Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Основные идеи

Основы концепции

Хорни обнаружила у своих пациентов симптомы, обусловленные трудностями социальной адаптации, различными формами социальной изоляции. Неясность или противоречивость культурных норм часто были причинами психологических затруднений. Человек не решался сделать выбор, не мог реализовать свои способности в данном обществе, и это было, согласно Хорни, главной причиной его невроза, не сводимого ни к вытесненным инстинктам, ни к детским переживаниям.

Произведенное Фрейдом "дробление" души на "я", "оно" и "сверх-я" отодвигало на задний план сознательное единство личности и значение нравственной воли. Кроме того, Фрейд в размышлениях о человеке пользовался чаще всего привычной для новоевропейского сознания двоичной логикой: сознание - бессознательное, эрос - танатос, я - оно, свободная энергия - связанная энергия.

Известно, однако, что двоичная логика не характерна для восточных культур и даже для европейского средневекового христианства, в котором Божественное существо осмысляется как Троичность: Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святой Дух. Двоичная система не соответствует многозначности психических структур и процессов. Хорни, подобно Юнгу, стремится к более тонкой дифференцировке личностных инстанций, выделяя, в частности, "идеальное я", "актуальное я", "реальное я" и ряд других.

Если под "актуальным я" понимается личность в данный момент времени со всеми ее достоинствами и недостатками, то "идеальное я" есть образ личности, какой она хотела бы стать. "Реальное я" - живой, деятельный центр личности, выражающий ее самоидентичность, не всегда ясно осознаваемую. Согласование этих различных аспектов личности было для Хорни научной и терапевтической задачей.

Фрейд толковал человеческую природу как биологическую в своей основе, одинаковую у всех людей и, в принципе, неизменную. Для Хорни проблема человеческой природы представляется более сложной. Она выделяет в связи с этим три возможных концепции.

Согласно первой, человек греховен и подвластен инстинктивным влечениям. Цель этики и воспитания состоит в этом случае не в развитии, а в усмирении и преодолении природы человека. Вторая исходит из того, что в человеке есть и "хорошее", и "плохое". Хорошее постепенно побеждает. В этом случае программа развития личности строится на внешней помощи, на твердом и ясном идеале, на культивировании добра и борьбе со злом.

Третья концепция состоит в том, что сущность человека - это творческие конструктивные силы, его способности к развитию. Человек может и должен реализовать себя, для чего надо себя понять, управлять собой, взять на себя ответственность. Такова именно позиция Хорни. Веря, что каждый человек от природы стремится к самосовершенствованию, развертыванию своих задатков, она считает главной целью психоанализа помощь личности в самореализации. Лечение должно сделать человека свободным для развития его лучших возможностей.

Хорни полагала, что природа человека пластична, а исходная структура влечений, равно как и механизмы защиты, обусловлены той культурой, в которой человек живет. Разные культуры акцентируют или угнетают различные стороны человеческой природы, причем ни одна культура не дает ей полного простора. Поэтому культурно-психологические формы - относительны, обусловлены условиями места и времени. Относительными следует считать эдипов комплекс, структуру личности, сексуальную этиологию неврозов, конфликт между личностью и принципами культуры.

Эдипов комплекс, согласно Хорни, есть, скорее, аномалия, чем норма. Он может возникнуть в результате различных деформаций в воспитании: при отсутствии гармонии в семье, под влиянием родительского деспотизма, подавления детской сексуальности. Если у Фрейда эдипов комплекс есть глубинная причина неврозов, то у Хорни он сам есть "невротическое образование". В связи с отказом от эдипова комплекса пересматривается и значение раннего детства. По Фрейду, "ребенок есть отец взрослого". Хорни считает, что психическое развитие взрослого не сводимо к детскому опыту. Процессы сознательной, целеустремленной самореализации определяют основную структуру личности и ее внутренние конфликты.

Хорни упрекает Фрейда в том, что он не определил ясно понятие "невроз", смешал разные его источники, связанные с нарушением биологического и социального равновесия. Верно, что невроз есть отклонение от нормы, которое вызывает у человека чувство вины, страха, неполноценности. Продуктивность личности при неврозе снижается. Разрушаются связи с социальным окружением. Человек не достигает важных для него целей. Такова картина невроза. Но в самом понятии "нормы" можно различать статистический, биологический и культурный аспекты.

Первый связывает норму с таким поведением или состоянием, которые свойственны большинству. Второй соответствует биологическому оптимуму и зависит от индивидуальной наследственности. Третий аспект - культурный. Он-то и является наиболее важным, когда говорят о генезисе неврозов. Неврозы возникают под влиянием культурного, морального давления. Если в Америке человек, будучи миллионером, тратит время и здоровье на приумножение своих миллионов, его считают нормальным. Но в Африке или в Греции того, кто старается заработать больше, чем может потребить, сочтут невротиком.

Значит, о нормах следует говорить применительно к конкретной культуре, социальному статусу или роли. Отсюда следует, что невроз есть нечто относительное, фиксируемое лишь исходя из норм и реалий культуры. В примитивных обществах шаман всегда бывает невротиком: только благодаря способности впадать в истерический транс он может выполнять свою социальную роль.

Многие невротики могут быть социально хорошо адаптированы. Можно даже сказать, что невроз есть индивидуальный способ адаптации к культуре. Часто Невротики не осознают своего невроза и не страдают от него, если приучили к нему себя и свое окружение. Неадаптивность невротика проявляется тогда, когда он попадает в непривычную среду, переходит в новую социальную или возрастную категорию.

Отклонение от нормы, согласно Хорни, не единственный признак невроза. Бывают люди оригинальные, необычные, но они - здоровы, а посредственный, ничем не примечательный человек страдает неврозом.

Хорни указывает на второй важный признак невроза - ригидность, жесткость реакций и мышления. Все любят, когда их хвалят. Но невротик не отличает заслуженной похвалы от лживых комплиментов. Здоровый человек не смешивает творческую оригинальность с оригинальничаньем. Невротик же претендует на "оригинальность" в малозначительных повседневных делах. Всякий человек может испытывать сомнения в ситуации выбора. Но у здорового нет мучительного переживания, нерешительности по пустякам. Для невротика же вопрос о том, кому первому подать руку или что купить в подарок, превращается в мучительную проблему.

Невротик часто не осознает всех сторон конфликта. Поэтому взаимоисключающие желания закрепляются у него, как черты характера. Так, человек, мечтающий об одиночестве, мучается, оставаясь наедине с собой; девушка, желая выйти замуж, сторонится мужчин.

Возникновение невроза Фрейд связывал с подавлением сексуальных влечений в детстве. Он определял причину невроза даже более конкретно, как "страх перед кастрацией" - у мужчины и как осознание анатомической неполноценности - у женщин.

Хорни готова признать, что детский невротизм играет определенную роль в генезисе неврозов. Но она предлагает отказаться от фантастических представлений о страхе перед кастрацией и об анатомической неполноценности женщин. На детский невротизм следует смотреть в широкой социально-культурной перспективе. Если в традиционной культуре дети постепенно и относительно безболезненно включались в культуру взрослых, то в условиях городского промышленного общества миры взрослых и детей резко разведены.

Имея в виду европейскую и американскую культуру рубежа веков, Хорни ярко описывает факты взаимного отчуждения детей и взрослых, вставая при этом на защиту детства. Многие дети испытывают беспокойство, не получая от родителей тепла и любви. С детскими желаниями и привязанностями взрослые не считаются. Детей постоянно стыдят, грубо наказывают. Ребенок не может защитить себя.

Он ощущает себя одиноким, заброшенным, бессильным, поскольку не может вести себя так, как этого требуют взрослые. Он испытывает чувство вины, в нем развивается страх перед враждебным окружением. Мир взрослых кажется ребенку холодным, бессмысленным. Описание детства, ставшего жертвой деспотичных, равнодушных родителей, напоминает у Хорни самые мрачные страницы диккенсовских романов.

Хорни, подобно Фрейду, разрушает миф о "розовом детстве", показывая, что многие родители не способны любить детей. Дети развиваются быстро. Они полны надежд, жаждут любви, ласки, понимания. Они легко ранимы, остро воспринимают радость и горе. Но взрослые часто не видят в ребенке человека, не хотят вникать в интересы ребенка, не успевают за его духовным ростом. Свою отчужденность от ребенка родители прикрывают усиленным подчеркиванием своей любви.

Они не выполняют своих обещаний, разрушают привязанности ребенка, отбирают у него любимых животных, высмеивают его чувства. В результате личность ребенка деформируется. Возникшие в детстве страх перед враждебным окружением, ощущение беспомощности перед миром, который может оскорбить, унизить, сохраняются и в зрелом возрасте. Реальные тревоги и опасности, связанные с экономической и социальной неустойчивостью, накладываются на этот бессознательный фон, в результате чего возникают неврозы взрослой личности.

Подавление сексуальных желаний в детстве закладывает, согласно Фрейду, почву для невроза, а повторение подобных переживаний в молодом и зрелом возрасте придает ему конкретную форму. Возражая Фрейду, Хорни подчеркивает культурную обусловленность самого полового влечения. Ведь оно не выступает как самодовлеющее, а всегда как-то осмысленно, сопряжено с культурными и социальными ценностями. Сексуальность в отрыве от культурной нормы - патология. Культура регулирует проявления сексуальности, придавая им не только форму, но и содержание.

Поэтому причина связана, по Хорни, с противоречивостью самой культуры, с конфликтом ценностных систем. В стабильной однородной культуре ценности согласованы друг с другом, поэтому выбор не является сложной проблемой. В современной цивилизации, благодаря столкновению систем ценностей, в частности, христианской и буржуазно-гуманистической, возникают конфликты.

Американская культура основана на экономическом соперничестве. Психологический результат - враждебность между людьми, которая пронизывает все сферы человеческих отношений. Отсюда происходит и детский страх, который индуцируется противоречиями в семье и родительским невротизмом. Страх взрослых вызван не прорывом агрессивных и сексуальных влечений в сознание, а опасениями экономического краха, увольнения, разорения.

Взаимная вражда полов. Хорни всегда интересовали проблемы мужской и женской психологии, "борьбы полов", любовно-брачных отношений, и она много лет посвятила их изучению.

Фрейд, разделявший традиционно-патриархальный взгляд на положение женщины, считал, что женщина, ощущая свою анатомическую недостаточность, чувствует зависть, стремление стать мужчиной, которое трансформируется в желание иметь от него ребенка. К. Хорни не усматривала в этом взгляде ничего, кроме патриархального мифа и была полна решимости доказать психическое равноправие мужчин и женщин.

Во времена матриархата закон и обычай фокусировались вокруг матери и "матрицид" тогда был, (как свидетельствую Софокл и другие античные авторы), более тяжким преступлением, чем отцеубийство. В эпоху изобретения письма мужчина стал играть лидирующую роль в политике, экономике, законодательстве и половой морали. Этому было много причин. Одна из них, вероятно, в том, что мужчина - более рационален, более способен обезличить себя, "обобществить свою психику". Но в этом же состоит и его слабость, его несоответствие современности, которая вновь акцентирует значение целостной, индивидуализированной личности. Женщина вновь вступает в борьбу за равенство.

Проблема "гендерных", т.е. культурно-обусловленных половых отношений до сих пор дискуссионна. И осмысливается она чаще всего в рамках "мужской идеологии". В ней Хорни выделяет три момента.

Во-первых, мужчина чтит женщину, как Мать, которая кормит, заботится, жертвует собой. Жизнетворное могущество женщины наполняет мужчин восхищением. Но "противно человеческому существу испытывать восхищение и не держать зла на того, чьими способностями не обладаешь". Мужчина завидует женщине и стремится компенсировать свою неспособность к деторождению тем, что создает государство, религию, искусство. Поэтому вся культура носит отпечаток маскулинности. Но "завистливая обида" мужчины на женщину этим полностью не снимается.

Выступая против равенства полов "мужская культура" разными способами ущемляет женщину. Материнство плохо защищено законом. Беременность и детовоспитание, требующие от женщины огромных физических и душевных затрат, и являющиеся главной причиной "культурного отставания" женщины, почти никак не компенсируются. Имеет место потакание сексуальной безответственности мужчин и низведение женщины до роли сексуального объекта.

Вторая причина недоверия и даже вражды между полами в том, что мужчина испытывает страх перед женщиной, как сексуальным существом. Во многих африканских племенах мужчины верят, что женщины обладают магической властью над их гениталиями. Мужчина также склонен думать, что женщина отбирает у него силу во время полового акта, забирает себе его жизнетворное семя. Отношение к женщине ассоциируется со страхом смерти: кто дает жизнь, тот имеет право ее отобрать.

В-третьих, мужчина в большей степени зависит от женщины, чем она от него. Он боится не удовлетворить женщину, оказаться импотентом, унизиться перед ней. Сексуальность женщины его больше страшит, чем привлекает. Он предпочел бы, чтобы женщина просто была сексуальным объектом. Долгое время всякая сексуальная активность со стороны женщины рассматривалась как отклонение, а фригидность считалась нормой. Для беспрепятственного удовлетворения своих сексуальных влечений мужчина должен держать женщину в состоянии повиновения, проще сказать, в рабстве, что и имеет место в быту и общественном хозяйстве.

Недоверие и враждебность к мужчине имеются и в женской психике, но связаны они, как правило, с опытом детства. "Рай детства", о котором часто говорят забывчивые взрослые, - не более чем иллюзия. Девочка в детстве ущемлена больше чем мальчик. Ей больше запрещено, меньше разрешено. У нее в детстве формируется чувство вины и страх перед физической силой. Об этом красноречиво свидетельствуют сновидения девочек, в которых женский страх возникает при встрече со змеями, дикими зверями, чудовищами, которые могут ее победить, овладеть ею, прорваться внутрь ее тела.

Девочка интуитивно чувствует, что ее будущее зависит не от нее, а от кого-то другого, от таинственного события, которого она ждет и которого боится. Стараясь избежать этих переживаний, девочка уходит в "мужскую роль". Это особенно заметно в возрасте от четырех до десяти лет. В пубертатный период шумное мальчишеское поведение исчезает, уступая место девичьему-приниженному и соответствующему социальной роли, которая часто представляется опасной и нежеланной.

Многие девушки хотели бы родиться мужчинами, чего нельзя сказать о юношах. Большая склонность к невротизму наблюдается у женщин, чем у мужчин. Иногда - амбициозность, стремление к власти, желание "забрать мужчину целиком". Иногда - подчеркнутая скромность, пассивность - как бы только не подумали, что она что-то хочет от мужчины. Наконец, распространенная среди женщин фригидность.

Вражда и недоверие между полами отчетливо проявляются в любви и браке. Существует, по-видимому, какой-то естественный период продолжительности брака как живого организма. Брак рождается, созревает, достигая крепости и богатства, а затем стареет и умирает, после чего супружеские пары живут уже по привычке, в силу бытовой целесообразности. Из-за несходства характеров и недостаточной культуры "живой" брак у большинства людей длится недолго, в результате чего многие семье напоминают "пустую скорлупу".

Между тем, возможен и длительный живой брак. И, более того, он очень желателен, так как только при живом браке взаимная поддержка, дружба, сексуальное взаимодействие - будут не в тягость. Между тем, организаторы образования знать не хотят ничего о том, что брачной жизни нужно учиться. Любовь мы получаем как дар, а хороший брак нужно строить продуманно и шаг за шагом.

Кроме этого общего недоверия между полами, существует много других причин неудачи в браке. Например, неудачный выбор партнера, хотя "выбор" в данном случае не совсем подходящее слово. Не побывав в браке, мы не знаем, что значит быть женой или мужем и что значит - выбирать супруга. Причиной нарастания враждебности в браке может быть предъявление супругу требований, которые он заведомо не может удовлетворить. Вторая причина связана с противоречивостью наших желаний. Мы считаем себя более цельными, чем являемся на самом деле.

Сильная женщина маскулинного типа выбирает себе в мужья деликатного, слабого мужчину. Но бессознательно она хотела бы иметь рядом грубого самца, который мог бы взять ее силой. Отсюда - разочарование, все более пренебрежительное отношение к мужу. Из брачных противоречий возможны три выхода: развод, "открытый брак" и целеустремленное и рассудительное строительство отношений с тем супругом, которого, так сказать, "Бог послал". Но если какая-то из стратегий выбрана, она должна осуществляться последовательно.

Невроз и «базальная тревога». Одно из неустранимых противоречий различных культур состоит в конфликте между капиталистической установкой на соперничество, успех, борьбу, за жизненные блага и христианскими ценностями: любви, смирения и доброты к ближнему.

Человек борется не только с природой, обществом, но и со временем. В ХХ веке беспокойство, национальные и политические страсти овладевают широкими массами. "Нормальную" жизнь уже нельзя назвать спокойной и уравновешенной. Беспокойство ощущается повсеместно и повседневно. Отсюда возникает идея "базового тревожного фона" или "базальной тревоги", объяснить которую важно с многих точек зрения. Следует понять роль тревожности в нормальном психическом развитии, генезисе неврозов, обыденном поведении, развязывании социальных конфликтов. Тревожность отличается от страха тем, что она иррациональна, неадекватна ситуации, чаще всего потому, что сама ситуация человеку не вполне понятна.

Фрейд, рассматривая тревожность, имел в виду не объективную, а субъективную ее причину. Этой причиной он считал страх перед вытесненным влечением. Хорни отмечает, что поскольку система установок личности, в общем, соответствует системе культурных ценностей, то и причину тревожности нужно искать не в вытеснениях, а в культуре. Чем сложнее и динамичнее культура, в которой живет человек, чем больше он зависит от цивилизации - тем больше поводов для тревоги. Тревога - невыносима. Не умея понять ее причину, человек избавляется от нее путем вытеснения, то есть невротическим способом. Таких способов Хорни насчитывает четыре.

Первый - рационализация. Тревога превращается в рациональный страх. "Я тревожусь потому, что возросла преступность, за своего ребенка, из-за того, что меня могут уволить и т. д. Приняв для себя некоторую очевидную причину тревожности человека - невротик становится упрямым, ригидным. Говорить ему, что его объяснение его тревоги - неубедительно - бесполезно.

Второй способ избежать тревожности - "взять себя в руки", подавить ее симптомы: страх, сердцебиение, дрожание рук. Но этот способ не радикален. Симптомы могут возобновиться, а пациент, обретя временное успокоение, отказывается от сознательной проработки своих комплексов.

Третий способ - наркотизация - иногда в буквальном смысле, иногда - путем "ухода в работу", сексуальную активность, с помощью мастурбации.

Четвертый способ заключается в избегании ситуаций, мыслей и чувств, которые могут возбудить тревожность. Например, человек прекращает заниматься альпинизмом, когда начинает чувствовать страх высоты. Это - радикальный способ и он наиболее часто рекомендуется психиатрами.

Основная мысль Хорни в этой связи состоит в том, что в современных условиях некоторый фон тревожности неизбежен и даже полезен. Поэтому нужно просто привыкнуть к нему. Чтобы не допустить чрезмерной тревожности, необходимо правильное воспитание. Если в детстве и юности окружение человека было надежным, его обычная тревожность не будет слишком высокой.

Именно отношение к детям, воспитание в семье и школе казалось во времена Хорни главной причиной невротической тревоги большинству психоаналитиков. Хорни пишет, что базовая тревога воспроизводит у взрослого детские переживания. Взрослый, как и ребенок, чувствует себя маленьким, незначительным, беспомощным. Родители не дают ему тепла, в котором он нуждается. Ребенок не чувствует, что он желанен для родителей. Если ребенку отказано в любви, то окружающая среда кажется ему пустой, ужасной, предательской. Именно этот - вполне обоснованный - страх, а не выдуманный страх кастрации, является, согласно Хорни, истинной причиной базовой тревожности.

В сегодняшнем мире тревожность во многом обоснована и вызвана объективными причинами - неустойчивостью экономического и политического положения. Поэтому естественно рекомендовать человеку активно участвовать в политике и экономической борьбе. Остается тревожность, обусловленная вытесненной враждебностью. Человек вытесняет враждебность к лицам или учреждениям, которые ему угрожают, поскольку не имеет сил с ними бороться. Но эта вытесненная враждебность возвращается к нему в виде тревоги. Таким образом, значительная часть людей, согласно Хорни, обречена стать невротиками. Невротическая личность - типична для нашего времени.

Во многих своих работах Хорни рассматривает проблемы межличностной коммуникации, то, что мы в России называем "общением", вкладывая в это понятие особый смысл. Общение - не только необходимость, но и свобода, не только норма, но и ценность, не только средство, но и цель. Ценность общения для коллективного творчества и поддержания культуры - очевидна. Поэтому идея Хорни о тесной взаимосвязи симптоматики неврозов с типами общения, с установками по отношению к другим людям заслуживает самого серьезного внимания.

Хорни в своей психоаналитической практике столкнулась с неврозами, вызванными не подавлением сексуальных или агрессивных влечений, а неудовлетворенностью социальных потребностей - в эмоциональном контакте, поддержании престижа и т. п.

Пытаясь систематизировать социальные потребности общения, она делит их на три типа: направленные "к людям", "против людей" и "от людей". Различные культуры неодинаково относятся к этим потребностям, давая перевес то одной, то другой из них.

У каждой личности доминирует обычно один тип потребностей общения, благодаря чему все личностные проблемы приобретают специфическую окраску. Доминирующий тип потребностей определяет тип характера. Характеры отличаются друг от друга степенью открытости, контактности, конкурентности, агрессивности, замкнутости.

Естественно предположить, что удовлетворенность общением и польза от него - в смысле активизации развития, поддержания психического здоровья и равновесия связана с частотой, качеством и интенсивностью контактов с людьми. При этом даже сильно акцентуированные, предрасположенные к неврозу люди могут развиваться в сторону большего равновесия, чувствовать себя комфортно, когда имеют достаточный для них уровень и качество контактов. И, напротив, здоровые люди невротизируются, если их общение неудовлетворительно.

Любой тип характера имеет широкий спектр потребностей общения. Каждому человеку - в разной степени свойственны потребности в любовно-дружеских, конкурентных, властных отношениях, в самостоятельности и причастности к группе. Все эти потребности можно реализовать лишь взаимодействуя с другими людьми, выработав определенные навыки, благоприятный стиль общения.

Тип невроза обусловлен усилением одного из элементов базового "тревожного фона" - враждебности, покинутости, неподконтрольности ситуации.

Если человек направлен преимущественно "к людям" ("уступчивый тип"), то для него характерно стремление присоединиться к более влиятельной личности. Свои агрессивные устремления он подавляет. Несмотря на уступчивость, такой человек не способен любить людей.

Если доминирует направленность "против людей", мы имеем дело с "агрессивным типом". Для него характерно представление о жизни, как борьбе всех против всех. Другие для него - враги. Главная цель каждого, по его мнению, - победа и контроль над другими. Никому нельзя до конца доверять. В агрессивном человеке могут быть привязанности и симпатии. Но он рассматривает их как "слабости" и вытесняет.

Направленность "от людей" формирует тип "разобщенной" личности. Человек испытывает потребность в "эмоциональной дистанции". Близкий контакт вызывает у него тревогу. Чтобы быть независимым, он готов ограничить свои потребности, подавить чувства, воздержаться от оценок, которые могут вызвать спор.

Рассмотренные невротические симптомы служат средством разрешения "базового конфликта". Первые две направленности - "к людям" и "против людей" выражают стремление подавить определенные стороны личности и дать преимущество противоположным: уступчивому или агрессивному поведению. Третий тип поведения - уход - имеет целью подавить как уступчивость, так и агрессивность. Часто это - безуспешная попытка, ибо она не уничтожает потребности в общении.

Невротический конфликт "разрывает" человека, причем невротик слеп в отношении того, что с ним происходит. Если ему сказать об этом, он станет уклоняться от объяснений и даже терять интерес к разговору. Его силы уходит на то, чтобы отвергнуть конфликт и создать искусственную гармонию. С этой целью выстраиваются защитные механизмы. Среди них - попытка "затмить" часть конфликта и придать больший вес противоположной тенденции.

Другой механизм - создание идеализированного образа себя. Вместо того чтобы уходить от других, можно уйти от себя. Реальное "я" становится несущественным. На его место выдвигается вымышленное представление о себе: "я совсем не такое ничтожество, за которые вы меня принимаете. Посмотрите, какие у меня идеалы, какая душа! Были бы только условия..." и т. д.

Под "идеализированным я" понимается ошибочное представление человека о себе. Человек верит, что он такой, каким себя придумал. Хорни приводит в пример карикатуру, на которой изображена полная, средних лет женщина, видящая себя в зеркале стройной и юной девушкой. За свое "идеализированное я" невротик цепляется всеми силами. Чем больше он стремится уподобиться своим идеалам, тем больше его разрыв с действительностью и тем сильнее подавляется его реальное "я". Таким образом, возникает почва для одного из самых распространенных в США неврозов.

наверх