовлетворение все больше его потребностей), в то время как жена с тещей по-прежнему продолжают интенсивно общаться. При этом супружеский конфликт так и остался неразрешенным, хотя и стал менее интенсивным. Коль скоро сформировалась определенная структура (Aponte & Van Deusen, 1981), семья способна функционировать и поддерживать состояние стабильности в отсутствие сильных стрессов.

Речь в данном случае идет об отсутствии важных стрессоров, происходящих за пределами семейной системы (например, потеря работы) или в ее рамках (например, болезнь или рождение ребенка). Состояние, когда «ничего не меняется», конечно, не может длиться вечно. Структура, которая удовлетворительно функционировала на одном этапе развития, может оказаться несостоятельной на другом этапе, в связи с изменением ситуации.

Дальнейшая эволюция семейной структуры Бэббсов, у которых уже родилась дочь, такова. Жена сама становится матерью, муж отцом, а мать жены, соответственно, - бабушкой. Их новые роли предъявляют новые требования не только к родительскому поведению, но и к социальными и межличностными ожиданиями. Таким образом, на когнитивном уровне все члены семьи испытывают потребности, основанные на нормах, усвоенных в родительской семье и принятых в данной культуре. Эти потребности выражаются в виде тех или иных установок и стереотипов поведения в родительской роли.

К структуре, вполне приемлемой для молодой бездетной пары, отныне предъявляются дополнительные требования, которые обусловлены необходимостью в удовлетворении потребностей ребенка и потребностей, обусловленных родительской ролью. Нарушается функционирование старой семейной структуры под действием новых стрессоров.

Миссис Бэббс проводит большую часть времени в заботах о маленькой дочке. Материнство приносит ей радость. Близкие отношения с бабушкой позволяют принять ее помощь по хозяйству (уборку, приготовление пищи и т. д.). Мистер Бэббс рад рождению дочери, однако испытывает раздражение из-за присутствия своей тещи. Теперь он сожалеет, что раньше слишком мало времени проводил с женой, ведь теперь и те немногие часы, которые они прежде проводили вместе, отнимает ребенок или бабушка. Существующая семейная структура требует от него оставить попытки сблизиться с женой и сконцентрироваться на работе.

Проводя с женой все меньше и меньше времени, муж испытывает раздражение по отношению к обеим женщинам, своей жене и ее матери. Его раздражительность приводит к тому, что жена уже не очень-то стремится к общению с ним. И вновь семья переживает период тревоги и напряжения, пытаясь по-новому построить свои отношения, чтобы удовлетворить возросшие потребности семейной системы в целом. Семья Бэббсов нуждается в новой структуре отношений, небольшие изменения здесь уже не помогут.

Изменение второго уровня (Terkelsen, 1980) предполагает трансформацию не только на операциональном, но и на структурном уровне. Таким образом, невозможна простая корректировка найденного на предыдущем этапе жизненного цикла семьи компромисса, как в изменении первого уровня; неудовлетворенные потребности требуют поиска совершенно новых способов взаимодействия. Перестройка системы и поиск альтернативных вариантов взаимодействия требуют некоторого времени.

Через месяц, полный заботами исключительно о ребенке, миссис Бэббс, следуя совету матери, решила наладить близкие отношения с мужем (восстановить супружескую подсистему). Бабушка, устав от непривычной нагрузки, также захотела больше времени проводить дома. Все заинтересованные лица, каждый по-своему, искали альтернативных вариантов взаимодействия. Тем не менее, запуск адекватного паттерна взаимодействия зачастую требует уникального сочетания событий. К тому же работоспособная структура формируется лишь после неоднократного повторения определенного вида взаимодействия.

В семье Бэббсов таким событием стала годовщина свадьбы. Мистер Бэббс разослал приглашения на обед, а миссис Бэббс попросила мать посидеть с внучкой. Бабушка согласилась, но при условии, что девочку привезут к ней (отражение ее собственной потребности в автономии). Не отдавая себе сознательно отчета в том, что в этот вечер закладывается новая структура отношений, все члены семьи замечательно провели время.

Мистер и миссис Бэббс возобновили близкие отношения, отмечая, что давно так хорошо не отдыхали. По дороге домой они остановились у дома бабушки, чтобы забрать ребенка, причем, по словам бабушки, девочке у нее понравилось. Кроме того, бабушка сказала, что, пожалуй, останется дома и отдохнет. Мистер Бэббс, чувствуя себя более свободно, поблагодарил ее и даже немного поболтал. Мистер и миссис Бэббс поехали домой и вместе уложили дочку спать. Они еще немного посидели у кроватки девочки, не подозревая о том, что в этот момент закладываются основы родительской подсистемы.

Неожиданно для всех членов семьи новый вид взаимодействия оказался весьма продуктивным и удовлетворял потребности каждого. Если такое взаимодействие распространилось бы и на другие сферы семейной жизни, оно бы вскоре закрепилось в новой семейной структуре. Остается надеяться, что со временем семья будет иметь менее проницаемые границы между поколениями, обновленную супружескую подсистему, а также зачатки родительской подсистемы. Структура такой семьи также недолговечна и должна быть достаточно гибкой, чтобы удовлетворять меняющиеся потребности.

Пример семьи Бэббсов иллюстрирует эволюцию структуры семьи в сторону более адекватного функционирования. Не во всех семьях это бывает именно так.

Дисфункциональные семьи

Семейные психотерапевты структурного направления считают семейную систему адекватно функционирующей в том случае, если она обеспечивает взаимную поддержку и автономию отдельных своих членов. Обеспечение динамического равновесия между разнонаправленными функциями - обеспечения поддержки и предоставления автономии - это всегда компромисс. Для оценки адекватности семейного взаимодействия следует ответить на вопрос: «Предоставляет ли семья возможности для удовлетворения потребности в развитии всех ее членов?». Ответ на этот вопрос частично зависит от социальных условий и культуры семьи.

Психотерапевты структурного направления отрицают существование универсальной, единственно правильной структуры, подходящей для любой семьи независимо от времени и обстоятельств. Напротив, по их мнению, структура семьи должна, прежде всего, соответствовать имеющимся потребностям. Таким образом, лишь вопрос о том, позволяет ли данная структура удовлетворять потребности каждого члена семьи в данное время и в данных условиях, действительно имеет смысл.

В случае отрицательного ответа семейная система считается дисфункциональной. Апонте и Ван Деусен (Aponte & Van Deusen, 1981} предлагают систему классификации дисфункциональных семей. Их подход к оценке структурной дисфункции основан на характеристике таких категорий, как границы, расстановка сил и распределение власти.

Проблемы, связанные с определением границ. Границы адекватно функционирующей семьи хорошо определены и достаточно гибки, отсюда следует, что дисфункциональная семья имеет размытые, негибкие границы или сочетание того и другого. Речь идет о степени проницаемости границ системы или подсистемы. В случае высокой проницаемости границ отсутствует четкая дифференциация между отдельными членами семьи, подсистемами или между семьей и социальным окружением. Это своеобразное «слипание» членов семьи ранее обсуждалось как вмешивающееся поведение.

Неопределенность границ семейного взаимодействия препятствует личной автономии и замедляет развитие индивидов. Примером подобной дисфункции служит семья, в которой ребенка называют не иначе как «мамин сынок» или «папина дочурка». Индивидуальные отличия, будучи проявленными на фоне существующих чрезмерно близких отношений, могут восприниматься родителями с неодобрением. Когда ребенок вырастает и становится молодым человеком или девушкой, его потребность в автономии усиливается, а близкие отношения с родителями замедляют его дальнейшее развитие.

Неопределенность границ подсистемы может привести к тому, что старший ребенок будет вести себя скорее как родитель. В такой семье границы родительской подсистемы излишне проницаемы. Выполнение ребенком родительских обязанностей не всегда свидетельствует о дисфункции системы, ведь в некоторых культурах и при определенных обстоятельствах это вполне оправдано. Термин ребенок-родитель, однако, соответствует тому случаю, когда ребенок вынужден выполнять непосильные для себя задачи. В такой семье появляются дополнительные проблемы, поскольку другие братья и сестры обычно имеют ограниченный доступ к родителям.

На противоположном полюсе располагаются разобщенные семьи, границы которых недостаточно проницаемы. Члены таких семей идут по жизни порознь, подобно поездам в ночи. Джон Розенберг (Rosenberg, 1982) описал семью из высшего общества, в которой оба родителя и четверо их детей ели в разное время различную пищу в разных частях дома. Безусловно, такое разделение членов семьи способствует их независимости.  Ригидность личных границ создает барьер, мешающий проявлению взаимной поддержки, участия и заботы.

Проблемы расстановки сил. Нет ничего необычного в том, что члены семьи объединяются для выполнения определенной задачи. В нормально функционирующих семьях эти коалиции непостоянны и зависят от конкретной ситуации. Устойчивая коалиция - та, в которой двое, сознательно или бессознательно, объединяются против третьего; например, отец с дочерью против матери. Устойчивость коалиции сказывается на всех семейных взаимодействиях, члены семьи выступают не по отдельности, а в команде.

В устойчивых коалициях может возрасти внутренняя напряженность, от которой участники стараются избавиться. Это проявляется в открытых нападках на одного из членов семьи или проявлении по отношению к нему чрезмерной заботы. Так, пара может прийти к согласию, обсуждая дурное поведение своего ребенка-подростка; при этом, чем хуже ведет себя подросток, тем более единодушны в своем негодовании родители.

Еще одна дисфункция, связанная с расстановкой сил в семье, была описана С. Минухиным как триангуляция (Minuchin, 1974). Вот как описывает ее С. Минухин: В процессе тринагуляции каждый из родителей требует, чтобы ребенок принял его сторону. Причем поддержка одного их них автоматически означает вражду с другим. В условиях этой дисфункциональной структуры ребенок полностью парализован. Каждый его поступок расценивается одним из родителей как враждебный.

«Треугольник» отношений может возникнуть и при другом сочетании участников. Любые два члена семьи, конфликтующие между собой, могут вовлечь в «треугольник» отношений третьего участника, пытаясь перетянуть его каждый на свою сторону.

Апонте и Ван Деусен (Aponte & Van Deusen, 1981) отмечают, что тесное взаимодействие в семейной системе неизбежно сопряжено с тем, что дисфункция затрагивает, как правило, более чем один аспект существования системы. Так, проблемы расстановки сил и установления границ часто взаимосвязаны - например, в устойчивой коалиции с участием представителей нескольких поколений, жены с ее матерью против мужа, можно выделить проблемы расстановки сил (жена с матерью против мужа) и проблему границ (мать нарушает границы супружеской подсистемы).

Проблемы разделения властных функций. В семейной системе власть обычно отражает способность индивида или подсистемы выполнять свои функции. Эта способность не является внутренней личностной характеристикой, а характеризует отношения в семье. Способность члена семьи к действию сильно зависит от времени, роли и ситуации. Так, отцу, скорее всего, удастся заставить сына-подростка сделать уборку в отсутствие посторонних лиц в доме, однако если тот же отец попытается это сделать в присутствии приятелей сына, результат может быть совершенно иным.

Готовность соблюдать субординацию зависит от обстоятельств. Так, проявление власти может натолкнуться на препятствие в одной ситуации и быть воспринято как должное в другой. Проблемы, связанные с разделением власти, непосредственно вытекают их функций системы (например, родительство или обращение за поддержкой). Выполнение любого действия в семье требует затраты усилий. Если усилия неадекватны задаче, не соответствуют функциям системы или имеют неверную точку приложения, действие не может быть успешно завершено.

На приеме у психотерапевта родители часто жалуются на несговорчивость ребенка: «Он не делает ничего, о чем мы его просим», или «Я не могу достучаться до нее». Неудовлетворенность существующим разделением власти тесно связана с проблемами границ и расстановки сил. Так, межпоколенная коалиция, или альянс, между родителем и ребенком-родителем зачастую ослабляет власть родителя в отношении других детей в семье. Коалиция матери с дочерью против отца ослабляет родительскую власть над дочерью.

Дисфункциональное распределение власти в семье ведет к еще одной проблеме, - а именно нарушается способность отдельных членов семьи реализовывать собственный потенциал развития. Семья, стремящаяся оградить своего взрослеющего ребенка от превратностей жизни, лишает его возможности получить собственный опыт и обрести власть над окружающим миром. Подобное отношение со стороны родителей ведет к тому, что 17-летний подросток ведет себя как 7-летний ребенок, что, в свою очередь, побуждает родителей к более широкому использованию своей власти.

наверх