Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Основные идеи

Иван Петрович Павлов создал учение о безусловном и условном рефлексе, которое получило название классического или респондентного обусловливания.

Смысл обучения через классическое обусловливание состоит в том, что организм начинает реагировать на изначально нейтральный и ничего не значащий для него сигнал. Так, осуществляя кормление собак одновременно с включением метронома, можно получить реакцию слюноотделения не на безусловный стимул (пищу), а на условный - звук метронома. Происходит формирование условного рефлекса. Звук метронома действует на собаку даже в отсутствии пищи. Однако, если звук метронома многократно не подкрепляется пищей, то реакция слюноотделения на него угасает. Собака обучилась реагировать на стимул (метроном), а потом утратила этот навык.

Научный факт: Смерть от передозировки наркотика и теория Павлова. Смерть от передозировки героином - довольно распространенное явление в среде наркоманов. Известно, что по мере привыкания, наркоман постепенно увеличивает дозу препарата. В какой-то момент он может перейти к значительным дозам, опасным для обычного человека и относительно регулярным для него самого.

Его организм вырабатывает определенные механизмы сопротивляемости героину. В чем же причина того, что наркоман погибает от большой, но привычной для самого себя дозы наркотика? Теория условных рефлексов Павлова дает ответ на этот вопрос. Предположим, что наркотик - это безусловный стимул, а сопротивление ему организма - безусловная реакция.

Принимая героин в определенных обстоятельствах, например, в компании других наркоманов, сама ситуация приема наркотиков становится условным сигналом, и в другой раз сам ритуал подготовки к инъекции уже будет настраивать организм, запуская механизмы сопротивления. Опросы выживших после передозировки наркоманов показывают, что прием героина на этот раз осуществлялся в нетипичной для них обстановке (например, в незнакомом месте). В этом случае условный стимул, запускающий подготовку к наркотическому удару отсутствовал и организм не справлялся с привычной дозой.

Если нейтральные стимулы ассоциированы с опасностью, то в спокойной ситуации они могут провоцировать тревогу. Например, у человека, случайно застрявшего в лифте и сильно при этом испугавшегося, может развиться страх лифтов. Люди с подобными невротическими страхами, называемыми фобиями (от греческого phobos - страх, боязнь), не могут заставить себя сесть в лифт и, следовательно, испытывают большие неудобства в обычных жизненных ситуациях.

Идеи и экспериментальные работы Б.Ф.Скиннера внесли много нового не только в классический бихевиоризм как в психологическое направление, но и в психотерапию, распространяющуюся на лиц, страдающих неврозами, и просто на людей, желающих изменить, устранить или, напротив, приобрести определенные навыки, умения и поведенческие реакции в быту и для конкретных видов профессиональной деятельности.

В отличие от психоанализа, занимающегося психическими состояниями, бихевиоризм и особенно радикальный бихевиоризм Б.Ф.Скиннера акцентирует свое внимание на поведенческих реакциях и их экспериментальном изменении до нахождения и закрепления нужных моделей (в основном приспособительных навыков и умений).

Скиннер, как и другие классики бихевиоризма, считает, что эти проблемы сознания и бессознательного настолько серьезны и так трудно поддаются научному анализу, что правильнее иметь дело с их внешними проявлениями в виде поведенческих реакций, изучать эти реакции и в тех случаях, когда они оказываются неэффективными для решения проблем клиента или даже их усугубляющими.

Признав научно недостоверными существовавшие методы анализа и объяснения психических состояний человека, бихевиористы сделали своим «знаменем» формулу «S - R», где S обозначает стимул (определенный положительный или отрицательный раздражитель), а R обозначает поведенческую реакцию человека или животного на данный раздражитель.

При этом важность сознания, бессознательного и субъективные понятия не отрицаются (как ошибочно считают даже многие психологи), они просто не рассматриваются как не имеющие (в отличие от поведения) объективного измерения. Поведение же считается объективно наблюдаемым феноменом и, каким бы сложным или странным оно ни казалось, может иметь объективные критерии и методы наблюдения, исследования и коррекции.

Скиннер не игнорирует такое понятие, как личность, но определяет его с точки зрения бихевиоризма, то есть как «сумму паттернов» (определенных типов, «целостных совокупностей поведенческих реакций») поведения, а не как «изолированную самость». В соответствии с вышеприведенной формулой бихевиоризма (S - R) различные ситуации вызывают различные паттерны реакций.

При этом различия в поведенческих реакциях на одни и те же стимулы определяются индивидуальными генетическими различиями в предыдущем опыте и в генетической истории. Б.Ф. Скиннер не упрощал толкования поведенческих реакций и считал их зависящими от многих скрытых факторов, в том числе от генетических особенностей, но не считал их проблемой, посильной для объективного научного исследования (по крайней мере, на современном уровне состояния науки). Однако он и его последователи предпринимали попытки определенного толкования генетической истории по паттернам поведенческих реакций.

Относясь с глубоким уважением к идеям И.П.Павлова и, особенно, к организации его экспериментов, Скиннер утверждал, что нельзя упрощенно объяснять поведение не только человека, но и животных лишь с позиции условно-рефлекторной теории. Если И.П.Павлов открыл механизм образования условных реакций при сочетании безусловного рефлекса с некоторым условным сигналом, то Скиннер существенно расширил эту схему, предложив модель так называемого оперантного обусловливания.

Можно сказать, что принцип оперантного обусловливания (по аналогии с принципом психического детерминизма, только по отношению не к психическим состояниям, а к поведению) подразумевает, что никакое поведение, в том числе то, которое на первый взгляд не вписывается в схему ожидаемого ответа на стимул, не является случайным или необъяснимым. Просто эти причины могут не лежать на поверхности, однако их надо искать как в предыдущем опыте клиента, так и в его генетической истории, комбинация которых оперантно (действенно) обусловила данное поведение.

Остальное близко к схеме выработки условного рефлекса в экспериментах И.П.Павлова. То есть правильные или желательные (по условиям эксперимента) поведенческие реакции поощряются (получают определенный вид положительного подкрепления), а неправильные или ошибочные порицаются (испытуемый получает определенный вид «наказания»). Как было установлено Павловым и подтверждено многочисленными экспериментами бихевиористов, положительные санкции закрепляли требуемую модель поведения, а отрицательные снижали вероятность поведенческих реакций (ответов), за которые следовало «наказание» (отрицательный подкрепляющий стимул).

Однако Скиннер считал необходимым при анализе такого поведения рассматривать не просто схему S - R (стимул - реакция), а предусматривать то, что данная реакция еще и оперантно обусловлена предыдущим опытом и генетической историей испытуемого. Первичными положительными и отрицательными «подкрепителями» правильных или ошибочных ответов считаются физические вознаграждения от которых животное, ребенок, а иногда и взрослый человек получает физическое удовольствие и физическое наказание (неприятные физические ощущения различного рода интенсивности).

Некоторые исследователи к отрицательным «подкреплениям» относят фрустрацию от неполучения ожидаемого положительного подкрепления. Эту схему использовал выдающийся дрессировщик Филатов, постоянно научно экспериментировавший под консультативным руководством И.П. Павлова. При дрессировке медведей он правильное выполнение задания подкреплял положительным стимулом (давал кусочек сахара), а при невыполнении или неправильном выполнении задания не прибегал к прямому наказанию, а лишь не давал ожидаемый кусочек сахара.

То есть использовал косвенное наказание в виде фрустрации от недополучения положительного подкрепления. Такую схему используют многие воспитатели и родители, иногда приходя к ней самостоятельно, когда отсутствие поощрения ребенка является для него косвенным наказанием.

Важной частью теории и практики бихевириальной терапии по Скиннеру являются так называемые объяснительные фикции, то есть функции определенного вида неосознанного или сознательно неосознаваемого самообмана. Среди основных объяснительных фикций Скиннер называет такие, как: автономный человек, свобода, достоинство, творчество. Он считает их иллюзорными, но необходимыми для самоутверждения человека.

Действительно, человек - существо социальное, вынужденное считаться с требованиями общества или быть им отвергнутым, но и тогда он вынужден считаться с какими-то людьми и обстоятельствами. То есть его автономия, как и свобода, - понятия весьма относительные, но важные для его самосознания. Достоинство (оценка себя и других) определяется не самостоятельно самим человеком, даже если ему так кажется, а под осознаваемым или неосознанным влиянием критериев и ценностей того социума, к которому он принадлежит или хотел бы принадлежать.

Творчество, каким бы спонтанным оно ни казалось самому творцу, тоже оперантно обусловлено его внешними условиями и внутренними потребностями, которые (как мы уже говорили) в свою очередь зависят от его предыдущего опыта и генетической истории. (здесь говорится о творчестве, которое осознанно выполняется как определенный заказ, а лишь о тех случаях, когда оно воспринимается как свободное, ни от чего и ни от кого не зависящее.) Скиннер утверждает, что все это лишь объяснительные функции, отрицающие спонтанность и источники, не вытекающие из сферы жизненного опыта.

Опять же генетическую историю он тоже выводит из жизненного опыта предыдущих поколений данной популяции и конкретного индивидуума.

Ставя основной задачей поведенческой терапии формирование наиболее эффективных (для решения конкретной личной или профессиональной проблемы) поведенческих навыков и умений путем их рефлекторного положительного подкрепления, Скиннер исходил из убеждения, что наказание любого вида неэффективно тем, что оно информирует наказуемого о том, чего не надо делать, но не сообщает, что и как делать.

Таким образом, наказание не позволяет индивидууму выработать правильных адаптационных навыков и умений, необходимых для преодоления фрустрирующей (его или других) ситуации. Поэтому для обучения эффективны только положительные стимулы, подкрепляющие правильные поведенческие реакции, а отрицательные (наказания), не показывая новых моделей поведения, вынуждают индивидуума рано или поздно (в прямой или завуалированной форме) возвращаться к прежним (неэффективным или даже вредным) моделям поведения.

В качестве примера неэффективности наказания для выработки правильного поведения Скиннер приводит тюремное заключение, которое показывает крайне низкий процент исправлений даже в наиболее цивилизованных странах. Награждение, использование различного вида поощрений представляет собой, по мнению бихевиористов, значительно более эффективный путь научения правильным или необходимым моделям поведения. При этом происходит необходимая управляемая селекция (отбор) и закрепление наиболее эффективных паттернов поведенческих реакций.

Согласно концепции Скиннера поведение зависит от ответа. Классическое и оперантное обусловливание - два единственно возможных вида обусловливания.

Научный факт: Воздействие на преподавателя методом Скиннера. В одном из американских колледжей, студенты изучавшие психологию проделали следующий эксперимент. Их преподаватель, читая лекцию, имел за собой привычку расхаживать из угла в угол. В то время, когда он шел к окну, договорившиеся между собой студенты всячески демонстрировали свой интерес к предмету.

Они тщательно записывали, кивали, смотрели ему в глаза и принимали заинтересованные позы. Когда же преподаватель шел к двери, аудитория расслаблялась, выказывала отсутствие внимания и интереса. Начинались посторонние разговоры. Через несколько лекций хождение преподавателя прекратилось и он удерживался в течении всей лекции в определенном углу у окна.

Проблемное поведение людей может быть увидено с этой позиции, как результат неэффективной системы подкреплений со стороны значимых людей. Например, социальный страх человека, который все время боится "поступить неправильно", может быть обусловлен тем, что его неоднократно наказывали родители, которым невозможно было угодить. Близкие люди постоянно пытаются воздействовать друг на друга, применяя поощрения и наказания. Почему же они часто не достигают желаемого результата?

Можно выделить несколько условий эффективного формирования чужого поведения:

1. Система подкреплений не должна быть противоречивой. Например, ребенок капризничает и требует конфету. Мама раздражается и, как правило, не дает. Однако, иногда она сдается и уступает, подкрепляя тем самым его капризы. Ребенок получает сигнал, что если хныкать достаточно долго, то мама может уступить.

2. Подкрепления должны быть ориентированы на потребности субъекта. Люди, умеющие делать подарки и всегда знающие, что подарить своим близким, неизменно пользуются большим на них влиянием.

3. Подкрепление должно быть своевременным и отмечать любой малейший прогресс. Если вы учитесь играть в теннис и пытаетесь выработать определенный удар, то вовремя сказанное слово тренера очень сильно влияет на освоение навыка. Другой пример: родители, наказывая за плохую учебу, отбирают у сына возможность пользоваться компьютером. Через некоторое время в его оценках появляются не одни двойки, а тройки и даже одна четверка. Родители решают, что пока не будет стойких четверок, никаких послаблений сыну не видать. Через некоторое время оценки мальчика становятся прежними. Неподкрепленное усилие тут же сходит на нет.

4. Позитивные подкрепления должны преобладать над наказаниями. Основной причиной неэффективности наказаний является то, что оно не информирует, что надо делать. Оно не дает человеку научиться тому, какое поведение в данной ситуации является лучшим. Тюрьма - прекрасная модель, демонстрирующая неэффективность наказания. Она не учит заключенных более социально-приемлемым способам поведения, скорее она учит обратному.

Наказание также плохо действует, если оно сильно отстоит по времени от совершенного действия. У субъекта может не образоваться связи между наказанием и своими прошлыми действиями. При отсроченном наказании у животных этой связи не образуется никогда. Еще одним минусом наказания является то, что оно поощряет самого наказывающего, вызывая желание усиливать наказание все больше и больше, несмотря на очевидную его неэффективность. Наказывающий субъект часто решает при этом не проблему обучения наказываемого, а демонстрирует свою власть и доминирующее положение.

Наказание более эффективно, если оно используется редко, не является жестоким, происходит сразу после проблемного поведения и тут же прекращается, если начинаются улучшения этого поведения. При работе с маленькими детьми, имеющими "взрывной" характер, поведенческие консультанты часто предлагают процедуру "Тайм-аута". В случае агрессивного поведения, тайм-аут предполагает удаление на несколько минут ребенка из ситуации, богатой интересными стимулами, например, из игровой комнаты.

Идеи Скиннера проникли во многие области и применяются в обучении индивидуальным видам спорта, в дрессировке животных, компьютерных обучающих программах, тренинге взаимодействия родителей с детьми, психотерапии и консультировании. Если рассматривать психотерапию как обучение новым реакциям, то становится понятным влияние позитивных подкреплений со стороны психотерапевта.

Поведенческие терапевты помогают своим клиентам обучиться новым, более эффективным моделям поведения. Важным элементом обучения социальным навыкам является тренинг уверенного поведения. Уверенное поведение увеличивает возможность выбора и контроля над собственной жизнью, способствует росту самоуважения. Обычно выделяют неуверенное, уверенное и агрессивной поведение.

Неуверенный в себе человек сдерживает свои чувства вследствие тревоги, вины и недостаточных социальных умений. Агрессивный человек нарушает права других людей путем доминирования, унижения и оскорбления. Агрессивность не основывается на зрелом самоуважении и представляет собой попытку удовлетворить свои потребности за счет другого. Уверенное поведение состоит в способности отстаивать свои права, не унижая других, и вызывает уважение окружающих.

Психотерапия Джозефа Вольпе. Психологи бихевиористы показали в своих опытах, что невротические реакции страха и тревоги могут быть сформированы экспериментально. Джозеф Вольпе провел фундаментальное лабораторное исследование с целью научения кошек невротическим страхам и последующим отучением от них. Сначала кошки были обучены искать пищу в ответ на звонок. На следующей стадии эксперимента осуществлялось кормление, включался звонок и одновременно на кошку воздействовали ударом электрического тока, когда она проявляла реакцию, нацеленную на получение пищи.

Достаточно было 3-4 ударов электрическим током, чтобы кошки сопротивлялись помещению в клетку, где проводился эксперимент, метались по клеткам, царапались, выли, припадали к полу, учащенно дышали и поднимали шерсть дыбом. Более того, они отказывались есть в клетках даже после 2-3 дней голодания. Все кошки демонстрировали некоторые из симптомов вне экспериментальной клетки. Их выраженность значительно увеличивалась при предъявлении первоначальных звуковых сигналов. Выученные невротические реакции тормозили кормление кошек.

Это навело Вольпе на мысль, что при других обстоятельствах кормление могло бы тормозить невротические реакции. В продолжение эксперимента кошек принудительно кормили в клетках, вызывающих тревогу. Для этого голодных невротических кошек, находящихся в экспериментальных клетках, постепенно подталкивали подвижным барьером к коробке, содержащей аппетитную еду. Постепенно были угашены реакции кошек на клетку и звуковой сигнал.

Вольпе объяснял полученные результаты следующим образом: когда стимулы к возникновению несовместимых реакций присутствуют одновременно, развитие доминирующей реакции в сложившейся ситуации подразумевает реципроктное (т.е. взаимное) торможение других реакций. Вольпе был пионером поведенческого консультирования. Полученные результаты экспериментальных исследований он перенес в практику лечения тревожных расстройств. Он показал, что если у человека одновременно с тревогой вызывать реакции расслабления, сексуальные реакции или реакции гнева, то это приводит к угашению тревоги.

На этом основан его метод систематической десенсибилизации (уменьшения повышенной чувствительности, от лат. sensibilis - чувствительный). Систематическая десенсибилизация является способом преодоления страхов и включает в себя три элемента:

  1. Обучение глубокой мышечной релаксации
  2. Выстраивание иерархии стимулов, т.е ранжирование ситуаций, провоцирующих тревогу, по силе причиняемого беспокойства
  3. Последовательное представление в воображении тревожащих ситуаций от простых к более сложным на фоне вызываемого у себя состояния релаксации

После обучения клиента мышечной релаксации выбирается тип ситуаций вызывающих тревогу, например, страх публичного выступления, страх общения с противоположным полом, боязнь ездить в метро, летать на самолете и т.д. Если клиент имеет несколько страхов, то каждый из них является отдельной темой и работают с ними раздельно. Далее, в процессе терапевтической работы выстраивается ряд ситуаций, субъективно вызывающих напряжение по возрастанию степени тревоги.

Далее представлен пример субъективной шкалы тревожных ситуаций, связанных со сдачей экзаменов. Принимается, что 0 балов соответствует полному отсутствию чувства тревоги, а оценка в 100 балов - максимальной тревоге и страху. При создании такого ряда важно не допускать больших разрывов (более 10 баллов) в субъективной шкале тревоги.

  • 0 баллов Учебный год только начался
  • 10 баллов Упоминание преподавателем об экзамене в начале учебного года
  • 20 баллов Случайный разговор об экзамене за месяц перед ним
  • 30 баллов За неделю перед экзаменом
  • 40 баллов Тревожное настроение на консультации перед экзаменом
  • 50 баллов За день до экзамена влажные ладони, и я чувствую, что забываю элементарные вещи
  • 60 баллов Пробуждение утром перед экзаменом
  • 65 баллов Когда иду на экзамен, меня всего трясет и я чувствую себя больным
  • 75 баллов Подход к доске объявлений чтобы узнать место проведения экзамена
  • 85 баллов Тягостное ожидание за пределами экзаменационной комнаты
  • 90 баллов Когда я вхожу в аудиторию, у меня потные руки, я боюсь, что все забыл и хочется убежать
  • 95 баллов Взглянув на экзаменационный билет, с ужасом вижу, что не знаю 1-2 вопросов. Напряженный ступор
  • 100 баллов Уход с экзамена из-за сильной паники

Каждую из этих ситуаций клиент далее представляет в воображении, стараясь одновременно удерживать состояние релаксации и покоя. К следующей ситуации переходят только в случае достижения угашения тревоги через расслабленность. Опыт поведенческой терапии показывает, что существует тесная связь между уменьшением выраженности тревоги клиентов в воображении и в реальной жизненной ситуации.

наверх