Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Восточные боевые искусства

Обзор школ

Древние школы боевых искусств существовали во многих странах Азиатского континента - в Индии, Китае, Японии, Корее, Вьетнаме, Индонезии, Таиланде. Родиной древних боевых искусств считают Индию. Не исключено и очень даже вероятно, что на их развитие в Индии повлиял греческий панкратион - кулачный бой с бросками, подножками и захватами. С панкратионом жители Индии должны были познакомиться в IV веке до н.э., когда часть полуострова Индостан была завоевана войском Александра Македонского.

Боевые искусства Китая и Японии - это, прежде всего, именно искусства, способ развития «духовных способностей самурая», осуществление «Пути» («дао» или «до») - пути воина, пути меча, пути стрелы. Бусидо, знаменитый «Путь самурая» - свод правил и норм для «истинного», «идеального» воина разрабатывался в Японии веками и вобрал в себя большинство положений дзэн-буддизма, особенно идеи строгого самоконтроля и безразличия к смерти.

Самоконтроль и самообладание были возведены в ранг добродетели и считались ценными качествами характера самурая. В непосредственной связи с бусидо стояла также медитация дзадзэн, вырабатывавшая у самурая уверенность и хладнокровие перед лицом смерти.

Совершенно неожиданно способом постижения буддизма стало нечто, что противоречит одному из пяти основополагающих буддийских запретов - «воздерживайся от убийства». Вероятно именно в Китае, где буддизм подвергся освобождающему влиянию даосизма, - Дзэн разрушил конвенциально-этические рамки буддизма и как эффективный психотренинг впервые присоединился к воинским дисциплинам. Сегодня Дзэн уже применяют к любым областям деятельности, от игры на гитаре до секса.

«Из всех собравшихся только ближайший ученик Будды Махакашьяпа воспринял знак Учителя и едва заметно улыбнулся в ответ уголками глаз». Именно из этого признанного каноническим эпизода вырастает вся традиция передачи учения чань/дзэн с помощью т.наз. «уловок» - любых подручных и, казалось бы, самых неподходящих для этого вещей, светских и других занятий, таких как заваривание чая, театральное представление, игра на флейте, искусство икэбаны, сочинение. То же касается и боевых искусств.

Впервые боевые искусства соединились с Дзэн в качестве развивающей тело гимнастики, а затем ещё и как закаливание духом бесстрашия - в китайском буддийском монастыре Шаолине. С тех пор Дзэн - это то, что отличает боевое искусство Востока от западного спорта. Многие выдающиеся мастера кэндо (фехтование), каратэ, дзюдо, Айкидо были адептами Дзэна. Это связано с тем, что ситуация реальной схватки, схватки, в которой возможны тяжелые увечья и смерть, требует от человека именно тех качеств, которые воспитывает Дзэн.

В условиях боевой ситуации у бойца нет времени на рассуждения, обстановка изменяется настолько быстро, что логический анализ действий противника и планирование своих собственных, неизбежно приведут к поражению. Мысль слишком медленна, чтобы уследить за таким техническим действием, как удар, длящийся доли секунды. Чистое, незамутненное ненужными мыслями сознание подобно зеркалу отражает любые изменения в окружающем пространстве и позволяет бойцу реагировать спонтанно, ненадуманно. Также очень важно во время поединка отсутствие страха, как и любых других эмоций.

Такуан Сохо (1573-1644), мастер Дзэн и автор трактатов о древнем японском искусстве владения мечом (ныне сохранившемся в техниках кэндо) называет спокойствие воина, достигшего высшего уровня мастерства, непоколебимой мудростью. «Вы конечно, видите меч, собирающийся поразить вас,» - говорит Такуан. «Но не позволяете своему уму „останавливаться“ на этом. Оставьте намерение контактировать с противником в ответ на его угрожающий выпад, перестаньте строить всякие планы на этот счет. Просто воспринимайте движения противника и не позволяйте своему уму „останавливаться“ на этом.»

Отличительной особенностью всех японских видов военных искусств (бугэй) являлось то, что основной акцент при овладении ими делался, прежде всего, на нравственно-моральную сторону и развитие "духовных способностей самурая", т.е. психической уравновешенности воина, а затем уже на формирование физически развитой личности. Моральное содержание таких дисциплин, как кэндо, кю-до и т.д., показывается иероглифом, который в сочетании с другими звучал как "до", являясь основой этих слов, говорящей о нравственном принципе и имеющей также глубокую связь с религиозными аспектами жизни военного сословия.

Моральный принцип в военных тренировках японских воинов был обусловлен учением Конфуция. В Конфуцианстве "до" рассматривалось как определённая этическая категория. Что же касается религиозного аспекта, то основой сделать была непосредственная связь "до" с дзен-буддизмом. Познание "до" ("правильного истинного пути", или "правды") считалось главным в фехтовании, стрельбе из лука, борьбе без оружия, плавании и т.д. (где оно являлось как бы образующим идеалом самурая, достижение которого означало в философском смысле познание самого себя), необходимым для гармонического развития индивидуума.

Восточная философская традиция часто называет "до" "путём", обладающим жизнедарящими силами, испускающим лучи света, подобно солнцу. В этом плане "до" идентично понятию "дао", трактуемому в философии и эстетике Китая как вечная и неотъемлемая первопричина всего существующего духовного и материального и отождествляемому объективным идеализмом с источником вещей и явлений мира, с "путём" природы.

В соответствии с этим теоретики военных искусств считали, что "до" как первичная субстанция может однократно пробуждать в человеке "ценное" явление, понимаемое лишь инстинктивно, мистически, что позволяет индивидууму становится причастным цели "великого учения". В военных искусствах самураев "до" носило характер образующего идеала и начала, без которых эти искусства были невозможны. Целью и сутью борьбы было достижение и соприкосновение каждого воина с "до", т.е. слияние единичного и целого.

Другими словами, "до" должно было помочь самураю найти "единичное бытиё во всём", "войти в соприкосновение с божественным (божеством), уловить его присутствие, увидеть его существование. Это согласуется с дзеновскими положениями об "изначальной природе Будды", присутствующей во всём (живом и неодушевлённом), которая постигается человеком посредством сатори, обретения нирваны на земле, среди живых.

Таким образом, самурай, познавая "до", должен был достичь военного мастерства, соприкасающегося с "истинным путём", и "войти в совершенную гармонию с природой", с которой человек составляет неразделимое целое. Преобладающее значение имела внутренняя подготовка воина, на что обращалось больше внимания, чем на напряжение внешних физических сил самурая. Решающим фактором в деле выработки силы духа была медитация.

При помощи дзадзен - духовной основы военно-спортивного образования самураев, призванной, по выражениям толкователей дзен-буддизма, помочь в достижении гармонии с "отрицательным ничто", воины должны были развить у себя психически уравновешенное состояние для исполнения своих основных, военных функций, а также для не менее важного дела - тренировок в фехтовании, стрельбе и т.д., которые в свою очередь выступали как репетиции собственно боевых действий. Это было состояние "повышенной готовности", которое ни в коем случае не означало "малодушной сонливости".

Несмотря на ряд чисто мистических элементов, медитация по системе дзен имела и рациональное зерно. Прежде всего, это касается постановки правильного дыхания, что крайне необходимо при любых физических упражнениях. Перед тренировочным боем самураи обычно принимали позы, характерные для дзен-буддийских монахов, приготовившихся к созерцанию, и старались дышать глубоко и равномерно. Это заранее готовило органы дыхания к физической работе и содействовало дальнейшему ритмическому функционированию лёгких во время самой схватки с противником, когда резко возрастала потребность организма в кислороде.

Преимущественное духовное напряжение, способствовавшее развитию самообладания, хладнокровия и трезвости мысли при всех упражнениях, однако, не означало что в военных искусствах самураев физический фактор (сила и выносливость) рассматривался как несущественный. Являясь вторым образующим элементом в военных дисциплинах, физическое воспитание требовало от воина кропотливого оттачивания техники, развития физической силы, выносливости, выработки почти инстинктивной феноменальной реакции и координации движений. Всё это достигалось в результате каждодневных и многочасовых тренировок.

Среди японских традиций выделяются, как уже сказано было, путь самурая, айкидо, а также каратэ, кэндо, ниндзюцу, дзюдо и другие.

В Китайской традиции широко известно наследие шаолиньских монахов. Просто побывав в Шаолине, вряд ли можно суметь запросто постичь мистическую традицию и одновременно обучиться бойцовскому мастерству монахов. В лучшем случае вы приблизитесь на миллиметр к пониманию того, что есть смысл вашего существования. Может быть, испытаете на мгновение немыслимое доселе чувство близости к космосу и необыкновенную, неземную легкость. Согласитесь, и это немало. Никто кроме монахов не может быть посвящен во все тайные монашеские искусства (их 72), необходимые для разрабатывания внутренней энергии тела (ци).

Монахи дают обет молчания и могут посвятить вас только в основы основ ци. Ученикам лишь показывают то, во что непосвященному трудно поверить: "движение гусеницы" (лазание по стене с помощью мышц спины) или "искусство легких шагов" (хождение по тончайшим фарфоровым чашечкам) или "алмазный палец" (перетерание кусочков гранита ладонями в порошок). Но вот то, что реально передается ученикам - так называемый "канон изменения в мышцах". 20-минутная гимнастика, для освоения которой недели довольно. При упорных занятиях результат заметен через месяц-полтора.

Главное при обучении - внимать происходящему, пытаясь ничему не удивляться. Нам сегодня трудно понять, например, каким образом почти сто шаолиньских монахов могут являться членами Коммунистической партии Китая. Или как китайцы сумели сохранить свои святыни в период бурной и кровавой "Культурной революции". Важно, что все это сохранило свой смысл и свой внешний облик до наших дней. И что мы можем это увидеть.

По сравнению с Китаем или Японией в Корее до наших дней дошло значительно меньше достоверной исторической информации о боевых искусствах. Значительно затрудняет выявление истинной картины и усиленно ведущаяся по обе стороны 38 параллели пропагандистская компания, в рамках которой многие официальные историки боевых искусств усиленно доказывают, что боевые искусства Кореи имеют не уступающую по древности китайской самобытную традицию. При этом далеко не все факты, на которые они опираются, можно считать однозначным подтверждением такой концепции.

Традиция боевых искусств начинается в Корее с периода трёх государств (Когурё, Пэкче и Силла). В каждом из них имелись свои системы боя. Например в Когурё, располагавшемся в северной части полуострова и на значительной части территории Манчжурии, существовала система "сонбэ". Выросшее и окрепшее в борьбе с Китаем, Когурё имело сильную, хорошо обученную армию.

В Пэкче боевые искусства были известны под названием "субак" (записывается теми же иероглифами, что и китайское боевое искусство "шоубо").

Наиболее интересно государство Силла, прославившееся своим военно-религиозным институтом хваранов ("цветущая молодежь"). Эти юноши, отбираемые в возрасте 14-15 лет из дворянских семей, в мирное время занимались изучением целого комплекса боевых искусств, распевали песни наделенные "магической силой", учились управлять страной, а на войне сражались в первых рядах и были наиболее подготовленными боевыми отрядами, о подвигах которых есть немало сведений в корейских летописях.

Тренировка хваранов включала в себя не только упражнения в медитации, поэззии, музыке и танцах, но и джигитовку, занятия фехтованием и стрельбой из лука, а также субак. Задачей такой комплексной подготовки было воспитание совершенной, гармонически развитой личности.

В борьбе между тремя государствами роль объединителя страны сыграла Силла, использовавшая помощь танского Китая. В 668 году Корея стала единым государством, тесно связанным с соседним Китаем. Квонбоп (корейский рукопашный бой) обогатился китайской традицией, и названия ряда его направлений - например "тансудо" ("рука династии Тан") - эту связь подтверждает. Со Инхёк, один из наиболее серьезных исследователей корейских боевых искусств, указывает, что примерно с этого времени боевые искусства Кореи можно разделить уже на три ветви - не столько по происхождению (сугубо корейские или корейско-китайские), сколько по их специфическим особенностям:

Садо мусуль ("частные" или "народные" боевые искусства) - стили, в которых доминирует спортивно-соревновательный бюджет, роднящий их с европейской спортивной борьбой. Пульса мусуль ("буддийские боевые искусства"), практикуемые в буддийских монастырях и служащие главным образом для нравственного самосовершенствования, духовно-физического оздоровления и раскрытия способностей человека.

Кунджун мусуль ("дворцовые боевые искусства"), используемые как система обучения войск или отдельных элитных подразделений с упором на прикладное применение, работу с оружием и т.п.

После 976 года, когда на смену Объединенному Силла пришло государство Корё, многие направления развития боевых искусств оформились в определенные школы и стили. Некоторые из них, такие как каннек или субекчхиги, сейчас практически неизвестны. Однако такие, как тхэккён, чхарёк, субак, юсуль или оренквон, сформировались как четкие направления именно в это время.

Наиболее самобытным и наиболее корейским из перечисленных является тхэккён. Субак в Силла-Корё превратился в конкретный стиль, в котором, в отличие от тхэккён, нога бьёт в основном выше пояса, используется кулак и ударная работа локтями. В среде корейских горных отшельников ("соньинов") было развито юсуль ("мягкое искусство"), построенное на бросках, болевых замках и захватах, точечных ударах в уязвимые места, число и локализация которых были детально разработаны. Одной из наиболее известной из систем боя, созданных соньинами, является чхарёк ("заимствованная сила").

К концу 16-го века традиция относит и появление новых буддийских стилей. Одним из них является хёльдо. Опираясь на медицинские знания как на основу, это боевое искусство включает в себя только технику бросков или обездвиживание противника с помощью контроля его биологически активных точек. Другой буддийский стиль - пульмудо - более разнообразен, и похож на китайские, предпочитающие мягкую технику работы руками. Ладонь обычно открыта и двигается по кругу, темп исполнения форм значительно медленнее, чем в других направлениях, а сами движения иногда напоминают журавля или богомола.

В рамках этого раздела мы рассматриваем следующие направления:

Статьи раздела составлены по материалам книг и электронных изданий:

  1. Сайт «Пути к истине», раздел «Боевые искусства Востока» >>>
  2. Сайт «Айкидо и Путь самурая» >>>
  3. Коити Тохэй . Что такое Айкидо? >>>
  4. Сайт «Айкидо и Путь самурая» >>>
  5. Сайт Клуба Айкидо «Сити Г Сан» >>>
  6. Роберт В.Смит. Секреты боевого искусства монастыря Шаолинь
  7. Сайт «Пути к истине», раздел «Боевые искусства Востока» >>>

наверх