Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Основные идеи

Священные книги

"Дао-дэ-цзин" – основополагающий трактат философии даосизма. Большинство современных исследователей датирует “Дао-дэ-цзин” IV-III вв. до н.э. (согласно А. Уэйли - в 240 г. до н.э.). Авторство приписывается Лао-Цзы (Ли Эр, Ли Дань, Ли Бо-Янь) – жил в конце VII - перв. половине VI в. до н.э. (по некоторым источникам дата рождения – 604 г. до н.э.). Был княжеским чиновником, заведовал архивом.

В общем, личность Лао Цзы покрыта мраком неизвестности. Однажды он оставил свое учение (“Дао-дэ-цзин”) начальнику пограничной заставы и, как гласит предание, исчез на восточной окраине государства. Канонический текст сочинения состоит из 5000 иероглифов. Содержит в себе 81 главу (чжан), в большинстве своем очень коротких, в которых повествуется о Дао и дэ (добродетель), и об у-вэй (недеяние).

Другой даосский источник - “Чжуан-цзы”. Время написания - IV-II вв. до н.э. (по некоторым данным - 369-286 гг. до н.э.). Если в “Дао-дэ-цзин” характер строгий, метафизичный, то “Чжуан-цзы” имеет характер притч. К древнейшему слою текста принадлежат первые семь глав, т.н. “внутренняя” часть. Остальные главы (всего их 33) датируются доханьским периодом.

Дао и Дэ   наверх

В трактате Дао-дэ цзин (IV-III в. до н. э.) излагаются основы даосизма. В центре доктрины - учение о великом Дао, всеобщем Законе и Абсолюте.

Дао бестелесно и не поддается чувственному восприятию, оно везде и нигде, бесформенно и безымянно, бесконечно и вечно, пусто, но неисчерпаемо. Оно - прародитель всего, включая богов. Это врата рождения, корень мира, в нем скрыто все. Все рождается из Дао и все уходит в Дао. Само Дао находится в бесконечном циклическом круговращении: не достигая предела оно вновь устремляется к истоку. Дао - высший закон бытия, но не бытие, как таковое; оно вне бытия, за его пределами, но это не Бог, не сверхестественная сила, ибо Дао естественно, хотя и непостижимо.

Оно - высшая сущая реальность, тогда как рождаемый им феноменальный мир не неизменен и не вечно существует. Мир вещей создается Дао и подчинен законам жизни, т.е. преходящ: все вещи находятся в великом круговороте и, достигнув положенного им предела, возвращаются к своему первоистоку, к первоначалу, к Дао, дающему им новое рождение: все рождается от бытия, но само бытие - от небытия. Собственно, само великое Дао - аллегория Великой Пустоты.

Познать Дао, следовать ему, слиться с ним - в этом, согласно даосам, смысл, цель и счастье жизни. Проявляется же Дао через свою эманацию - через дэ, и если Дао все порождает, то дэ все вскармливает.

Дэ представляет собой тончайшую первичную природную субстанцию в совокупности с присущими ей свойствами и законами. Она включена во все сущее в мироздании, в том числе и в тело человека. Взаимодействуя с дао, дэ предопределяет рождение, развитие и смерть человека. Весь процесс развития человеческой жизни проходит на фоне вездесущего дао, под влиянием дэ. Поэтому жизнь человека и дэ в широком смысле слова тесно связаны друг с другом.

Дэ в узком значении этого слова означает нормы поведения человека в обществе и при межличностном общении. Оно не имеет силы законов, но испытывает на себе их влияние и действует в силу человеческой привычки. Нормы дэ накладывают определенные ограничения на поведение человека, однако они несопоставимы с ограничениями, накладываемыми законами. Дэ больше тяготеет к духовной сфере жизни человека и поэтому глубоко проникает в его внутренний мир («Цигун таньсуй»).

Когда речь идет о воспитании дэ в ходе практических занятий, то учитываются оба значения этого понятия. Во-первых, имеется в виду нравственное поведение в повседневной жизни, а именно: избавление от субъективизма и эгоизма, воспитание благородства. А во-вторых, подразумевается необходимость следования естественному порядку вещей, восприятия жизни как природного явления, что гарантирует ее нормальное течение.

В Китае с древних времен уделялось большое внимание воспитанию дэ цигунистов. Конфуцианцы, «боевая школа» и даосы называли занятия цигун «постижением дао», полагая, что «постижение дао» неотделимо а совершенствования дэ. Дао и дэ тесно связаны друг с другом. Поэтому древние говорили так: «Совершенствование дэ без отработки мастерства - пустая трата времени, отработка мастерства - без совершенствования дэ неизбежно приведет к встрече с нечистой силой».

Высоконравственный человек даже в крайне неблагоприятных условиях негативного воздействия внешней обстановки способен избавиться от посторонних мыслей, сохранять присутствие духа, поддерживать равновесие между мыслью и ци, испытывать душевный комфорт во время занятий цигун (источник).

Лао-цзы сравнивает себя с еще не родившимся младенцем. Младенец-мудрец "обвит-перевязан" своей "сорочкой" и пуповиной, связывающей его с материнским телом. Он наделен "разумом (или сердцем – синь) глупца", который одновременно является носителем высшей мудрости, кажущейся глупостью лишь самодовольному обывателю. Этот младенец колыхается на волнах вод материнского лона и парит в невесомом состоянии в этих водах. Младенец – это мудрец, сам Лао-цзы, Мать -  это само дао, сам вечный и неизреченный Путь и первооснова всего сущего, и именно в лоне этой Матери пребывает Мудрец-Младенец.

В даосской космологии и космогонии дао оказывается как бы космическим лоном, охватывающим весь универсум, пребывающий в неразрывном единстве (хаотическом единстве – хунь и) с материнским телом Пути вплоть до своего рождения – дифференциации и обособления от дао в процессе космогенеза. Тем не менее даже "рожденный мир" сохраняет определенное единство с дао, будучи вскармливаем его Благой Силой (дэ): "Дао рождает, дэ вскармливает". Таким образом, сформировавшийся в ходе космогонического процесса мир сохраняет связь с дао, аналогичную связи новорожденного с кормящей матерью.

Только человек в силу появления y него восприятия себя в качестве обособленного, самодовлеющего "я", неизменного субъекта действий, нарушает это исходное единство и даже начинает поступать наперекор ему, руководствуясь в своих установках и поступках не закономерностью космического ритма дао - Пути, а собственными предпочтениями, заменяя, таким образом, спонтанную самоестественную жизнь деятельностью, основанной на целеполагании и коренящейся исключительно в эгоцентрической субъективности. Отсюда и все страдания и бедствия человека, начиная от его смертности и кончая социальными коллизиями.

Единственное средство не только избавиться от этих страданий, но и обрести высшее счастье – это восстановить исходное единство с дао, расширить свое сознание, отказавшись от шор эгоцентрической установки, то есть вернуться к состоянию нерожденного младенца, для которого не существует четкой грани между собственным и материнским телом, который дышит дыханием матери и питается пищей матери. Это возвращение в лоно Матери-дао связывается с расширением личности до космических масштабов, когда "навечно не отделяя себя от Благой Силы возвращаешься к состоянию младенца"  и "смотришь на всю Поднебесную как на свое собственное тело".

Это состояние нерожденного младенца есть состояние бессмертия, покоя, пребывания в единстве со всем сущим и в согласии со своей собственной исконной природой. "Возвращение к корню называют покоем, покой называют возвращением к жизненности, возвращение к жизненности называют постоянством. Знающего постоянство называют просветленным".

Дао развертывается на всех уровнях макро - и микрокосма, и поэтому существует четко описанный в даосских текстах изоморфизм между процессом космогенеза, созреванием плода и родами, а также (в обратной последовательности) практикой даосского совершенствования. Поэтому для даоса возвращение в утробу Матери-дао как нерожденного младенца не просто метафора, а форма выражения некой глубинной сущности изоморфной структуры универсума. Отсюда и стремление практикующего даоса имитировать в своем делании пренатальное состояние. Более подробно информация о даосских практиках предоставлена в разделе «Эзотерика, Традиции» (источник).

Цзы жань и У вэй   наверх

К ведущим даосским концепциям относятся также принципы цзы жань (самоестественность, спонтанность) и у вэй (неделание). Принципы цзы жань и у вэй стали важными источниками методологичских и мировоззренческих основ китайской системы психофизической тренировки, применяющейся, в том числе, и в воинских единоборствах (у шу и многих других).

Цзы жань. Это  дословно означает "то, что само по себе (цзы) таково, каково оно есть (жань)". В данном случае речь идет о том, что Дао абсолютно свободно, ни от чего иного не зависит и следует лишь своей собственной природе. Отсюда вытекает принцип следования Дао, т. е. поведения, согласующегося в микрокосме с дао (природой) человека, а в макрокосме - с дао Вселенной.

Мудрец не должен, исходя из собственных субъективно ограниченных желаний и пристрастий, противодействовать природе окружающих его вещей и явлений. Напротив, он должен "следовать вещам" (шунь у). Все вещи равны между собой, поэтому истинный мудрец свободен от пристрастия и предвзятости: он одинаково смотрит на знатного и раба, соединяется с вечностью и с Вселенной и не печалится ни о жизни, ни о смерти, понимая их естественность и неизбежность.

У вэй (недеяние). Мудрец может, используя свое постижение природы той или иной вещи, поставить ее себе на службу, как бы "плыть по течению в нужном направлении". Постижение природы вещей и согласованность с ней позволяет "мягкому побеждать твердое" и "слабому превозмогать сильного".

Всякое же действие, противоречащее Дао, означает пустую трату сил и приводит к неудаче и гибели. Вселенную нельзя привести в порядок искусственным образом - для установления в ней гармонии и порядка необходимо дать свободу ее прирожденным качествам. Соответственно, мудрый правитель, следующий Дао, не делает ничего, чтобы управлять страной, и тогда она процветает, пребывая в спокойствии и гармонии.

У вэй - стиль жизни того, кто следует Дао. Этот стиль жизни рассматривается прежде всего как форма разума  - то есть знание принципов, структур и тенденций развития внешнего и внутреннего мира настолько хорошо, что во всех жизненных ситуациях человек затрачивает минимум усилий. Однако этот разум не сводится к чистому интеллекту; кроме всего прочего, он включает в себя необъятный "бессознательный" разум организма и, в частности, врожденную мудрость нервной системы.

У вэй подразумевает сочетание проявлений этого разума со следованием в обыденных действиях по пути наименьшего сопротивления. Подобный стиль жизни ни в коем случае не сводится к стремлению избежать приложения усилий. В дзюдо, например, борец использует силу мышц, но только в нужный момент, когда противник сделал неосторожное движение и потерял равновесие. Однако для таких ненасильственных усилий характерно одно качество - насыщенность энергией «ци», которая в первом приближении соответствует санскритскому представлению о «пране», энергии, связанной с дыханием.

Человек является порождением Дао, неотъемлемой частью природы, и поэтому главная его задача — жить согласно природе, идти по пути добродетели — дэ. Все несчастья же людей проистекают из того, что они постоянно что-либо делают вопреки природе — строят города, возводят храмы, пишут книги и т. д. От всего этого нужно отказаться и вернуться к родоплеменным отношениям.

Таким образом, цель человека — жить по законам природы, путем полного ничегонеделания, возвратиться к структуре племени. «Единственная вещь, которой я боюсь, является деяние», — говорил Лао-цзы. Истинное счастье в умеренности, спокойствии и близости к природе, для этого необходимо запретить всяческое просвещение народа: «Надо сделать так, чтобы народ снова начал плести узелки и употреблять их вместо письма».

«Настоящий человек древности не знал ни любви к жизни, ни ненависти к смерти... он не прибегал к разуму, чтобы противиться дао, не прибегал к человеческому, чтобы помогать небесному» (Чжуан-цзы, гл. 6).

Ци. Инь и янь   наверх

Другим очень существенным для даосизма понятием является категория "пневмы" или "эфира" - ци. Под ци понимается исходная первосубстанция, из которой как бы "состоит" все сущее. Сгущаясь и огрубляясь, ци становится веществом, утончаясь - духом. В промежуточном состоянии ци представляет собой жизненную энергию и силу, растворенную в природе и поглощаемую человеком при дыхании. Эта жизненная сила циркулирует и по особым каналам (цзин) в человеческом теле.

Ее накопление и правильная циркуляция в теле - одна из важнейших задач даосских дыхательных и гимнастических упражнений, лежащих в основе различных систем ци гун ("работа с ци") (подробнее об этом в разделе «Эзотерика, Традиции»).

Первоначальное ци (юань ци) просто и внекачественно, однако в процессе порождения Универсума оно как бы поляризуется и дифференцируется. Два важнейших космологических состояния единого ци - это инь и ян (инь-ци и ян-ци) - т. е. женское, покой, холодное, темное, мягкое с одной стороны, и мужское, движение, горячее, светлое, твердое - с другой. Эти два состояния находятся в абсолютной гармонии и взаимопереходе.

Правильное развитие вселенной, одним из элементов которой и в какой-то степени ее миниатюрной версией является человек, определяется равновесием, создаваемым вездесущими и дополняющими друг друга противоположностями — вселенскими силами инь и ян. Инь олицетворяет женское, отрицательное начало, а ян — мужское, положительное. Инь и ян дополняют друг друга и перетекают друг в друга, составляя слитное целое.

Этот принцип наглядно демонстрируют времена года: жаркое лето дополняет его полная противоположность — холодная зима, а весне, являющейся порой расцвета всего живого, противостоит осень, пора упадка и угасания. Тепло и рост олицетворяет ян, а холод и упадок — инь.

Идея гармонии этих взаимодополняющих и коренящихся друг в друге противоположностей была закреплена в даосизме в понятии Тай Цзи ("Великий Предел") (источник).

Тайцзи — «Великий Предел», или «Высший Абсолют», воплощающий в себе две полярные силы инь (-) и ян (+). Это даосская концепция божественности — и некой бестелесной субстанции — Первопричины, породившей Вселенную и все живое.

Порядок и гармония во Вселенной и в человеческом теле поддерживаются вечным равновесием между этими противоположными силами. Нарушение равновесия приводит к хаосу. Инь несет в себе отрицательное начало, это воплощение пассивности, слабости, ночи, угасания и смерти, а ян символизирует все положительное — активность, силу, день, рождение и расцвет. Разнополярные силы инь и ян притягивают друг друга, в то время как две однополярные силы, будь то инь или ян, отталкивают друг друга.

В символе Тайцзи черный сегмент, означающий инь, содержит в себе маленькую белую точку, символизирующую ян, а (юлый сегмент ян включает в себя черную точку инь. Так сим-нолически отображается мысль о том, что каждое из этих двух 11ачал содержит в себе потенцию другого, и ни инь, ни ян не могут ни существовать отдельно друг от друга, ни всецело по-i лощать или подавлять друг друга. Тайцзи — это графическое отображение неизбежного взаимопроникновения двух противоборствующих сил, положительного и отрицательного (источник).

Жизнь - скопление ци; смерть - их распад. Есть идея кармы, но главное - относительность жизни. Жизнь - как вершина кругооборота. Но отдается предпочтение жизни. Идеал долголетия - быть бесполезным, отрешиться от всех сует - недеяние.

Некоторые авторы полагают, что пустота - один из кардинальных принципов философии “Чжуан-цзы”. В ее постижении - глубинный смысл самосовершенствования.

Даосизм ставит перед собой цель раскрыть перед человеком тайны мироздания, вечные проблемы жизни и смерти, и становится понятно, почему он возник. Ведь мистическое и иррациональное осталось за пределами конфуцианства, не говоря уже о древней мифологии и примитивных предрассудках. А без этого человек чувствует некоторый духовный дискомфорт, некую пустоту, которую требуется заполнить и поэтому все верования и обряды были объединены в рамках религии даосов, сформировавшейся параллельно с конфуцианством.

Перемены и Дао   наверх

Согласно учению, все сущее находится в непрерывном процессе изменений, сбалансированных Дао. Китайские философы всегда считали, что абсолютная категория не может быть застывшей, а представляет текучее, изменчивое начало. Классическим примером является древнекитайский трактат "Ицзин" (и означает изменение, а цзин - авторитетное писание либо руководство). Таким образом, "Книга перемер" может рассматриваться как руководство по гаданию, то есть толкованию и предсказанию событий и принятию соответствующих решений на основе сделанных прогнозов.

Подобно буддистам, даосы уверены в непостоянстве, переменчивости мироздания. Неизменным остается лишь извечный принцип или закон (чан), управляющий процессом перемен.

Мир таков, каков он есть, и если существует совершенство, оно вокруг нас, но не в нашем воображении. Исходя из этой посылки, любая попытка изменить мир является посягательством на его совершенство, обнаружить которое можно лишь находясь в состоянии естественного покоя. Возврат к совершенству - это движение от неестественного в сторону естественного (источник).

Человек Дао   наверх

Что же представляет реальную ценность? На что человеку следует тратить свои силы? Он не может просто сидеть сложа руки и ждать. Раз уж он живет среди людей, он должен думать об остальных. Ранние даосисты бесстрашно смотрели в лицо трудностям повседневной жизни в этом мире. Они знали, что они должны и в жизни придерживаться той же философии, что и в мыслях. Они решили, что существуют три вещи - три сокровища, как они их назвали, - которые являются высшими наставниками человека Дао. Это любовь, умеренность и смирение.

"Любя, можно быть храбрым; будучи умеренным, можно быть обеспеченным; не пытаясь выделиться в этом мире, можно управлять всеми начальниками".

Тот, кто видит Дао внутри себя, видит его и в других, и во всем мире. Это как раз тот человек, который видит, что его благополучие - это добро для всех людей. А добро для всех - это также и его добро. Вот что Лао-Цзы подразумевал под словами "быть в состоянии любви". Человек Дао будет творить добро всем людям: и хорошим, и плохим, платя любовью даже за сильную ненависть. Если этого не делать, то независимо от того, насколько справедливо человек отвечает на ненависть, какая-то ее часть или ее результат останутся. В состоянии любви человек может быть смелым. Человек Дао относится к миру с доверием, и мир может доверять ему.

Человек Дао сдержан в своих мыслях и поступках. Излишества в любой области препятствуют удовлетворению. Последователь Дао не будет заранее решать, какие в точности действия он предпримет в каждой конкретной ситуации. Он также не будет заранее решать, что не поведет себя определенным образом. Он всегда помнит, что в своих мыслях и действиях надо следовать тому, что представляется наиболее простым и естественным. В этом случае его действия всегда целесообразны и всегда правильны. "Тот, кто умерен, может быть обеспечен".

Лао-Цзы и его последователи никогда не стремились к высоким правительственным постам, так как это противоречило их убеждениям. Невозможно помочь людям, пытаясь руководить их действиями. И они показывали, как человек может быстрее достичь своих целей, занимая скромное место. В нашем мире нет места для превосходства одних над другими. Важно, чтобы все люди жили естественно, в атмосфере взаимопомощи. Пусть никто не стремится к личному обогащению или успеху.

Небеса вечны, земля постоянна. Они такими стали, потому  что они не заботились о собственных жизнях. Вот почему они живут так долго. Поэтому Мудрец ставит себя на задний план, но он всегда впереди. Остается в стороне, но всегда присутствует. Не потому ли он не добивается какой-то личной цели, что все его личные цели уже удовлетворены.

Сокровища, которые представляют собой эти качества, не захоронены настолько глубоко, чтобы их невозможно было откопать без учителя, друга или философа. Они обнаруживаются, когда люди начинают осознавать то, что глубоко скрыто в человеческой природе и что люди обычно игнорируем. Люди обнаруживают эти сокровища, счищая слой за слоем свои страхи, привычки и поверхностные устремления. Отсутствие этих качеств делает людей подавленными, неестественными и несчастными.

Самоуверенный человек, который претендует на то, что он так много знает, вероятно делает это для своего собственного эго. По-настоящему мудрый человек не знает о том, что он мудр. Уверенность в своем знании в то время, как его нет -- специфическая болезнь, присущая всем людям. И только когда людей берет досада от такой самонадеянности и самообмана, они могут  вылечиться от этой болезни.

Стремясь помочь людям сделать это, Чжуан-Цзы часто высказывался об этом с легким юмором. Он рассказывал, как однажды во сне он был бабочкой, радостно порхающей тут и там. Он больше совершенно не ощущал себя человеком. Затем он внезапно проснулся и обнаружил, что он все еще человек и лежит в постели. Однако тогда Чжуан-Цзы вынужден был спросить себя: "Был ли я тогда человеком, которому снилось, что он бабочка, или сейчас я - бабочка, которой снится, что она -- человек?"

Что есть истина? Как я узнаю, что я знаю? Это вопросы, на которые действительно мудрый человек не сможет ответить определенно, в то время как множество мнимых мудрецов ответы предложат. Все ответы зависят от времени, места и обстоятельств. Человек Дао забывает списки ответов, игнорирует правила поведения, поднимается над моралью и этикой. Человек Дао не подчиняется никаким внешним авторитетам. Он просто внимательно вслушивается в свою собственную глубинную природу.

Поступая так, он не только находит истину, но также и живет в соответствии с ней. Потому что в его глубинной природе присутствует Дао, который управляет четко и решительно. Человек Дао может познать весь мир, не покидая своего дома (источник).

Пантеон божеств   наверх

Включивший в себя со временем все древние культы и суеверия, верования и обряды, всех божеств и духов, героев и бессмертных, эклектичный и неразборчивый даосизм легко удовлетворял самые разнообразные потребности населения. В его пантеон наряду с главами религиозных доктрин (Лао-цзы, Конфуций, Будда) входили многие божества и герои, вплоть до случайно проявивших себя после смерти людей (явился кому-либо во сне и т. п.). Для деификации не требовалось ни специальных соборов, ни официальных решений.

Любой незаурядный исторический деятель, даже просто добродетельный чиновник, оставивший по себе хорошую память, мог быть после смерти обожествлен и принят даосизмом в его пантеон. Даосы никогда не были в состоянии учесть всех своих божеств, духов и героев и не стремились к этому. Они особо выделяли нескольких важнейших из них, среди которых числились легендарный родоначальник китайцев древнекитайский император Хуанди, богиня Запада Сиванму, первочеловек Паньгу, божества-категории типа Тайчу (Великое Начало) или Тайцзи (Великий Предел). Их даосы и все китайцы почитали особо.

В честь божеств и великих героев (полководцев, мастеров своего дела, патронов ремесел и т. п.) даосы создавали многочисленные храмы, где ставились соответствующие идолы и собирались подношения. Такие храмы, в том числе и храмы в честь местных богов и духов, патронов-покровителей, всегда обслуживались даосскими монахами, обычно по совместительству выполнявшими, особенно в деревнях, функции магов, гадателей, предсказателей и врачевателей.

Современный исследователь даосизма Фань Эньцзюнь представил следующую классификацию:

1. Божества Небес (тяньшэнь). К ним относятся: три чистейших (саньцин), четыре императора (сыюй), тридцать два Небесных Владыки, три чиновника (саныуань), Лэй Гун, Дянь My и др. У каждого из них — строго определенный небесный уровень обитания, соответствующий религиозному пониманию процесса эволюции Дао и ступеням созерцательной практики

2. Земные достопочтенные (дичжи). К ним относятся божества определенных местностей, городов, гор, лесов, рек, морей. Кроме того, в эту группу входят божества земли (тушэнь), ворот (мэньшэнь), домашнего очага (цзаошэнь), колодца (цзиншэнь), отхожих мест (цэшэнь) и др. Многие из них первоначально имели человеческую природу, став впоследствии божественными людьми (шэньжэнь). Именно в эту группу вошло большинство божеств, которые даосизм впитал из локальных народных культов и религиозных традиций

3. Божественные призраки (жэьгуй чжи шэнь) — божественные предки (включая семейных), покровители ремесел и школ, полулегендарные герои. Среди них — Кун Цзы, Мэн Цзы, Гуаньгун (Гуань Юй), У Ди, Юэ Фэй, Лу Бань и др.

4. Божества человеческого организма (жэньти чжи шэнь). Согласно даосским представлениям, тело человека вмещает около 36000 божеств. Их медитативная визуализация и созерцание являются важнейшими составляющими даосских обрядов и повседневных психотехнических занятий. Не все божества благорасположены к человеку. Так, «три червя» (саньшишэнь), воплощающие сребролюбие, чревоугодие и любострастце, препятствуют достижению адептом бессмертия. Считается, что ежегодно в день рождения человека они поднимаются на Небо и докладывают обо всех его прегрешениях. Даос, идущий по пути самосовершенствования, должен «запереть» их в своем теле, не смыкая глаз в течение 24 часов, усердно читая канонические тексты и произнося соответствующие заклинания. При постоянстве такой практики можно достичь полной их нейтрализации

5. Божества преисподней (дифу шэньлин). Китайская традиция связывает представления о существовании двух загробных миров с горами Тайшань провинции Шаньдун и Фэндушань провинции Сычуань. Великий владыка восточного пика Тайшань (Тайшань дунюе Дади) определяет срок жизни и посмертную судьбу души, а Великий владыка Фэнду (Фэнду Дади) ведает духами и призраками умерших. Подобно Небу, преисподняя насчитывает 36 уровней, каждому из которых соответствуют определенные божества

6. Бессмертные. Специфической категорией даосских божеств были бессмертные. В их число входили знаменитый Чжан Дао-дня (основатель даосской религии, верховный глава злых духов и ответственный за их поведение), алхимик Вэй Бо-ян и многие другие. Но наибольшей известностью в Китае всегда пользовалась восьмерка бессмертных, ба-сянь, рассказы о которых необычайно популярны в народе и фигурки которых (из дерева, кости, лака), равно как и изображения на свитках, знакомы каждому с детства

7. Истинные люди (чжэнь жэнь), постигнувшие истину — Дао, но не стремившиеся к телесному бессмертию

С каждым из восьми бессмертных связаны любопытные истории и легенды.

1. Чжунли Цюань - старейший из восьми. Удачливый полководец ханьского времени, он потерпел поражение только из-за вмешательства небесных сил, знавших об уготованной ему судьбе. После поражения Чжунли ушел в горы, стал отшельником, научился тайнам трансмутации металлов, раздавал золото бедным, стал бессмертным

2. Чжан Го-лао имел волшебного мула, который за день мог пройти десять тысяч ли, а на время стоянки складывался так, как если бы он был из бумаги, и засовывался в специальную трубочку. Понадобится мул - его вытаскивают, разворачивают, побрызгают водой и он снова жив и готов к переходам. Чжан жил очень долго, не раз умирал, но каждый раз вновь воскресал, так что бессмертие его вне сомнений

3. Люй Дун-бинь еще в детстве отличался умом, "запоминал по десять тысяч иероглифов в день". Вырос, получил высшую степень, но под влиянием Чжунли Цюаня увлекся даосизмом, узнал его тайны и стал бессмертным. Его волшебный меч позволял ему всегда одолевать врага

4. Ли Те-гуай, как-то отправившись на встречу с Лао-цзы, оставил свое тело на земле под присмотром ученика. Ученик узнал о болезни матери и немедля ушел, а тело патрона сжег. Ли вернулся - его тела нет. Пришлось ему вселиться в тело только что умершего хромого нищего - так и стал он хромым (Ли -"Железная нога")

5. Хань Сянь-цзы, племянник знаменитого танского конфуцианца Хань Юя, прославился тем, что умел предсказывать будущее. Делал он это настолько точно, что постоянно удивлял своего рационалистически мыслящего дядю, признавшего дарование племянника

6. Цао Го-цзю - брат одной из императриц, стал отшельником и поражал всех знанием тайн даосизма, умением проникать в суть вещей

7. Лань Цай-хэ - китайский юродивый. Пел песни, собирал милостыню, делал добрые дела, раздавал деньги беднякам

8. Восьмая, Хэ Сянь-гу, с детства отличалась странностями, отказалась выйти замуж, долгие дни обходилась без еды и ушла в горы, став бессмертной

Народная фантазия наделила всех ба-сянь чертами волшебными и человеческими, что сделало их одновременно людьми и божествами. Они путешествуют, вмешиваются в людские дела, защищают правое дело и справедливость. Все эти бессмертные, как и другие духи, боги и герои, хорошо известные в Китае, в своей совокупности отражали различные стороны верований, представлений, желаний и стремлений китайского народа (источник).

Добро и зло   наверх

В мире существует добро и зло. На самом деле это два противоположных витка спирали, два полюса, та дуальность, которая исходит из точки - единицы с момента Сотворения мира. Это созидающая сила, которая отделяется от Божественного ВСЕ, чтобы отделившись, воплотиться и превратится в путь - ДАО, путь испытания и познания. Только через испытания осуществляется эволюционный подъем индивидуума и его обретение силы знания. Только с помощью испытаний человек начинает понимать что есть добро, ведь не зная зла (как в Эдеме) человек не подозревал о существовании добра,  сущности Бога.

Бог попустительствует злу в его ежечастном контакте и искушении человечества для прозрения своих детей. На каждой ступени своего эволюционного развития человечество и человек имеют свой уровень - дозу и качество допускаемого к нему зла. При правильном преодолении и изменении причин, вызвавших очередной урок, человечество растет и совершает свой очередной шаг - виток эволюционного развития по пути к своей Богореальности.

Как маленьким детям даются простые уроки, и вознаграждение или порицание за них просты и бесхитростны, так для возмужавшего индивидуума смысл испытания, а так же награда или соответственное наказание сложно и часто завуалировано, чтобы уже в распознавании оценки своих поступков человек совершал немалые усилия, и на самой высокой ступени эти усилия должны быть на духовном уровне.

Поскольку человек есть частица Божественной Воли, Любви, Мудрости, брошенное в материю, то волею Божьей он сам, обладая свободной волей выбора пути, создает себе причины, которые приводят к определенным событиям - взаимодействиям на пути с различными энергиями - положительными и отрицательными. То есть человек сам создает себе искушения и преодолевает их с большими или меньшими потерями до тех пор, пока не обретет сознание находящееся в поле Божественной Мудрости, то есть не поднимется до своего Каузального поля-тела.

Только тогда он будет видеть и выбирать путь наиболее короткий, зная, где находится цель его существования в материи. Он сам сможет создавать себе причинно- следственные связи, необходимые для своего эволюционного пути.

А пока сознание индивида находится в низших телах, он слеп и своим движением "по жизни" напоминает хаотическое Броуновское движение. Только постоянными столкновениями и ударами приобретается опыт и идет развитие, выявляется направление, а потом уже и путь. То есть иногда бывает, что сглаз или порча и т.д.- это отрицательная энергия, посланная и спровоцированная самим индивидуумом на уровне подсознания, так как высшим силам необходимо направить человека в сторону, нужную для его эволюционного развития, а "слепой" человек мечется и не может сам нащупать свою тропу.

Тогда определенными жесткими рамками его ставят перед выбором пути, причем это, как правило, достаточно осязаемо. Все внешние взаимодействия - только средства, которые подталкивают и поворачивают в нужном направлении. Поэтому люди, знакомые с этим принципом кармической предопределенности, смотрят внутрь, а не вовне. Только изменив внутренние качества можно изменить окружение и отношения (источник).

Бессмертие  (по материалам статьи Э.С. Стуловой «Даосская практика достижения бессмертия»)   наверх

Основной целью и центральной концепцией религиозного даосизма является достижение бессмертия (сянь сюэ). Учение о бессмертии предполагает, что последователь даосизма, посредством определенной практики, включающей в себя гимнастические и дыхательные упражнения, правила половой гигиены, медитацию и алхимию может достичь не только духовного, но и физического бессмертия, а также развить в себе сверхъестественную силу и способности.

Поисками бессмертия занимались еще задолго до оформления даосизма как религии. Китайская литература изобилует рассказами об отшельниках, алхимиках, императорах, занятых поисками бессмертия, эликсира жизни, островов, населенных небожителями. Эликсир жизни пытался отыскать Цинь Ши-Хуанди (221-210 гг. до н.э.). Ханьский У-ди (140-87 гг. до н.э.) принимал пилюли бессмертия. Тай-у (424-451 гг.) император династии Северная Вэй, удостоился чудодейственного талисмана. Стареющий Чингис-хан обратился за лекарством бессмертия к даосскому монаху Чан-Чуню (1222 г.).

История увлечения правителей эликсиром жизни, взлеты и падения советников-даосов, вражда даосов и буддистов, жаркие диспуты при императорских дворах - все это имело место со времени глубокой древности вплоть до недавнего времени. При маньчжурской династии Цин (1644-1911) даосизм захирел окончательно, лишенный всякой поддержки двора. Однако многие чиновники - конфуцианцы в частной жизни практиковали "религию индивидуального спасения" - даосизм.

Бессмертие в религиозном даосизме мыслилось как материальное бессмертие, бессмертие тела, а не души. Даосы полагали, что души и духи не могут существовать без телесной оболочки. Китайцы никогда не разделяли дух и материю. Для них мир был непрерывной последовательностью от пустоты на одном конце до самой грубой материи на другом, а потому душа не стала невидимым и духовным антиподом видимого и материального тела.

Более того, существовало слишком много душ в человеке, чтобы какая-нибудь из них могла служить противовесом телу. Было две группы душ: три верхние души (хунь) и семь нижних (по). И они разделяются в момент смети. При жизни, как и в момент смерти, эти многочисленные души часто неопределенны и туманны. Тело же, напротив, являлось единством и служило домом этим и другим духам. Таким образом, лишь увековечение тела в той или иной форме может обеспечить продолжение живой личности в целом.

Тело каждого человека, своеобразный микрокосм, следует уподоблять вселенной, макрокосму. И там и здесь действует множество духов, чье присутствие имеет огромное значение для нормального функционирования и сохранения организма. В теле человека активно функционируют 36 тыс. различных духов, которые подразделяются на 3 большие группы, 6 меньших, 120 отделений и т. д. Эти же 36 тыс. духов соответствуют 360 дням лунного года и разделены на 24 секции соответственно числу полумесяцев.

Каждая из этих групп во главе с соответствующим «управителем» проходит по определенному «ведомству» организма человека, связана с его 5 основными внутренними органами, 12 венами, многочисленными костями, мышцами и т. п. - в области анатомии у даосов были неплохие познания. Наивысшую роль в этом сонме духов микрокосма играли владыки трех главных групп - трех основных частей, на которые подразделялось тело человека (голова и руки, грудь, живот и ноги). Иногда они ассоциировались с «Тремя Единственными», «Тремя Высшими» (Тянь-и, Ди-и, Тай-и) даосского пантеона.

Обычный человек ничего не знает обо всех этих духах и не заботится о них. Но тот, кто хочет добиться бессмертия, должен прежде всего постигнуть основные закономерности и связи всех этих многочисленных духов с соответствующими частями человеческого тела (ведь ни один из этих 36 тыс. не толчется без дела - у каждого духа свой участок работы, свои обязанности) и, главное, помешать им покинуть тело.

Если самыми разнообразными средствами и методами воздействовать на духов в нужном направлении и не дать им уйти из тела, то сила духов внутри тела будет постепенно расти, а вместе с тем будет меняться и субстанция тела. Когда этот процесс зайдет достаточно далеко, именно духи станут преобладающим элементом в человеке, тело его дематериализуется и он, став бессмертным, вознесется на небо.

Свои теоретические построения даосы обычно щедро перемежали конкретными примерами из истории. В качестве главных героев подобного рода чудесных историй о достижении бессмертия зачастую выступали либо древние отшельники, святые старцы, удалявшиеся от людей и тем самым как бы исчезавшие из поля зрения простых смертных, либо те самые знаменитые даосские маги, которые в свое время прославились поисками бессмертия.

Поскольку за давностью лет жизненный путь большинства из этих магов - особенно тех, кто не был официально подвергнут казни за шарлатанство, - оказывался обычно забытым, они тоже нередко объявлялись преуспевшими в своих поисках бессмертия и вознесшимися на небо. Число таких «бессмертных» со временем стало достаточно внушительным. Только официальные списки, включающие жития наиболее выдающихся «бессмертных» из древних даосов, живших и активно действовавших до нашей эры, насчитывают десятки биографий.

Поиски бессмертия требовали от человека немалых жертв, заставляли его мобилизовать всю свою волю и выдержку, все способности и терпение. Практически тот, кто посвятил свою жизнь этому делу, должен был с юных лет отказаться от нормальной жизни с ее горестями и радостями, отрешиться от всех стремлений и страстей, во всем ограничить себя и целеустремленно двигаться только к одной великой цели.

Разумеется, это было не каждому под силу. Только немногие из наиболее ревностных и старательных последователей даосизма были способны на такие жертвы. Зато именно они пользовались наибольшим уважением и почтением в среде даосов. К их словам прислушивались, их трактаты читали, их советам и предписаниям следовали остальные в надежде хоть немного приобщиться к их «святости» и тем самым хотя бы отчасти приблизиться к высшей цели всего религиозного даосизма - к бессмертию (источник).

Даосизм     не запрещал     своим последователям - мирянам иметь семью и детей. Интимные отношения людей они  рассматривали  в свете теории инь-ян как связанные с механизмом вселенной,  с великим ритмом природы и повторяющими великое единение сил инь  и ян,  в данном  случае  - соединение Неба и Земли. Целибат противен естественному закону природы, поскольку все в природе имеет свойства  либо  женские,  либо мужские, т.е. относится либо к стихии инь, либо к стихии ян.

Даосы считали, что "питание жизни с помощью  инь и ян", или "соединение  инь  и ян  для питания жизни" (инь ян ян шэн чжи дао), является одним из важных средств - наряду с другими  - для достижения бессмертия. Даосский сексуальный мистицизм развивался  на  благодатной  почве  китайского  общества,  в котором семейные   отношения  были  одной из норм  конфуцианской  морали,  а продолжение    рода   - святой   обязанностью    каждого    китайца.

Поскольку способов достижения бессмертия много, необходим был мудрый наставник, который указал бы, по какому пути следовать, в каком направлении прилагать усилия. Кроме того, в трактатах и руководствах даны лишь самые общие указания. Без разъяснений учителя, без его расшифровки невозможно овладеть методом и процедурами в полном объеме. Тайна останется нераскрытой (источник).

Под влиянием буддизма образ бессмертного все более одухотворяется, а само бессмертие начинает рассматриваться в качестве особого, высшего и просветленного состояния сознания наподобие буддийской нирваны.

наверх