Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Места

Горы - острова

Пэнлай, Фанчжан (Фанху), Юаньцзяо и Инчжоу - чудесные горы-острова, на которых, согласно даосским мифологическим представлениям, живут бессмертные - сяни. Описание этих священных мест находим в пятой главе трактата “Ле-цзы”: “К востоку от Бохая, в скольких миллиардах ли - неведомо, есть огромная пропасть, пучина, поистине бездонная. У нее не было дна, и называлась она Гуйсюй.

В нее стекали все воды - со всех восьми сторон света, девяти пучтынь и Небесной реки, а она, т.е. пучина, все не увеличивалась и не уменьшалась. Там есть пять Гор:

  • первая называлась Колесница Преемства (Даюй)
  • вторая - Круглая Вершина (Юаньцзяо)
  • третья - Квадратная Чаша (Фанху)
  • четвертая - Обитель Красавиц (Инчжоу)
  • пятая - Приют Презревших Блага (Пэнлай)

Окружность каждой горы сверху донизу - тридцать тысяч ли, плато на вершине - девять тысяч ли, расстояние между горами - семьдесят тысяч ли, а ведь горы считались соседями. Там все башни и террасы - из золота и нефрита, все птицы и звери - из белого шелка, деревья из жемчуга и белых кораллов растут кущами, у цветов и плодов чудесный аромат и вкус. Кто их отведывал - не старился, не умирал. Жили там все бессмертные, мудрые. Сколько их там за день и за ночь друг к другу летало, нельзя и сосчитать…”.

Впоследствии спекуляции о горах-островах органично вошли в учение о бессмертии, в рамках которого они стали восприниматься как своеобразный вариант рая. Наиболее известной горой-островом стал Пэнлай. Исторические  хроники неоднократно указывают, что императоры, обуреваемые неуемным желанием приобщиться к сонму бессмертных, снаряжали экспедиции на поиск  “земли обетованой”.

Поисками островов и находящихся там в изобилии снадобий бессмертия предавались, например, циские Вэй-ван (378-343 до н.э.) и Сюань-ван (342-279 до н.э.), яньский Чжао-ван (311-279 до н.э.), циньский Ши-хуан-ди (246-221-210 до н.э.) и ханьский У-ди (140-87 до н.э.).  Классическим примером таких исканий, маркирующим существование достаточно сложившегося круга представлений об островах бессмертных, являются записи Сыма Цяня, посвященные первому китайскому императору Ши-хуан-ди: “В двадцать восьмой год правления Ши-хуан-д  циский Сюй-ши (Сюй Фу) подал доклад на высочайшее имя, в котором говорил о трех чудесных горах в Восточном море.

Эти горы носят название - Пэнлай, Фанчжан, Инчжоу, и являются обителью бессмертных (сянь жэнь). Сюй-ши исспросил позваления совершить надлежащий обряд и отправиться на их поиски  вместе с непорочными юношами и девушками. По этой причине император повелел Сюй-ши отобрать несколько тысяч юношей и девушек и отправиться в море на поиски бессмертных.

В последующей даосской традиции горы-остова стали включаться в список Десяти чудесных  материков или континентов (ши чжоу), на которых живут бессмертные - сяни, и где можно найти волшебнче снадобье. Представления о десяти континентов органично вошли в ранний даосизм. Даосские представления такого рода стали связываться с именем знаменитому мага (фан-ши) ханьского времени Дунфан Шо которому приписывают фантастическое сочинение “Записки о десяти континентах внутри морей”.

Представления о горе Куньлуне, находящейся на далеком Западе, фиксирует древнекитайский миф, в основе которого лежит, скорее всего, мифологема мировой горы. В “Книге гор и морей” (“Шань хай цзин”) написано: “В пределах морей, на северо-востоке, находится гора Куньлунь. Это земная столица Предков. Гора Куньлунь занимает в окружности восемьсот ли, в высоту она вздымается на десять тысяч жэней.

На ее вершине растет хлебное дерево, высотой в пятьсот сюней, шириной в пять обхватов. На горе той девять колодцев, огороженных нефритом, и девять ворот, их охраняет животное Открывающее свет. Здесь живет множество богов. По восьми краям высятся отвесные скалы, их окружает река Красная. Священный южный источник Куньлуня имеет в глубину триста жэней. Животное Открывающее свет похоже на огромного тигра с девятью головами, у каждого из которых человеческое лицо; оно стоит на вершине Куньлуня, обернувшись к востоку…”.

С периодом институциализации даосизма и формированием вторичной даосской мифологии гора Куньлунь, также как и Пэнлай, стала восприниматься местом обитания высших даосских божеств. Постепенно даосские представления о Куньлуне стали основой многочисленных “народных” интерпретаций, характерных для позднего китайского религиозного синкретизма, что зафиксировал, например, знаменитый роман У Чэн-эня  «Путешествие на Запад».

Ланфэн (Ланфын), Сяньпу (Сюаньпу) - вершины в горной цепи Куньлуня; также являются местами, из которых можно свободно попасть на Небо и где  живут божества и бессмертные. Представления об этих вершинах закрепились в южнокитайской мифопоэтической традиции, дошедщей до нас в литературной обработке великого китайского поэта Цюй Юаня.

Счастливые земли и славные горы   наверх

Термин “Счастливые земли” (фу ди) появляется во “вторичной” даосской мифологии и обозначает особые места, управляемые небожителями. В этих землях живут так называемые  “земные бессмертные-сяни” (ди сянь). Даосская традиция, продолжающая свое хождение и сегодня, выделяет семьдесят две “счастливые земли”. Подробному их описанию, опирающемуся как на реальную географию, так и на эзотерическую топографию, посвящены, в частности, сочинения Сыма Цзы-вэя “Схема священных областей и дворцов на небе и на земле”  и Ду Гуан-тина “Записи о пещерных небесах, счастливых землях, а также о пиках и водоемах славных гор”.

Понятие “Славные горы” (мин шань) также указывает на особые места, расположенные во вполне конкретных районах Китая, преимущественно на издавна почитаемых китайской традицией горах, которые являлись излюбленным местом отшельничества и активности даосского монашества. Отметим, что многие из “славных гор” стали предметом почитания и местом совершения различных    культов, в том числе и государственных, задолго до появления организованного даосского движения. Особая роль “славных гор” связана с китайской натурфилософией, геомантией и вытекающими из них представлениями, согласно которым в этих местах присутствует благоприятная животворящая пневма ци.

Пять священных пиков   наверх

Пять священных пиков (у юэ), упоминаемые в цитированном выше фрагменте из «Фэн дао кэ цзе»  - это издавна почитаемые в Китае горы. Культ пяти священных пиков пришел в даосизм из общекитайской культурной традиции. Эти реальные горы уже в глубокой древности стали восприниматься как особенно почитаемые места, хотя истоки такого рода представлений до сих пор остаются неясными. Первые упоминания понятия “пять священных пиков” встречаем в “Чжоу ли” (глава “Чунь гуань”; 4 в. до н.э.) и “Эр я” (гл. “Ши шань”; 3-2 вв. до н.э.)..

Эти места очень рано были включены в систему общекитайского государственного культа. Хорошо известно, что Конфуций почтительно отзывался о горе Тайшань, а зафиксированное в ”Луньюе” упоминание этой горы продолжает свое хождение и в современном китайском языке. Исторические источники оставили сведения о том, что первый император Китая Цинь-ши хуан-ди совершал но горе Тайшань ритуал жертвоприношения. С установлением ханьского дома перечень пяти пиков стабилизируется, и включает, как правило горы:

  • Суншань (пров. Хэнань) - срединный пик
  • Тайшань (Шаньдун) - восточный пик
  • Хуашань (Шэньси) - западный пик
  • Хэншань ( Хунань) - южный пик
  • Хэншань (Шаньси) - северный пик

В даосизме Пять священных пиков считаются местами, где живут святые и бессмертные (шэнь сянь), а также собираются светлые (небесные) и темные (земные) души умерших. Последнее обстоятельство обусловило многочисленные рекомендации, которые выработал даосизм для тех, кто собирается пойти в горы. В этих местах надо быть очень внимательным и постоянно опасаться какого-либо подвоха со стороны потусторонних сил (источник).

наверх