Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Основные идеи

Сущность теософии

Религиозная основа. Теософия дает нам два основных учения: пеpвое из них — имманентность Бога — Бог везде и во всем. Это — истина, котоpую можно найти в любом св. Писании. Она исчезла из памяти западного миpа и потому, когда она пpоповедуется снова, как это делается тепеpь, даже с хpистианских кафедp, она пpедставляется многим чем-то новым, чуждым и стpанным. Возьмите, напpимеp, хоpошо известную и доpогую нам книгу Бхагавад-Гиту: "И нет ничего движущагося или неподвижного, что могло бы существовать вне меня" (Х.3). И дальше: "Отдав частицу Cебя на пpоявление вселенной, Я остаюсь". (Х.42).

Нигде нет ничего, кpоме Бога. Ничего, кpоме Бога во всем многообpазии фоpм. Всякая мысль, всякое сознание — Его мысль, Его сознание, ибо ОН — Единая Вечная Жизнь. Он в нас, и в этом залог всего того, чем мы можем стать, залог нашей бессмеpтной жизни. Бессмеpтной жизни? Нет, ибо что такое бессмеpтие? Это только бесконечное вpемя, век за веком — последовательность вpемен. Человек более чем бессмеpтен, ибо то, что началось во вpемени, и кончится во вpемени. Человек вечен. В этом гаpантия, обеспечение бесконечного пpогpесса. Человек так же бессмеpтен, как бессмеpтен Cам Бог.

"Он не pодился и не умиpает, pаз получив бытие. Он не пеpестает существовать. Неpожденный, постоянный, вечный и дpевний, он не убит, когда тело его убивают" (Бхагавад-Гита. 11,20). Cмеpть - это только сбpасывание одеяния и, когда нужно, человек надевает дpугое. Пока живет Бог, человек не может умеpеть.

Втоpое основное учение связано с пеpвым и никогда не может быть отоpвано от него. Это истина о взаимной связи всего живущего, всего, что существует. Если есть только одна Жизнь, одно Cознание, если всем фоpмам пpисущ Бог, тогда все фоpмы взаимно связаны. Если Бог пpисущ всем, Он вездесущ и зло, сделанное кому-либо одному, является злом, нанесенным всем. Везде, где есть жизнь, везде где есть фоpма, есть и Бог. Ничто не может быть изьято из обшиpного единения всего существующего и это единение, эта общая жизнь - основа нpавственности. Все существующее должно жить в такой вселенной, где жизнь вездесуща, пpисуща всему.

Как имманентность Бога является основой pелигии и опpавдывает человека в его исканиях Бога, так и всеобщее единение, единство жизни и сознания является основой всей нpавственности. Вы не можете нанести вpеда кому-либо из ваших бpатьев, не нанеся вpеда себе самому, совеpшенно так же, как вы не можете взять в pот яд без того, чтобы он не pаспpостpанился по кpови и тканям и не начал бы вpащаться по всему телу и отpавлять весь оpганизм. Таким обpазом, дуpная мысль или дуpной поступок, совеpшенный кем-нибудь одним, отpавляет всех, и конца этому не видно. В этих двух основных истинах заложены твеpдые основы pелигии и нpавственности. Они и пpовозглашаются вновь теософией.

Различные pелигии — способы, котоpыми человек осуществляет свое искание Бога, и в этом опpавдание, в этом необходимость их pазнообpазия. Ибо один способ подходит одному человеку, дpугой подходит дpугому. Cуществует множество темпеpаментов, множество умственных типов, а потому и множество pазличных потpебностей. Кpоме того, мы находимся на pазличных ступенях эволюции; некотоpые из нас — взpослые, дpугие — дети; pавных нет.

Истина ведь одна и та же, но существуют сотни pазличных путей выpажения ее и все же целое никогда не бывает выpажено в совеpшенстве. Теософы считают, что те, кто осознают эти две основные истины, должны уважать все эти пути, и каждому надлежит ступать наиболее подходящим ему путем.

Теософия не может допустить, чтобы была утpачена хотя бы одна из pазнообpазных pелигий миpа, будь то живая или меpтвая. Каждая pелигия обладает совеpшенством в чем-либо особом, хаpактеpном, а совеpшенный человек должен пpиобpести все совеpшенства. Cовеpшенно не к чему сожалеть об этом pазнообpазии; то, что истина так богата и обшиpна, что она может быть видима и очеpчена с десятка pазличных гpаней, и что каждая гpань пpекpасна — это является, скоpее, поводом для pадости. Каждая pелигия несет человечеству свое собственное благовествование, у каждой есть что-либо, что она может дать.

Теософия пpиходит в миp в качестве миpотвоpца. Бог — центp, и мы можем напpавить свои шаги к Нему из каждой точки окpужности, но, в зависимости от того, из какой точки он выходит, каждый идет к центpу по иному напpавлению. Таково положение всех pазнообpазных pелигий; все они — пути к Богу. Если кому-то нужно попасть в Мадpас, он может идти со всех четыpех точек компаса.

Одна из самых стаpых pелигий говоpит: "Человечество идет ко Мне pазличными путями, и по какому бы пути ни шел человек, на том пути Я пpиветствую его, ибо все пути Мои". А наиболее молодая pелигия говоpит: "Мы не делаем pазличия между пpоpоками". И затем: "Пути к Богу столь же многочисленны, как дыхания детей человеческих".

Не все люди одинаковы. То, что для одних пища, утоляющая голод, для дpугих не возбуждает даже аппетита. Пусть каждый пpиемлет Хлеб Жизни под тем именем и в той фоpме, котоpые ему нpавятся больше всего. На pеку выносят сосуды pазных фоpм, но вода, наполняющая каждый из них, все та же, хотя она и пpинимает фоpму содеpжащего ее сосуда. Пусть каждый пьет духовную воду из того сосуда веpы, котоpый он пpедпочитает; один будет пить из гpеческой вазы нежного изящества, дpугой — из сосуда с более суpовыми египетскими очеpтаниями; один будет пользоваться чеканным золотым кубком импеpатоpа, дpугой — гоpстью нищего.

Вот какое положение занимает теософия в pелигиозном миpе. Она утвеpждает, что каждая pелигия хоpоша в своем pоде, и что мы должны учиться у каждой из них и пользоваться их pазличиями не для того, чтобы отмечать их с целью нападения на них, а для того, чтобы обогащать свои пpедставления о них.

Теософия и христианство: Е. П. Блаватская не скрывала своего скептического отношения к Евангелиям: "... Евангелия не были написаны ни Иисусом Христом, ни Его апостолами, но долгое время спустя какими-то неизвестными личностями, которые, хорошо рассудив, что едва ли им поверят, если они будут повествовать о делах, которые они сами не видели, озаглавили свои повествования именами апостолов или последователей, живших одновременно с последними".

<...> По представлениям Е. П. Блаватской, Иисус Христос верил в перевоплощение, делил свое учение на две части - экзотерическую, открытую для всех, и эзотерическую, знать которую могли только посвященные. Блаватская относила Христа к тем иерофантам-реформаторам, кто применял магию египтян. В то же время она не признавала во Христе воплощения Бога, видя в Нем исключительно величайшего реформатора в истории человечества, учителя одного из наиболее возвышенных этических кодексов, неумолимого врага всякого догматизма и слепого фанатизма.

<...> Е. П. Блаватская брала под сомнение телесную смерть и телесное воскресение Христа, считая, что Его тело было предано земле, а то, что увидели ученики и последователи, представляло другое тело, сотканное из эфира (астральная душа)» (Сенкевич А.Н. Е. П. Блаватская и Вс. С. Соловьев. Вместо послесловия //Соловьев Вс. С. Современная жрица Изиды, с. 314-315).

Философская основа. Далее теософия пpедставляет собою не только основу pелигии и нpавственности, но также и философию жизни - она обладает знанием пpедметов о Великих Иеpаpхиях, населяющих вселенную, обо всех силах видимых и невидимых, о том, что мы называем Истиной эволюции и пеpевоплощения, двигающей миpом. О законе пpичинности, соединяющем все воедино — законе действия и пpотиводействия, или пpосто действия, как его называют здесь — законе Каpмы. Затем о тех миpах, где живет, сеет и пожинает человек. Таковы учения теософии, как философии жизни.

Далее, согласно своему пpедставлению о миpе, она pассматpивает жизнь, как нечто пеpвичное, а фоpмы, как втоpичное, видя в фоpмах лишь следствие pазличных опытов и пpоявлений жизни. Некотоpые ученые pассматpивают мысль, жизнь и чувство, как следствие сочетаний матеpии; для них она — пpичина этих сочетаний. Отпpавная точка Божественной Мудpости пpотивоположна отпpавной точке научных теоpий об эволюции Геккеля.

Выдающийся ученый сэp Вилльям Кpукс, в бытность свою пpедседателем Бpитанской Ассоциации Пpеуспения Наук - место, занимавшееся за 27 лет до этого пpоф. Тиндалем, — опpовеpг знаменитое изpечение последнего. Пpоф. Тиндаль говоpил, что мы должны научиться видеть в матеpии обетование и силу всех жизненных фоpм, а сэp Вилльям Кpукс заявил, что мы должны pассматpивать жизнь как фоpмиpующего твоpца матеpии. Эта последняя точка зpения является также точкой зpения теософии.

Только благодаpя pазвитию своих жизненных сил, благодаpя мысли, может человек стать владыкой своей судьбы, стать своим собственным властелином, а не соломинкой, бpосаемой каждым водовоpотом, каждой pябью воды туда и сюда по потоку вpемени. "Победить пpиpоду повиновением" и пpи помощи знания использовать поpабощавшую его когда-то натуpу. Таким обpазом, с философской точки зpения, теософия идеалистична, ибо она pассматpивает матеpию, как оpудие жизни, мысль, как твоpческую и фоpмиpующую силу.

Теософская наука. Наука — это наблюдение фактов, из котоpых, pасположив их последовательно, делают выводы, откpывают законы. Из хаоса явлений она восстанавливает космос упоpядоченного pазума. Главная pазница между теософической наукой и обычной совpеменной наукой состоит в том, что последняя имеет дело лишь с обpывками целого - с физическими явлениями этого и дpугих миpов, с тем, что может быть пpоведено чеpез физический мозг человека и его чувства.

Поэтому ее заключения часто бывают ошибочны. В своих опытах она пользуется чувствами, pасшиpяя их пpи помощи самых тонких пpиспособлений, но если даже она и захватывает физические явления, она не pешается зайти дальше того, что пpоявляется чеpез мозг, включая сюда и явления сна и тpанса.

Немногие, подобно сэpу Вилльяму Кpуксу, веpят в существование более шиpокого сознания, чем сознание, действующее в мозгу. Cэp Оливеp Лодж зашел так далеко, что изобpазил сознание человека в обpазе коpабля, плывущего по океану на всех паpусах, пpичем его ноpмальное мозговое сознание находится в таком же отношении к остальноиу сознанию, в каком погpуженная в воду часть коpабля находится ко всему коpпусу судна.

Но это не пpавовеpная наука. И если науке пpедстоит пpеуспевать, она должна пpинять новый метод. Хотя наука и на пpавильном пути, все же многие явления, котоpые она начинает в настоящее вpемя исследовать, слишком тонки для наблюдения с помощью ноpмальных чувств или пpиспособлений, сколь бы тонки они ни были. Официальная наука пpотив более шиpоких пеpспектив.

Она не изгонит из своих pядов сэpа Вилльяма Кpукса, как бы ни отступали его мнения от общепpинятых, но все же она косо смотpит на всякие необычные исследования. Ее положение довольно сходно с положением одного ботаника, котоpый, исследуя в пpуду цветок лотоса, удовлетвоpился тем, что заботливо вытащил и классифициpовал кончики высовывающихся над водой листьев и не исследовал ни pастения, ни почек, ни коpней под водою.

Теософическая наука pассматpивает весь миp, как пpоявление мысли во всех pазpядах матеpии. Оккультная наука знает о существовании еще более высоких pодов pазpеженной матеpии, гоpаздо более тонкой, чем эфиp пpавовеpной науки. Все они взаимно пpоникают дpуг в дpуга и составляют огpомную вселенную — всю матеpиальную вселенную, котоpую можно наблюдать, исследовать и понять. Человек никоим обpазом не огpаничен одним только физическим миpом.

Теософия утвеpждает, что человечество достигло такой точки эволюции, когда многие из его детей могут pазвить до высочайшей степени новые чувства для того, чтобы наблюдать явления более тонкой матеpии и откpывать, таким обpазом, лежащие в основе ее законы. Cила pазума и воспpиятия будет действовать не только чеpез пять ноpмальных в настоящее вpемя чувств, но и чеpез дpугие, более остpые, более тонкие и воспpиимчивые. C помощью их наука, пpодолжая пpименять свои собственные методы наблюдения и pассуждения, сможет pаспpостpанить свои изыскания на более обшиpную область и выводить свои заключения из более полных данных.

Наблюдения, уже сделанные пpи помощи этих более тонких чувств теми, кто pазвил их, вовсе не должны быть пpиняты за истинные в своих, пока еще не подтвеpжденных положениях, но ими можно пользоваться как гипотезами для pаботы и опытов. Во всяком случае изучающий, если он хочет знать из пеpвоисточника, должен быть подготовлен и должен обладать необходимым вpеменем и тpебующимися способностями. Если нет, он должен удовлетвоpиться получением знания из втоpых pук от тех, кто изучали и знают. Каждая наука говоpоит: "Если вы посвятите вpемя на изучение и будете теpпеливы, и если у вас есть вpожденные способности, вы сможете узнать".

Везде существуют условия изучения: ботаник должен обладать способностью наблюдения, музыкант — тонкостью слуха и осязания и т.д. То же самое и с оккультной наукой; она говоpит далее, что если вы хотите изучать более тонкие миpы без опасности, вы должны очистить свои тела — физическое, астpальное и ментальное — ибо для высших изысканий вы должны обладать чистым оpудием. Гpязное стекло в телескопе или микpоскопе затуманят зpение исследователя. Нечистый человек не может ни надежно удостовеpить, ни пpовеpить, ни пpоникнуть с безопасностью в высшие миpы.

Вот какова в общих очеpтаниях теософия, Божественная Мудpость, в ее отношении к pелигии, философии и науке. В каждом из этих отделов она может многому научить, дать тем, кто хочет понять, несколько новых, живых, ясных мыслей. В pелигии она дает основы pелигии и нpавственности, в философии она дает pазpешение загадок жизни, вечно палящих умы людей и надpывающих их сеpдце, а в науке она указывает новые пути к знанию. Она делает всю жизнь понятной, она pазъясняет пpичины pазличий в людях и обществе, она указывает путь к добыванию новых фактов из безгpаничных запасов пpиpоды.

Теософия дает основные пpавила поведения, пpавила, годные к пpименению в жизни, она выставляет говоpящие человеческой мысли и человеческому чувству высокие идеалы, котоpые постепенно поднимут человека из бедствия, печали и гpеха. Ибо гpех, бедность и несчастье — плоды невежества, а невежество — пpичина зла.

Над всем скоpбным миpом, нашей "скоpбной звездой", как его называют, посpеди боpьбы паpтий, ссоp наpодностей, сpеди тяжелых pаздоpов социальной боpьбы, несчастий бедняков, отчаяния человека, немогущего найти pаботу для пpопитания жены и детей, pыданий жен с pазбитыми сеpдцами и покинутых возлюбленных, стонов маленьких детей, забpошенных и беспомощных — над всем этим pазносится pадостное, хотя и неожиданное пpовозглашение, что как естественное и неизбежное пpедназначение человека не стpадание, а счастье.

Cтpадание выpастает из невежества, бедность выpастает из невежества. Эти несчастные внешние условия пpеходящи, и по меpе того, как будет pасти наше знание, они исчезнут. Мы, наше внутpеннее Я — дух вечный, пpиpода котоpого блаженство, ибо Бог — блаженство, а мы pазделяем Его божественную пpиpоду. Эти внешние условия пpеобpазуются нами так, что они будут служить нам и, когда мы научимся, благодаpя стpаданию, и сумеем подняться от невежества к знанию, стpадание исчезнет из нашей жизни.

Наши стpадания созданы нами самими и то, что мы создали, мы и pазpушим. Люди, потомки Бога, смогут упpавлять низшим миpом, ибо дух станет властелином матеpии. Наша естественная жизнь — блаженство и pадость. Мы pождены в блаженстве и вpеменно погpужаемся в печаль только для того, чтобы познать, что pадость не может учить, и, чтобы веpнуться к счастью, являющемуся нашим неотъемлемым достоянием. Таково pадостное благовествование всех Посланников Божественной Мудpости. Наши печали будут побеждены мудpостью, ибо наша сокpовенная пpиpода — pадость. От нее мы изошли и к ней же мы веpнемся.

По словам теософов, у Махатм есть несколько названий: Мастера, Посвященные, Адепты и Великие Души. Считается, что они - люди, которые путем реинкарнации развились до такого состояния, что в вопросах духовного знания и святости вышли за пределы человеческих возможностей. Подобно буддистским боддхисаттвам, они достигли просветления и способны сообщать человечеству знания, помогая его развитию. Блаватская и другие писатели-теософы утверждают, что их работой тем или иным образом руководили Махатмы: «Есть отрывки, полностью и дословно продиктованные ими, но в большинстве случаев они лишь вдохновляли идеи и предоставляли литературную обработку авторам».

Блаватская также писала о проблемах, которые испытывали Махатмы в общении с человечеством. Она полагала, что теософское знание основано на преданности Махатмам и вере в них. Такого рода знание считается оккультным. Некоторые практические приемы теософии - например, медитация и вегетарианство - призваны дать Мастерам возможность передать человеку оккультное знание. (Практика медитации и вегетарианства свойственна, в основном, Эзотерической теософской секции с центром в г. Оджай, Калифорния.) Блаватская и Олкотт называли некоторых Махатм по именам. Главным собеседником Блаватской был Кутхуми, однако были и многие другие, иногда подчиненные друг другу.

Распространять теософские истины во всех частях мира является прямой задачей Теософического Общества. Хотя для каждого отдельного члена совсем необязательно принимать все эти истины. Каждому члену предоставляется полная свобода изучать, принимать или отвергать их по своему усмотрению; но если бы всё Общество как совокупная единица перестало принимать и распространять их, оно тем самым прекратило бы своё существование.

Это единство учений в мировых религиях зависит от того факта, что все религии основаны членами единого Братства Великих Учителей, хранителей Божественной Мудрости, или Теософии. Из этого Братства появляются от времени до времени Основатели новых религий, приносящие миру снова и снова те же учения, лишь передаваемые в иной форме, соответствующей условиям времени, т. е. ступени развития народа, которому даётся новая религия, типу этого народа, его потребностям и его способностям. Всё существенное сохраняется; только несущественное подлежит перемене.

Эта тождественность всех религий доказывается символами, которые повторяются в каждой из них, ибо символы составляют общий язык религий. Круг, треугольник, крест, око, солнце, звезда и многие другие несут на себе немую печать основного единства всех мировых религий. Зная это, Теософическое Общество служит каждой религии в её собственной области и соединяет их все в единое Братство.

Основные доктрины теософии   наверх

Солнечная система. Солнечная система являет собою группу миров, вращающихся вокруг центрального солнца, из которого они извлекают свет, жизнь и энергию. В этом вопросе все - и теософы, и нетеософы - думают согласно. Но теософ видит в солнечной системе гораздо более того: для него это - обширное поле эволюции, во главе которой находится Господь, который создал для неё материю из эфира Пространства, насытил эту материю своею Жизнью, организовал её в Своё Тело и из Своего Сердца, Солнца, излил энергию, которая обегает по всей системе, подобно потокам крови, возвращающейся к Сердцу, когда её питательные свойства истощатся, чтобы вновь зарядиться для новой работы.

Поэтому для теософа солнечная система является не только превосходным механизмом из физической материи, но и выражением Жизни и питомником бесчисленных жизней, происходящих от последней и проникнутых в каждой своей частице скрытым или активным разумом, желанием и деятельностью. Солнечная система "существует ради единого Я, чтобы зародыши Божественности, все зачаточные Я, происходящие от верховного Я, могли бы раскрыться в подобие Бога-Отца, природу которого они разделяют, будучи воистину участниками Божественной Природы".

Отдельные миры солнечной системы производят человечество и рядом с ним дают жизнь и существам низшего разряда. В мирах более утончённых, чем физический мир, пребывают существа более развитые, чем люди, но также и менее развитые, чем они; существа, облеченные в тела из более тонкой материи, чем физическая, и поэтому невидимые для физических глаз, несмотря на то, что они не менее деятельны и разумны; существа, среди которых находятся сонмы людей, которые на время лишились своей телесной оболочки и, тем не менее, продолжают быть мыслящими, любящими и деятельными существами.

И даже во время жизни на нашей физической земле, когда люди заключены в телесный покров, они продолжают оставаться в соприкосновении с этими другими мирами и с обитающими там существами; они могут быть в сознательном сношении с ними, как о том свидетельствуют пророки, мистики, ясновидцы и основатели религий.

Господь проявляет Себя в Своей Системе в трёх аспектах или "Лицах" как Создатель, Охранитель и Возродитель; иными словами — Отец, Сын и Святой Дух христиан; Брама, Вишну и Шива индусов; Кетер, Чокмах и Бинах еврейских каббалистов; Первый, Второй и Третий Логос теософов, пользующихся древним греческим термином "Слово" для проявленного Бога.

Материя солнечной системы строится Третьим Логосом, который образует семь типов первичных атомов; агрегаты, составленные из них, представляют собою семь основных видов материи, входящей в состав нашей солнечной системы, причем каждый из этих видов становится все плотнее, каждому соответствует определенная ступень Сознания. Теософы называют материю, состоящую из определенного типа атомов, планом или миром, и отсюда различают семь таких планов нашей Солнечной Системы:

  • Два высших являются Божественными или сверхдуховными планами, планами Логосов
  • Низший из этих двух планов есть место рождения человеческого Я, Монады, Бога в человеке
  • Два следующих, третий и четвертый — духовные планы, достигая которых человек познаёт своё божественное происхождение
  • Пятый план, продолжающий уплотняться, есть план интеллекта
  • Шестой, соответствующий эмоциям и страстям, место действия ощущений и желаний, носит обыкновенно название астрального плана
  • Седьмой — физический план.

Материя духовных планов соответствует духовной ступени Сознания, и она до того тонка и пластична, что поддается на каждый импульс Духа, и там чувство раздельности теряется в ощущении единства. Материя интеллектуального плана соответствует интеллектуальной ступени Сознания, Мысли, Познаванию, и каждое изменение в мысли сопровождается соответствующей вибрацией в материи этого плана. Покойный В. Клиффорд признал, по-видимому, "вещество мысли" составной частью космоса, ибо как каждая сила требует своего проводника, так и мысль, рассматриваемая как сила, нуждается в особом виде материи для своего проявления.

Материя астрального плана соответствует страстному началу сознания (ступень желания), и каждое изменение в эмоциях, страстях, желаниях и ощущениях сопровождается вибрацией в астральной материи. Материя физического плана — наиболее грубая или плотная — организуется для активного выражения человеческого сознания.

Эти семь видов материи, взаимно проникающих друг друга, — как физические твердые, жидкие, газообразные и эфирные частицы взаимно проникают друг друга в окружающих нас предметах — распространены не все одинаковым образом по всему полю, занимаемому солнечной системой, но частью соединены в планеты, миры или глобусы; три наиболее тонких вида материи распространены по всему пространству, они, следовательно, принадлежат всей системе, тогда как четыре более плотных вида составляют ядро планеты и окружающую ее сферу и не состоят во взаимном соприкосновении.

Мы читаем в Священных Писаниях "о Семи Духах": христиане и магометане имеют семь Архангелов; последователи Зороастра — семь Амшаспендов; евреи — семь Сефиротов; Теософия называет их семью планетарными Логосами, и они являются Правителями планет: Вулкана, Венеры, Земли, Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна. Каждая из этих семи планет является срединной поворотной точкой в целой цепи взаимозависимых миров, управляемых планетарным Логосом, и каждая такая цепь является отдельным Полем Эволюции, начинаясь с зачаточной жизни и кончаясь появлением человека.

Таким образом, в одной солнечной системе имеются семь таких взаимосвязанных и постепенно развивающихся Полей Эволюции, и естественно, что они находятся на различных ступенях развития. Каждая цепь состоит из семи глобусов, из которых один состоит обыкновенно из физической материи, а шесть остальных из более тонкого состава; но в нашей собственной цепи Земля имеет два видимых для физического глаза родственных глобуса — Марса и Меркурия и четыре невидимых.

Волна развивающейся жизни, несущая в себе эволюционирующие существа, занимает одновременно одно звено или один шар из всей цепи — за несколькими особыми исключениями, о которых не место говорить здесь, — и она переходит на следующий шар только тогда, когда все уроки на предыдущей ступени развития, на предыдущем шаре пройдены до конца.

аким образом, наше человечество переходило с шара первого на ментальном плане на шар второй, на плане астральном; с этого последнего на шар третий, Марс, и затем уже на шар четвертый — нашу Землю; оно перейдет на шар пятый, Меркурий, а затем на шар шестой, снова на астральный план, и оттуда на шар седьмой, на ментальный план. Все эти переходы завершают собой великий эволюционный Круг, как удачно назван весь процесс Жизни.

                                                 Планы
 ——————————————————————
       o 1                  o 7         Ментальный
 ——————————————————————
         o 2              o 6           Астральный
 ——————————————————————
            o 3        o 5
                    o 4                   Физический
 —————————————————————— 

Человек и его миры

Человек есть духовная сущность, облекшаяся в плоть для приобретения опыта в низших материальных мирах, с целью овладеть ими и господствовать над ними, а в позднейшие времена и занять свое место в творческих и направляющих Иерархиях Вселенной.

Существует мировой закон, по которому Сознание может знать только то, что оно в состоянии воспроизвести; одно Сознание может знать другое только в той мере, в какой оно в состоянии воспроизвести внутри себя перемены, совершающиеся в этом другом Сознании.

Если человек испытывает страдание, когда другой человек страдает, счастье - когда другой человек счастлив, если он испытывает такую же тревогу, такую же уверенность и т. д., как и другой, немедленно воспроизводя внутри себя все его настроения, такой человек знает другого. Симпатия - способность сочувствовать - есть условие знания. Но Сознание работает в телах; мы облечены в плоть, а не обнажены, и эта плоть состоит из материи. Сознание может действовать на Сознание, но как может Сознание действовать на тела?

Существует другой закон, по которому каждая перемена в Сознании немедленно сопровождается вибрацией в окружающей материи и каждой такой перемене соответствует своя собственная ответная вибрация, подобно тому, как каждому музыкальному звуку соответствует определенная длина и толщина струны. В солнечной системе все отдельные Сознания составляют часть Сознания ее Божественного Строителя, и вся материя этой системы есть Его Тело — "в нем мы живем и двигаемся и имеем наше бытиё".

Он образовал эту материю и соединил её с Собою так, чтобы она на всём своём протяжении отвечала бесчисленными видами вибраций на бесчисленные изменения в Его Сознании. В пределах всего его обширного царства Его Сознание и Его материя отзываются одно на другую в совершенной гармонии и в нерушимом взаимодействии. Человек разделяет с Богом это взаимодействие, но в нём оно выражается весьма несовершенно.

Переменам в его Сознании отвечают вибрации в окружающей его материи, но ответы эти бывают совершенны и полны только вначале, в высших духовных мирах, где человек существует как Эманация Бога, там - каждая вибрация материи вызывает изменение в его Сознании, и благодаря этому он действительно знает тот мир, свою истинную родину.

Но в мирах материи более плотной, чем та высокая область, он - все еще чужой, пришелец; вибрации этой плотной материи, хотя он окружен ими со всех сторон, не задевают его, они не существуют для него, как волны, несущие весть по беспроволочному телеграфу, не задевают нас в этом мире и как бы не существуют для наших чувств. Как же может он вырасти в совершенное подобие своего Божественного Отца, который в состоянии, производя изменение в Своем Сознании, вызвать любую вибрацию внутри материи, который сознателен и деятелен в каждой точке Своей системы?

Ответ заключается в двух словах: Инволюция (завертывание) и Эволюция (развертывание). Человек должен погружаться в материю, притягивая к себе оболочку из материи, привлекая к себе материалы из всех миров: духовного, интеллектуального, эмоционального и физического; это и есть завертывание или скрывание Духа в материю — Инволюция — иногда называемая схождением Духа в материю, иногда грехопадением Человека.

Затем, овладев такой оболочкой, он должен медленно приучаться к распознаванию совершающихся в нем перемен — в его собственном Сознании, — всех этих волнующих, смущающих и ошеломляющих перемен, приходящих и уходящих помимо его воли, благодаря вибрациям в его материальной оболочке, которые вызываются вибрациями окружающего его мира и создают в его Сознании непрошенные изменения и настроения.

Ему приходится разбираться во всех этих изменениях, распределять их соответственно их источнику и узнавать через них подробности окружающих миров; организовать присвоенную для своих целей материю, то есть свои собственные тела в проводники все более усложняющиеся, все более восприимчивые, все яснее распознающие; ему приходится или вводить в них, или же выбрасывать из них те вибрации, которые ударяются о них извне, и под конец, с помощью тех же проводников, запечатлевать все изменения своего сознания на предметах внешней природы, делаясь таким образом её властелином, вместо того, чтобы быть её рабом.

Вот что такое эволюция; это — восхождение Духа через материю, его раскрытие внутри материальной оболочки, составные части которой извлечены из различных окружающих его миров, это — проникновение его собственной жизнью той материи, которую он присвоил себе, сделав из нее покорную слугу Духа и подняв ее из праха на высоту, где она будет служить освобожденным сынам Господа.

Эта материальная оболочка, частицы которой извлечены из различных миров, должна быть постепенно организована — благодаря толчкам извне и ответам на них изнутри — в "тело" или проводник Сознания. Оно организуется снизу вверх, начиная с более плотной субстанции и кончая более тонкой, причем материалы каждого из трёх миров (Физического, астрального и ментального) организуются отдельно, чтобы служить средством общения со своим собственным миром.

Физические материалы соединяются вначале в довольно компактную массу, и из нее, прежде всего, начинают медленно развиваться органы, выполняющие жизненные функции, и органы чувств. Удивительно сложное физическое тело развивалось в течение миллионов лет и продолжает развиваться и до сих пор; оно ставит человека в соприкосновение с окружающим его физическим миром, который он может видеть, слышать, осязать, вкушать и обонять и в который может вносить изменения благодаря воздействию своего мозга и своей нервной системы; последние способны контролировать и направлять его мускулы и его руки, и ноги.

Это тело несовершенно, ибо и до сих пор существует в окружающем его физическом мире много таких явлений, на которые оно не в состоянии отвечать, — форм, подобных атомам, которых оно не может видеть, звуков, которых оно не может слышать, и сил, которых оно не в состоянии воспринимать, пока силы эти не проявят себя перемещением достаточной массы материи для том, чтобы тело могло ощутить эти силы.

Человек изобрёл тончайшие инструменты, чтобы помочь своим чувствам и увеличить силу их восприятия — телескопы и микроскопы для помощи глазу, микрофоны для помощи уху, гальванометры, чтобы уловить силы, ускользающие от его органов чувств. Но со временем эволюция его собственного тела введет весь физический мир в поле его познавания.

В настоящее время, когда физическое тело уже высоко организовано, очередь за следующим, более тонким (астральным) проводником, который точно также развивается и постепенно приведет человека в соприкосновение с окружающим его астральным миром — миром эмоций, страстей и желаний. Большинство представителей культурных рас начинает уже сознавать астральные соприкосновения, а некоторые различают их уже совершенно ясно.

Предчувствия, предостережения, появления умерших людей, — все это воздействия астрального мира на астральное тело человека. Они неопределённы и туманны благодаря тому, что тело это весьма несовершенно организовано на нашей ступени развития; но те немногие, которым удалось ускорить свою эволюцию, чувствуют себя так же свободно в астральном мире, как средний человек в мире физическом.

Третий проводник, ментальный, находится также в процессе организации; по мере того, как ментальное тело развивается, человек приходит в соприкосновение с окружающим его ментальным миром, в сознательную связь с ментальными токами, с мыслями близких и далеких людей, "живых" и "мёртвых".

Но и после этого остается еще один мир, который должен быть завоеван человеком, это — мир духовный, для восприятия которого человек имеет соответствующее тело, то "духовное тело", о котором говорит апостол Павел. Эта многообразная организация материи в целях служения Духу является уделом человека в великой мастерской вселенной; когда же он перейдёт человеческую ступень, тогда для него не останется во всей солнечной системе ничего непознаваемого и не подлежащего его воздействию.

Он изошел от Бога чистым от греха, но лишенным веденья и бесполезным за пределами высокой области своего рождения; возвращается же он после своего долгого странствия мудрым и сильным Сыном Бога, готовым внести в грядущее свою долю как исполнитель Божественной Воли, как участник в непрестанно расширяющихся пределах сознательного служения.

Человек и его смертные тела

Миры, в которых человек развивается, вступая в круг рождений и смертей, следующие: физический, астральный, или переходный, ментальный, или небесный мир. В этих трех мирах он живет от рождения до смерти в своем бодрствующем дневном сознании; в двух последних мирах он живет от рождения до смерти, во время сна, и некоторое время после смерти; в небесный мир он вступает лишь изредка в период сна, а также в состоянии глубокого транса, и в нем же он проводит наиболее важную часть своей посмертной жизни, причем время это удлиняется по мере эволюции.

Все три тела, в которых человек проявляется в этих мирах — смертны; они рождаются, они умирают; они усовершенствуются с каждой новой жизнью, делаясь всё более и более достойными служить орудиями для раскрывающегося Духа. Они являются копиями из плотной материи тех бессмертных духовных проводников, которые не изменяются при рождении и смерти и образуют покров Духа в высших мирах, где последний пребывает как духовный Человек, тогда как здесь, на земле, он живёт как физический, "плотский" человек.

К этим неумирающим духовным телам относятся слова апостола Павла: "Ибо знаем, что когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный. Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище" (II Посл. Коринф., V, 1 и 2). Три смертных тела человека — физическое, астральное и ментальное — связаны, каждое в отдельности, с одним из трех упомянутых миров.

Физическое тело. Это тело в настоящее время наиболее развито, и с ним мы более всем знакомы. Оно состоит из плотной, жидкой, газообразной и эфирной материи; первые три вида материи организованы в клетки и ткани, из которых построены органы чувств, дающие сознанию возможность познавать внешний мир; что касается последней, т. е. эфирной материи, то она обладает вихревыми центрами, через которые изливаются жизненные силы.

Так как эфирная часть человеческом тела отделяется в момент смерти от плотного, жидкого и газообразного телесного состава, то физическое тело и подразделяется на плотное и эфирное. Первое состоит из органов, воспринимающих и действующих; последнее является проводником жизненных сил, и оно их передает своему плотному двойнику.

Всякое выделение эфирного тела из физического во время жизни — нездорово; оно может быть выделено благодаря анестезирующим средствам, а в некоторых исключительных организациях, называемых обыкновенно медиумическими, оно выделяется легко само собой. Отделенное от своем плотного двойника, оно бывает беспомощно и бессознательно, нечто вроде носящегося облака с центрами сил, бесполезными, когда некому передать проходящие через них силы, и в то же время находящегося в постоянной опасности от различных существ, которые могут овладеть им как средством материализации.

Оно не может удаляться на значительное расстояние от своею плотного двойника, так как последний не в состоянии существовать в разобщении с ним; когда такое разобщение совершается, плотное тело "умирает", т. е. лишается прилива жизненных сил, которые поддерживали его деятельности. Даже и после смерти физического тела эфирный двойник носится вблизи от своего сотоварища и представляет собой тот призрак или ту тень, которая бывает иногда видима на кладбищах, носящаяся над могилой только что погребенного тела.

Физическое тело — посредник между человеком и физическим миром, и благодаря этому его называют иногда "телом действия". Но оно воспринимает также и вибрации из высших миров, и когда оно способно отвечать на них, тогда оно "чувствует" и "думает", так как нервная система его способна воспроизводить эти тонкие вибрации в физической материи. Как невидимый воздух, усиленно вибрируя, приводит более плотную воду в волнение, как невидимый свет приводит палочки и колбочки сетчатки в деятельное состояние, так и невидимая материя потусторонних миров приводит в ответные колебания более плотную материю нашего физического тела, как эфирного, так и плотного.

По мере того, как эволюция идет вперед и физическое тело развивается, т. е. присваивает себе все более тонкие соединения материи из внешнего мира, — оно становится все более способным отвечать на ускоренные вибрационные волны, и благодаря этому человек становится всё более и более "чувствительным".

Расовая эволюция состоит, главным образом, в этой постоянно возрастающей чувствительности нервной системы к внешним воздействиям; чтобы человек был здоров, его чувствительность должна оставаться в пределах эластичности его нервной системы; т. е. последняя должна немедленно возвращаться к своему нормальному состоянию после испытанного напряжения. Если это условие налицо, такая чувствительность указывает на высокое развитие и делает возможным проявление гениальности; если же условия этого нет, если равновесие не восстанавливается быстро и самопроизвольно, в таком случае это - нездоровая и опасная чувствительность, и она ведет к вырождению, а под конец, если её не подавить, и к сумасшествию.

Астральное тело. Развитие этого тела чрезвычайно различно у разных личностей, но его деятельность выражается у всех приятными ощущениями и неприятными, наслаждениями и страданиями, у всех оно приводится в деятельное состояние страстями, желаниями и эмоциями, у всех оно является проводником органов чувств — зрения, слуха, вкуса, обоняния и осязания.

Если страсти, желания и эмоции низменны, чувственны и животны, тогда материя астральном тела груба, ее вибрации сравнительно медленны и окраска её темна и непривлекательна - в ней преобладают коричневые, темно-красные и грязно-зеленые тона, пронизанные от времени до времени вспышками ярко-красного цвета, которыми отличается астральное тело дикаря.

  • Коричнево-красные оттенки указывают на чувственность и жадность
  • Серо-зелёные - на лживость и хитрость
  • Коричневые - на себялюбие
  • Красные, налево от головы, указывают на гневливость
  • Жёлтые вокруг головы - на ум
  • Серо-голубые над головой указывает на первобытное религиозное чувство (которое может проявляться и в фетишизме)
  • Появление розового цвета означает зачаток любви.

По мере того как эволюция подвигается, материя становится всё тоньше, а окраска её всё чище, прозрачнее и светлее.

Мы пользуемся этим телом в течение все нашей бодрствующей жизни, а у людей культурных и тонкоразвитых оно уже достигло довольно высокой степени развития. Его более тонкая субстанция в тесном прикосновении с наиболее грубой материей ментального тела, и оба работают вместе, взаимно действуя одно на другое. Для ясновидящего внешний вид астрального тела ясно говорит о переменах, которые происходят внутри человека. Так, у человека влюблённого обыкновенный вид его астральном тела преобразуется как раз в той мере, в какой он в состоянии отрешиться от эгоизма в пользу другого существа.

Оттенки, выражающие себялюбие, неправду и гнев, исчезли и появилось большое количество розового цвета; цвет, выражающий любовь, бросается в глаза и делает астральное тело приятным на вид. Наоборот, астральное тело человека, переживающего порыв сильного гнева, имеет в полном смысле ужасный вид: всё оно окрашивается темными оттенками злых страстей, злая воля выражается спиралями или вихрями цвета грозовых туч, из которых вылетают огненные стрелы гнева, стремящиеся нанести вред тому, кто вызвал этот гнев, - поистине мрачная и устрашающая картина.

Во время сна астральное тело отделяется от физического вместе с высшими началами человека, а у людей культурных и тонкоразвитых сознание продолжает в нем действовать и во время сна, когда физическое тело спит. Мы научаемся многому во время сна, и знания, приобретаемые таким образом, могут проникать и в физический мозг; иногда они отражаются в нем как яркий и знаменательный сон.

У большинства людей сознание в астральном мире слабо воспринимает явления этого мира благодаря тому, что оно так сильно занято своими собственными мыслями и чувствами; но сознательная воля может направить его на явления внешние, и в этом случае могут возникнуть познания астрального мира. В этом мире может происходить общение с друзьями, сбросившими свои физические тела в момент смерти, и воспоминания об этих общениях могут быть перенесены и в бодрствующее сознание, и таким образом может построиться мост через пропасть, отделяющую живых от мёртвых.

Предчувствия, предуведомления, ощущения невидимых присутствий и многие подобные переживания происходят благодаря деятельности астрального тела и его воздействию на физическое тело. Всё более учащающиеся явления такого рода - показатели всё большего развития астрального тела; через несколько поколений у культурных людей развитие астрального тела настолько продвинется, что его восприятия станут для нас столь же обычными, как и восприятия физического тела.

После смерти человек продолжает в течение некоторого времени жить в астральном мире в том же астральном теле, которым он пользовался во время своей земной жизни, и чем больше он научился владеть им сознательно, тем сознательнее будет его существование после смерти.

Ментальное тело. Это тело, построенное из более тонкого материала, чем астральное — настолько же, насколько астральное тоньше физического - отвечает своими вибрациями на каждое изменение нашей мысли. Каждая перемена в сознании вызывает вибрацию в нашем ментальном теле, которая передается астральному проводнику, а последний — в свою очередь - передает её физическому мозгу, благодаря чему возникает деятельный процесс в нервной материи последнего. Эта деятельность в нервных клетках мозга вызывает в них различные электрические и химические изменения, но возникают эти изменения благодаря воздействию мысли, а не изменения вызывают мысль, как это воображали материалисты XIX столетия.

Ментальное тело, так же как и астральное, сильно различается у людей разных ступеней развития; оно состоит из более грубой или из более тонкой субстанции соответственно потребностям более или менее развитого сознания. У развитых и культурных людей оно в постоянном движении и резко очерчено; у неразвитых оно подобно облаку с неопределёнными очертаниями. Субстанция, из которой оно состоит, принадлежит ментальному плану, и она находится в непрестанной деятельности, ибо человек продолжает мыслить и во время сна, когда отделяется от своего физического тела, и после смерти, когда переходит в высший мир, где он жив исключительно одними мыслями и эмоциями.

Так как в этом теле человек проводит наибольшее время после перехода в небесный мир, разумно было бы стремиться к его возможному усовершенствованию. Средствами к такому усовершенствованию могут служить ясное мышление, приобретение знаний, высокие эмоции, сверхличные стремления (молитва) и более всего правильная и усиленная медитация. При этих условиях ментальное тело может быстро эволюционировать, небесный же период человека обогатится при этом в высокой степени. Злые мысли всех родов оскверняют его и вредят ему, и, если они длятся упорно, последствием является настоящая болезнь и изуродование ментального тела, которое трудно будет излечить впоследствии.

Таковы три смертных тела человека: физическое он сбрасывает при смерти, а астральное - когда готовится вступить в небесный мир. Когда кончается его небесный период, ментальное тело также распадается на составные части и человек становится Духом, облеченным в свое бессмертное тело. При новом воплощении образуется новое ментальное тело, а затем и новое астральное, соответствующее его свойствам, после чего они соединяются с его новым физическим телом и человек вступает в новый период своей смертной жизни.

Бессмертные тела человека. "Ибо знаем, что когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворный, вечный", - говорил апостол Павел. "Оттого мы воздыхаем, желая облечься в небесное жилище". Это "небесное жилище" построено из бессмертных оболочек человека.

Дух, который "будучи родом божьим" пребывает вечно в лоне Отца, он воистину есть Сын Божий, разделяющий его вечную жизнь. Бог сотворил человека "для нетления и сделал его образом вечного бытия своего". Дух этот мы называем монадой, ибо это - истинная суть самосущности. Когда монада опускается в материю, чтобы одухотворить её, она присваивает себе по атому из трёх высших миров для того, чтобы заложить ядро своих трёх высших сил - атмического, буддхического и манасического. К ним - подсредством нити буддхической субстанции - прикрепляются частицы от каждого из трёх высших миров, чтобы могло возникнуть ядро трёх низших тел человека.

В течение долгих веков дух осеняет эти свои будущие смертные тела, озарённые его жизнью, пока они медленно поднимаются из минерального царства в растительное и из растительного в животное; между тем, из соединения субстанций трёх высших миров, из того "жилища на небесах", из того "дома нерукотворного, вечного", о котором говорит апостол, образуется проводник жизни Духа, начинающий проявлять себя в высших мирах.

Когда же животная форма достигает той точки развития, когда эволюционирующая жизнь стремится, поднявшись, слиться с высшей жизнью, тогда дух посылает в ответ на её стремление биение своей собственной жизни, и в этот решающий миг зарождается ментальное тело человека, подобно искре, впыхнувшей между углями электрической дуги. С этого мгновения человек индивидуализируется для жизни в высших мирах.

Высшее духовное тело (атмическое) является тончайшей субстанцией самого высокого мира, оболочкой духа, "Богом, ставшим плотью" в совершенно реальном смысле, божественным началом, окунувшимся в океан материи, не перестающим быть божественным, хотя и воплощённым. Постепенно в этом высшем теле собираются результаты всех переживаний, накопленных на протяжении вечности; при этом оба остальные бессмертные проводника сливаются постепенно с ним, образуя светлое одеяние для человека, достигшего совершенства и ставшего сознательно божеством.

Духовное тело (буддхическое) принадлежит второму проявленнному миру, миру чистой духовной мудрости, знания и любви, соединённых в одно. Иногда его называют "телом Христа", так как именно оно рождается к деятельности при первом великом посвящении, и оно развивается до "полной меры возраста Христова" на пути святости. Оно питается всеми высокими, проникнутыми любовью стремлениями, чистым состраданием и всеобъемлющей нежностью.

Манасическое тело (проводник закона причинности) есть высший разум, способный к абстракциям, принадлежащий "природе знания", посредством которого человек узнаёт истину интуицией, а не рассуждением, причём от низшего разума заимствуются его рационалистические методы только для того, чтобы в земном сознании установились абстрактные истины, которые самому ему ведомы непосредственно. Заключённый в этом теле человек носит название Ego, а когда тело сливается непосредственно со следующим высшим телом, тогда человек получает название духовного Ego и тогда он начинает осознавать собственную божественность.

Оно питается и развивается абстрактным мышлением, усиленной медитацией, бесстрастием и подчинением интеллекта воле, направляемой на бескорыстное служение. По природе своей манасическое тело имеет наклонность к обособлению, будучи орудием индивидуализации, и оно должно вырасти сильным и стойким для того, чтобы придать необходимую устойчивость тому "духовному телу" с которым оно должно слиться воедино.

Это - те бессмертные тела человека, которые не подвержены ни рождению, ни смерти — они дают непрерывность памяти, которая есть самая суть индивидуальности. Они являются той сокровищницей, в которой сохраняется всё, достойное бессмертия. В них не может "войти ничто нечистое". Они являются непреходящим местопребыванием духа. В них осуществляется обетование: "Ибо вы храм Бога живого, как сказал Бог: `Вселюсь в них и буду ходить в них'." В них исполняется молитва Христа: "Как ты, Отче, в мне, и я в тебе, так и они да будут в нас едино". Они же оправдывают ликующий возглас индуса: "Я есмь Ты!".

Закон возрождения   наверх

Перевоплощение в прошлом. Понятия кармы и реинкарнации играют главную роль в представлениях теософов о человечестве и этике. Реинкарнация предполагает, что после смерти некоторая часть человека вновь воплощается. Теософы верят, что человечество начало свою эволюцию в виде низших существ, однажды воплотившись в человеческом обличье, они уже не возвращаются в низшие формы. Карма якобы является вселенским законом, отраженным в словах «что посеешь, то и пожнешь». В отличие от библейского принципа закон кармы не основывается на вере в личностного Бога, Который наказывает или вознаграждает, или на идее, что люди подобным образом реагируют на поступки других.

Основополагающий принцип состоит в том, что каждый человек должен пострадать за свои собственные поступки. Согласно этому учению, умершие вновь возвращаются к жизни, чтобы отработать свой кармический долг. Хорошее или плохое жизненное положение человека определяется поступками, совершенными в прошлой жизни. Человек перестает воплощаться, когда достигает состояния совершенства или совершенного знания.

Противопоставляя свое представление об искуплении христианскому, Блаватская пишет: «Мы не верим ни в заместительное искупление, ни в возможность того, что какой-либо бог может отпустить даже малейший грех... Мы верим в строгую и беспристрастную справедливость. Наше представление о неизвестном Вселенском Божестве, представленном Кармой, таково, что это Сила, которая не может ошибаться и, следовательно, не способна ни на гнев, ни на милость, но лишь на абсолютное Равенство, которое предоставляет каждой причине, большой или маленькой, изживать свои неизбежные следствия».

Учение о перевоплощении опирается на факт раскрытия человеческого духа на протяжении многочисленных возобновляющихся жизней на земле, и опыт, который собирается в течение земного существования и переходит во время промежуточного небесного состояния в душевные способности и совесть, так что ребёнок родится со своими прежними переживаниями, преобразованными в умственные и нравственные наклонности и силы.

По верному замечанию Макса Мюллера, величайшие умы, появлявшиеся среди человечества, принимали идею перевоплощения. Эта же идея даётся и иллюстрируется в великих эпических писаниях индусов как несомненный факт, на котором покоится вся нравственность и вся величественная индусская литература, вызывающая к себе такое восторженное отношение среди европейских учёных; она насквозь проникнута этой идеей.

Будда учил перевоплощению и постоянно ссылался на свои прежние рождения. Пифагор делал то же самое, и Платон включил ту же идею в свои философские построения. Древний еврейский писатель Йозефус утверждает, что учение это было принято среди евреев, и рассказывает по этому поводу историю капитана, который ободрял своих солдат во время смертного боя напоминанием об их будущем возвращении на землю. В "Премудрости Соломона" утверждается, что рождение в чистом теле есть награда за "доброту" (гл. VIII, 20). Христос тоже подразумевал это учение, когда говорил своим ученикам, что Iоанн Креститель есть Илiя.

Вергилий и Овидий признавали истинность этой идеи. Похоронный ритуал древнего Египта содержал в себе также идею перевоплощения. Школа Неоплатоников принимала её, и Ориген, наиболее учёный из всех Отцов Церкви, признавал, что "каждый человек получает тело соответственно своим заслугам и своим прежним действиям". В позднейшее время это же учение было близко немецким философам, среди которых мыслитель-поэт Гёте, а также Фихте, Шеллинг и Лессинг признавали его.

Гёте в старости смотрел с радостным упованием на своё возвращение на землю; Юм заявлял, что это учение - единственная теория бессмертия, которую может принять философ, и то же самое высказывает современный профессор Мак-Таггарт, который, обозревая различные теории бессмертия, пришел к заключению, что перевоплощение — самая разумная из них. Множество поэтов, каковы: Уордсуорд, Браунинг, Россети и др., верили в неё.

Необходимость перевоплощения. Существует только три объяснения человеческого неравенства в смысле различия способностей, судьбы и окружающей среды:

1. Создание каждой человеческой души Богом, из чего следует, что сам человек ни при чем в своей душе и судьба его строится помимо него, произвольно и неумолимо.

2. Наследственность, признаваемая наукой; из неё истекает такая же беспомощность человека, так как он является в этом случае результатом прошлого, на которое сам он не мог иметь никакого влияния.

3. Перевоплощение, утверждающее, что человек может стать господином своей судьбы, так как он является результатом своего же индивидуального прошлого, что человек становится тем, что он сам сделал из себя.

Внезапное творчество как объяснение окружающих нас условий отрицается всеми мыслящими людьми; единственное исключение, которое допускается, относится к самому важному из всех условий - к характеру новорождённого и той среде, которая окружает его с рождения. Эволюция признается всюду, за исключением только духовной области человека; в этой области не признается индивидуального прошлого, хотя допускается бесконечное индивидуальное будущее.

Моральный характер, который человек приносит с собой и от которого более всего зависит его судьба на земле, - по этой гипотезе создается специально для него Богом, навязывается ему без всякой возможности с его стороны свободного выбора; человек как бы вынимает из лотереи или счастливый билет, или пустой, олицетворяющий собой тяжелую судьбу; и каков бы ни был билет, он должен принять его.

Если ему достанется счастливый билет - хорошие наклонности, прекрасные способности и благородный характер, - тем лучше для него, хотя он ничего не сделал, чтобы заслужить эти дары. Если же на его долю достанется врожденная преступность, врожденное идиотство и болезнь, тем хуже для него, хотя он не сделал ничего, чтобы заслужить тяжелую долю. Если вечное блаженство будет связано со счастливым билетом, а вечное страдание с несчастливым, и та и другая судьба неотвратима для него. Разве гончар не имеет власти над своей глиной? Печально только, если глина обладает чувствительностью.

И с другой точки зрения, создание каждый раз новой души не выдерживает критики. Душа создается для новорожденного тела, которое может умереть через несколько часов после появления на свет. Если жизнь на земле имеет какое-нибудь воспитательное и развивающее значение, эта душа обеднеет, лишившись возможности жить и собирать опыт.

Если же человеческая жизнь на земле не имеет существенного значения и несет с собой возможность страдания и зла, а в конце концов, в перспективе, рискует вечными муками, - в таком случае душа, посылаемая в тело, доживающее до глубокой старости, претерпевает большую несправедливость, ибо она переносит зло и бедствия, которых избежала другая душа, и к довершению всего при этом еще рискует заслужить вечные муки.

Перечень несправедливостей, которые истекают из идеи вновь сотворенной души, может быть продолжен до бесконечности, ибо сюда входят все возможные неравенства; следует прибавить, что именно эта идея создала большинство атеистов, которых она оттолкнула своей неразумностью и несправедливостью. Она ставит человека по отношению к Богу в положение противоестественное, вызывающее мучительный вопрос: "Почему Ты сотворил меня таким?"

Гипотеза науки объясняет, со своей стороны, только телесную наследственность; она не бросает света на эволюцию ума и совести. Дарвиновская теория пробовала включить и эту область, но ей совсем не удалось выяснить, каким образом общественные добродетели могут развиваться в борьбе за существование. Кроме того, в период, когда родители приобретают духовную зрелость и высшие качества, они уже теряют способность иметь потомство; дети рождаются, по большей части, в расцвете физической силы родителей, когда их интеллектуальные и нравственные качества находятся еще в зачатке. Куда же уходит вся мудрость людей?

И позднейшие научные исследования показали, что приобретенные высшие качества не передаются потомству по наследству и что чем выше поднимается человек, тем меньше у него потомков. Гений бесплоден, говорит наука, и это звучало бы как похоронный звон над всем человеческим прогрессом, если бы душевное развитие передавалось действительно по наследству.

Талантливость и воспроизводительные силы стоят в обратной пропорции одно к другому: чем ниже развитие родителей, тем они плодовитее. Благодаря установлению этого факта, - приобретённые качества не передаются по наследству, - наука подошла к мёртвой стене. Она лишилась возможности объяснить происхождение высокой гениальности и душевной святости. Сыновья святого могут быть беспутными, и потомок гения может отличаться тупостью. Таким образом, гении как бы "сходят с облаков".

Эта гордость человечества, с точки зрения науки, остается вне закона причинности. Наука не объясняет нам, как строятся сильные умы и чистые сердца для будущем. Правда, она не грозит нам произволом, но она не объясняет, откуда происходит поражающее нас человеческое неравенство. Она говорит нам, что пьяница завещает своим детям тела, наклонные к болезням, но она не выясняет, почему его несчастные дети заслужили эту страшную наследственность.

Факт перевоплощения возвращает в нашем сознании Богу - божественную справедливость, а человеку - внутреннюю свободу. Каждая человеческая душа вступает в земную жизнь зародышем, без знания, без способности различать добро от зла, без развитой совести. Путем опыта, приятного и неприятного, человек собирает материалы и из них, как было сказано выше, строит свои умственные и нравственные способности.

Таким образом, прирождённый характер создан самим человеком, и характер этот отмечает ступень, которой человек достиг в своей долгой эволюции. Добрые наклонности, хорошие способности, благородная натура - это добыча, вынесенная со многих полей сражений, вознаграждение за тяжёлый и напряженный труд. Дурные наклонности и плохие способности - показатели низкой ступени эволюции, ничтожного развития духовного зародыша.

Дикарь наших дней, - это святой будущего. Все идут по одной дороге, все имеют возможность достичь совершенства. Страдание следует за ошибками, оно же несет в себе средство для исправления. Сила развивается благодаря борьбе. Мы пожинаем после каждого посева неизбежные плоды: счастье вырастает из добра, скорби - из зла. Младенец, умирающий вскоре после рождения, оплачивает своей смертью долг, сделанный в прошлом, а затем возвращается на землю, задержанный на некоторое время, но освободившийся от своего долга, - чтобы собирать опыт, необходимый для его дальнейшею роста.

Общественные добродетели, хотя и ставят человека в невыгодное положение в борьбе за существование и временами заставляют его жертвовать даже своей физической жизнью, - строят в то же время благородный характер для его будущих жизней и готовят его к общественному подвигу. Гений появляется как результат многих жизней, полных неутомимых усилий и высоких стремлений, а физическое бесплодие гения не изменяет его значения для будущего, так как он возвращается с каждым новым воплощением выросшим и с новыми силами. Тело, отравленное отцом-пьяницей, достаётся душе, которая должна путем страдания научиться жить более благородной жизнью, чем та, которая осталась позади.

И так во всех случаях: настоящее каждой индивидуальности объясняется её прошлым. А когда человек узнает законы роста, он получит возможность, следуя этим законам, строить свою будущую судьбу с полной уверенностью, сознательно направляя свой рост по линиям всё возрастающей красоты, и это свободное созидание продлится до тех пор, пока человек не войдёт, наконец, в полный возраст Совершенного Человека.

Почему забываются наши прошлые жизни. Когда речь заходит о перевоплощении, чаще всего задается такой вопрос: "Если я действительно жил раньше, отчего же я не помню сваи прежние жизни?" Небольшое углубление в вопрос поможет найти на него ответ.

Прежде всего, отметим то обстоятельство, что даже относительно нашей настоящей жизни мы забываем гораздо больше, чем помним. Многие люди не могут вспомнить, как они научились читать; но тот факт, что они умеют читать, доказывает, что учение происходило. Различные случаи из детства и юности стираются из нашей памяти, а между тем они оставили следы на нашем характере. Опасное падение в младенчестве забывается совершенно, и в то же время упавший остается калекой навсегда. И это несмотря на то, что мы продолжаем жить в том же теле, в котором испытали позабытое падение.

А между тем, забытые случаи потеряны для нас не совсем; если ту же самую личность ввести в гипнотический транс, случаи эти можно извлечь из глубин её памяти. Они только погрузились на дно, но они не уничтожены. Горячечные больные говорят иногда в бреду языком, который они знали в детстве и совсем забыли в зрелом возрасте. Большая часть нашего подсознания состоит из этих потонувших переживаний, из этих воспоминаний, отошедших на задний план, но способных к восстановлению.

Если это верно относительно переживаний, бывших в этом теле, насколько же это вернее относительно переживаний, происходивших в телах, которые умерли и истлели столетия тому назад. Наше настоящее тело и этот наш мозг не принимали никакого участия в тех далеких событиях; как же бы могла память провести эти события через них? Наше неразрушимое тело, которое мы сохраняем на весь цикл воплощений, есть духовное тело; все низшие проводники отпадают от нас и возвращаются к своим элементам, прежде чем настанет время для нового воплощения.

Новая материя (ментальная, астральная и физическая), в которую мы облекаемся для новой жизни на земле, не получает от нашей духовной сущности, заключенной в одно лишь духовное тело, сведений об отдельных переживаниях прошлого, но лишь качества, наклонности н способности, образовавшиеся из этих переживаний. Наша совесть, наши инстинктивные ответы на эмоциональные и интеллектуальные запросы, наша способность отзываться на силу отвлеченного аргумента, наше утверждение основных принципов добра и зла, вот в чём состоят следы прошлых переживаний.

Человек, стоящий на низком уровне интеллекта, не может "понять" логическое или математическое доказательство; точно также и человек, не поднявшийся над низким моральным уровнем, не может "чувствовать" непреодолимую силу высокого нравственного идеала.

Когда философские или научные проблемы схватываются и применяются быстро, когда тем или другим искусством овладевают без обычной подготовки, в этом проявляется сила памяти, хотя прежний процесс изучения и забылся вполне; это, как Платон утверждал, и есть припоминание. Когда мы чувствуем близость с человеком, которого видим впервые, тогда действует память, наш дух узнаёт друга прежних веков; и когда мы чувствуем внезапное отвращение к другому незнакомцу, здесь опять действует память, дух узнает старого врага.

Это родство и эти предупреждения исходят от неумирающего духовного сознания, которое есть наша настоящая суть; мы вспоминаем, но, проявляясь через мозг, мы не можем запечатлеть в нем нашего воспоминания. Наше тело, мысли и его физическое орудие - мозг организованы вновь; дух же снабжает ум результатами прошлого, а не воспоминанием о событиях прошлого.

Как коммерсант, закрывающий годовой счёт и открывающий новый, не станет вносить в новую счётную книгу все статьи старой книги, а только их баланс, так же и дух человека вносит в новый мозг лишь свои суждения о переживаниях закончившейся земной жизни, выводы, к которым он пришел, решения, которые он поставил перед собой. Это и есть тот основной капитал, который передается новой земной жизни, это и есть внутреннее наследие прошлого - истинная память человека. Обильно и разнообразно бывает это наследие у человека высокоразвитого; если сравнить его с наследием, которое достается на долю дикаря, значение такой памяти прошлого станет совершенно ясным.

Никакой мозг не мог бы вместить всех воспоминаний о событиях многочисленных существований; только когда все эти воспоминания сведены к их выводам - к умственному и нравственному сознанию, тогда только становятся они полезны для развития человека; целый ряд убийств привел человека к решению: "Я не должен убивать"; воспоминание о каждом отдельном убийстве было бы бесполезным бременем, но убеждение, основанное на результате этих убийств, приобретенный инстинкт святости человеческой жизни есть истинная память о них в культурном человеке.

И всё же бывают случаи, когда и воспоминание о прошлых событиях всплывает на поверхность; дети имеют от времени до времени мимолетные прозрения в свое прошлое, вызванные каким-нибудь событием настоящего. Так, один английский мальчик припомнил, что он был скульптором в тот момент, когда впервые увидел статую; другой - индусский мальчик - узнал реку, в которой он утонул в раннем детстве своей предшествовавшей земной жизни, а также и мать, давшую ему тело для этой жизни. Зарегистрировано много случаев таких воспоминаний о событиях прошлого.

Более того, такие воспоминания возможно вызвать. Но достижение такой памяти является результатом постоянных усилий и длительных медитаций, посредством которых непостоянный ум контролируется и приводится к успокоению для того, чтобы вызвать в нем способность чутко отвечать на голос духа и воспринимать от него воспоминания прошлого. Только тогда, когда раскрывается нам внутренний слух для тихого голоса духа, может развернуться перед нами весь свиток прошлого, ибо только один дух обладает истинной памятью, и он один может осветить ее лучами темноту низшей преходящей природы человека, с которой он временно связан воедино.

При таких условиях воспоминание прошлого возможно, звенья прошлом становятся видимы, старые друзья узнаются, сцены из прошлого восстанавливаются и внутренняя сила и тишина вырастают из подобного переживания бессмертия. Переживаемые бедствия кажутся ничтожными, когда они появляются в своих истинных размерах мимолетных событий в бесконечной жизни; переживаемые радости теряют также свою остроту, рассматриваемые как повторения прежних утех и наслаждений; и то, и другое принимается как полезные переживания, обогащающие ум и сердце и содействующие росту раскрывающейся жизни.

И до тех пор, пока человек не умеет рассматривать свои радости и страдания в свете вечности, до тех пор он не в состоянии стать безопасно лицом к лицу с сонмом воспоминаний прошлого; только когда их видишь таким образом, могут они умиротворять эмоции настоящего, и тогда то, что при иных условиях могло бы раздавить человека, становится поддержкой для него.

Загадка любви и ненависти. Для большинства из нас жизнь представляет собой ряд запутанных дилемм, которых мы ни понять, ни разрешить не умеем. Почему люди родятся с таким различием в умственных и нравственных качествах? Почему у одного младенца устройство мозга указывает на возможность больших умственных и нравственных сил, тогда как мозг другого заключает все указания на идиотизм и преступные наклонности? Отчего у одного ребенка любящие родители и благоприятные обстоятельства, а у другого распутные отец и мать, тяготящиеся им, и он вырастает среди развращающих условий? Отчего одних мы любим с первой минуты знакомства, а к другим без всякой причины чувствуем антипатию?

Подобные вопросы возникают постоянно и также постоянно остаются без ответа, а между тем, ответы на них возможны. Ибо все эти кажущиеся несообразности и несправедливости, эти с виду случайные события, не более как последствия основных естественных законов. Ясное разумение этих основных законов делает жизнь понятной, а благодаря такому разумению восстанавливается наше доверие к божественному порядку и возникают силы и мужество для преодоления всех превратностей судьбы.

Бедствия, которые падают на нас как незаслуженный громовой удар, переносятся с трудом, но те бедствия, которые возникают вследствие причин, доступных нашему пониманию, и которые поддаются нашему контролю, - такие бедствия нетрудно перенести с покорностью и терпением.

Первый принцип, которым нужно твердо овладеть прежде, чем применять его к разрешению загадок жизни, это — принцип перевоплощения. Человек по сути своей — Дух, живая и самосознающая индивидуальность, состоящая из самосознающей жизни, заключенной в тело из тончайшей материи. Жизнь не может проявляться без того или другого проводника, т. е. без помощи материи, как бы тонка и неуловима (для нас) ни была та субстанция, которая дает возможность жизни вести отдельное существование в этой вселенной. Вот отчего мы так часто обозначаем тела как проводники, то, что проводит жизнь, делает ее индивидуальной.

Этот Дух, появляясь в физический мир через врата рождения, одевается в физическое тело, подобно тому, как человек надевает верхнюю одежду, когда выходит за порог своего дома.  "Как человек, сбросив с себя ветхую одежду, надевает новую, так же бросает он изношенные тела и облекается в новые" (Бхагавад-Гита, II, 22).

Когда физическое тело отслужило свою службу, тогда человек проходит через врата смерти, сбрасывая жизненную оболочку и вступая в "невидимый мир". После более или менее долгого отдыха, в течение которого весь опыт законченной земной жизни претворяется в самую суть человека, увеличивая его силы и способности, он снова возвращается в физический мир через врата рождения, облекаясь в новое физическое тело, приспособленное к его увеличившимся способностям.

Когда бесчисленные века тому назад Духи, которые должны были стать человеками, явились в этот мир, они были не более как зародыши, подобные семенам растений, не знающими ни добра, ни зла, с безграничными возможностями развития, ибо они были божественного происхождения, но без иных наличных способностей, кроме способности слабо вибрировать в ответ на внешние стимулы.

Все силы, покоившиеся в них в скрытом состоянии, должны были пробудиться для активного проявления благодаря переживаниям в физическом мире. Путем наслаждений и страданий, радостей и скорбей, успехов и падений, удач и разочарований, путем чередующихся верных шагов и ошибок, Дух научается распознавать законы, которые не могут быть нарушены, и развивает постепенно, одну за другой, скрытые в нем способности к умственной и нравственной жизни.

После каждого короткого погружения в океан физической жизни — период, который обыкновенно называется "жизнью", - человек возвращается в невидимый мир, нагруженный собранным опытом, подобно тому как водолаз поднимается со дна океана с жемчужинами, которые он похитил у морских раковин.

В этом невидимом мире все умственные и нравственные материалы, собранные им в течение только что завершённой земной жизни, преобразуются в нравственные и умственные силы; причем стремления переходят в способности осуществления, уроки всех сделанных ошибок претворяются в осторожность и предвидение, пережитые страдания - в выдержку и терпение, совершенные ошибки и грехи - в отвращение от дурных поступков, а вся сумма опыта - в мудрость. По верному выражению Эдварда Карпентера: "Все страдания, которые я перенёс в одном теле, превратились в силы, которыми я обладал в другом".

Когда кончается усвоение всего собранного опыта, причем длина небесного пребывания зависит от количества умственного и нравственного материала, вынесенного из земной жизни, - тогда человек возвращается снова на землю; он направляется при условиях, которые сейчас будут указаны, в ту расу, в тот народ и в ту семью, которой предстоит дать для него новое физическое тело, построенное в соответствии с его потребностями, чтобы оно могло служить ему подходящим орудием для его раскрывшихся сил и в то же время ограничением, выражающим его недостатки.

В новом физическом теле и после смерти, во время последующего его пребывания в невидимом мире, человек снова проходит подобный же цикл жизни, но уже на высшей ступени; и так длится в течение многих и многих циклов, пока все возможности, заложенные в его человеческом существе, не разовьются в активные силы, и пока он не выучит всех уроков, которые задаются человеческой жизнью здесь на земле.

Так раскрывается Дух, переходя из младенчества в юность, из юности в зрелый возраст, становясь индивидуальным центром неумирающей силы и бесконечной возможности для служения. Борющиеся и развивающиеся Духи одного человечества становятся охранителями следующего человечества, разумными Духами, направляющими эволюцию тех миров, которые возникнут позднее во времени.

Нас охраняют, учат и нам помогают незаметно для нас духовные сущности, которые были людьми в мирах, предшествовавших нашему, как это делают на наших глазах наиболее развитые из современных людей нашего собственного человечества. Этот наш долг перед ними мы уплатим со временем, охраняя, уча и помогая человеческим расам в мирах, которые в настоящее время находятся на ранних ступенях развития и которые готовятся через бесчисленные века стать родиной для будущего человечества.

Если мы встречаем своем пути людей более невежественных, чем мы, грубых и даже жестоких, ограниченных в умственном и нравственном отношении, это потому, что они моложе нас, что они - наши младшие братья; и поэтому заблуждения их должны бы вызывать с нашей стороны любовную помощь, а не возмущение и ненависть. Каковы они сейчас, такими были и мы в прошлом; каковы мы в данное время, такими станут и они в будущем; и как мы, так и они будут подниматься вперед и вперед через бесконечные века.

В этом - основной принцип, который дает ключ к разгадке жизни, если его применить к её сложным явлениям. Он даст ответы на все с виду неразрешимые проблемы, даст ответ и на загадку непонятного влечения к одному и отвращения к другому, которые люди испытывают друг к другу без всякого видимого повода. Но, чтобы ответы эти были обоснованы, нужно схватить и другой принцип, дополняющий учение о перевоплощении, - идею Кармы или Закона Причинности.

Её можно выразить в словах, знакомых каждому: что человек посеет, то и пожнёт. Расширяя эту краткую аксиому, следует внести в нее тот смысл, что человек сам строит свой собственный характер, делаясь тем, о чём он думает; и что он создает условия своей последующей жизни на земле, которые являются не чем иным, как последствиями его воздействия на других. Таким образом, если я буду мыслить благородно, я постепенно построю для себя благородный характер, если же я буду мыслить дурно, я создам характер низменный. "Человек образуется мыслью; о чем он думает в одной жизни, тем он становится в другой", - говорится в индусском Священном Писании - Упанишадах.

Если ум работает постоянно в одном направлении, образуется след, по которому сила мысли направляется автоматически; такая привычка мыслить переживает смерть, и так как она принадлежит бессмертной душе, или Ego, то она и переносится в последующую жизнь как умственные наклонности и способности. Так, привычка к отвлечённым проблемам отзовется в последующей земной жизни высокоразвитой способностью к отвлеченному мышлению; тогда как поверхностное торопливое мышление, перебегающее с одного предмета на другой, обусловит появление беспокойного неуравновешенного ума при последующем рождении того же человека.

Себялюбивое вожделение вещей, принадлежащих другим, хотя бы оно и не проявилось в нечестном присвоении чужой собственности, может вызвать к жизни будущего вора; точно также ненависть и чувство мести, питаемые втайне, явятся теми семенами, из которых возникнет будущий убийца. С другой стороны, бескорыстная любовь будет иметь своим плодом бескорыстного общественного деятеля и святого, и каждая мысль сострадания поможет созданию милосердного и любящего характера, которым отличаются все "друзья человечества".

Знание этого закона неизменной справедливости, этого неизбежного ответа природы на каждый запрос человека, дает ему возможность строить свой характер с уверенностью точной науки и смотреть с мужественным терпением на тот благородный идеал, к которому он медленно, но неуклонно продвигаегся.

Влияния наших действий на других образуют внешние обстоятельства нашей последующей земной жизни. Если мы распространяли свет и счастье, мы родимся в особенно благоприятных условиях или попадём в такие условия в течение нашей жизни, тогда как люди, вызывавшие вокруг себя бедствия, родятся в условиях неблагоприятных. Мы связываем себя с другими, входя с ними в индивидуальные отношения, мы выковываем для себя цепи благими и злыми делами, создаем золотые звенья любви или железные оковы ненависти. Это и есть Карма. Не переставая держать эти дополнительные идеи в уме, мы можем ответить на поставленные в начале этой главы вопросы без затруднения.

Возникновение связи между Ego, между индивидуализованными Духами, не может возникнуть ранее их первоначального отделения от Логоса, которое можно сравнить с отделением капель от океана. В царствах минеральном и растительном жизнь, проявляющаяся в камнях и растениях, еще не раскрылась до степени непрерывного индивидуального существования.

Понятие "Групповая Душа" возникло для выражения идеи такой раскрывающейся жизни, оживляющей множество сходных организмов. Таким образом, целый порядок, скажем, растений - зонтичных или крестоцветных, оживотворяется единой групповой душой, развивающейся путем тех переживаний, которые она собирает через свои бесчисленные физические воплощения. Переживания каждого отдельного растения вливаются в жизнь, оживотворяющую весь данный вид, ускоряя и помогая его развитию.

По мере того как физическое воплощение становится все сложнее, в групповой душе возникают разновидности, которые - одна за другой - отделяются от неё; ясно, что количество воплощенных особей такой отделившейся разновидности становится тем меньше, чем большее число раз подразделялось групповая душа. В животном царстве этот процесс подразделения групповых душ продолжается и высшие виды млекопитающих представляют собой лишь небольшое сравнительно число особей, оживотворенных одной групповой душой, ибо природа направляется к индивидуализации.

Опыт, собранный каждым отдельным существом, сохраняется в групповой душе и через нее действует на каждое новорожденное животное, которому она дает жизнь. Это и составляет то, что мы зовем инстинктом, присущим каждому новорожденному существу; таков инстинкт, заставляющий недавно вылупившегося цыпленка искать защиты от опасности под распростертыми крыльями наседки или бобра - строить свои плотины.

Накопленный опыт данного вида, сохраненный в групповой душе, передается каждому члену этого вида. Когда животное достигает своего наиболее совершенного выражения, конечное подразделение групповой души оживотворяет лишь одно существо; и тогда это существо становится готовым приёмником, в котором изливается божественная жизнь, а это означает, что час рождения человеческого Ego настал и возникла эволюция самосознающего разума.

С той поры, как отделившаяся жизнь начинает оживлять отдельное тело, могут возникнуть звенья, соединяющие её с другими отделившимися жизнями, из которых каждая пребывает в особом вместилище из плоти. С этих пор Ego, живущие в физических телах, приходят во взаимное соприкосновение. Возможно, что в начале простое физическое влечение притягивает два Ego, одно - пребывающее в мужском, а другое — в женском теле. Они живут вместе, имеют общие интересы, и таким образом возникает между ними связь. Если позволено будет так выразиться, они совершают взаимные долговые обязательства, и так как в Природе не полагается банкротства, то они не могут быть вычеркнуты.

Смерть сбрасывает с одного физическое тело, потом с другого, и оба переходят в невидимый мир, но долги, заключенные в физическом мире, должны быть погашены в том же мире, и эти двое должны встретиться снова в земной жизни и возобновить отношения, которые были прерваны смертью. Великие духовные Сущности, которые заведуют законом Кармы, направляют обоих к воплощению в один и тот же период времени, чтобы их земные жизни могли совпасть и в подходящее время они могли снова встретиться.

Если долговое обязательство было обязательством любви и взаимного служения, они почувствуют влечение друг к другу. Их Ego узнают одно другое, как друг узнает своего друга, хотя бы последний облекся в совершенно иную одежду, и протягивает ему руку как близкий человек, а не как чужой.

Но если долговое обязательство состояло из взаимной ненависти и нанесенного друг другу вреда, они почувствуют взаимное недоверие, они начнут смотреть друг на друга как бы через пропасть, построенную взаимно причиненным злом. Такие случаи должны быть знакомы каждому читателю, хотя бы лежащая в их основе причина и не была известна; и в самом деле, о таких внезапных симпатиях и антипатиях говорят обыкновенно как о "беспричинных", как будто бы в мире, в котором правят незыблемые законы, может быть что-нибудь беспричинное.

Но из этого вовсе не следует, чтобы два Ego, соединенные таким образом, должны были возобновить как раз те же отношения, которые были прерваны их физической смертью. Муж и жена одной земной жизни могут родиться в одной и той же семье как брат и сестра, как мать и сын, как отец и дочь или в иной степени родства. И они же могут родиться как чужие друг для друга и встретиться в первый раз в зрелом возрасте и тогда только испытать всепобеждающее взаимное влечение.

Души встречающихся людей узнают друг друга, хотя их тела совершенно чужды одно для другого, и тогда старые друзья сразу понимают друг друга. И это бывает несмотря на то обстоятельство, что физический мозг еще не научился воспринимать впечатлений той памяти, которая сохраняется в тонких телах человека и которая вибрирует слишком быстро для того, чтобы пробуждать ответные вибрации в сознании физического тела.

Но иногда встречается и обратное явление, когда связь, возникшая из ненависти и нанесённого вреда, притягивает старинных врагов в одну и ту же семью, и тогда бывшим врагам приходится переживать дурные последствия общего прошлого.

Страшные семейные трагедии коренятся глубоко в прошлом; и многие чудовищные факты, зарегистрированные Обществом Охраны Детей - истязания беспомощных детей даже собственными матерями, злобная жестокость, с которой наносится боль, чтобы насладиться видом причиняемой агонии, - становятся понятными, когда мы знаем, что та душа, которая воплотилась в младенческом теле, могла наносить в далеком прошлом какое-нибудь ужасающее страдание тому, кто в этой жизни мучает её, и тогда нам раскрывается, что этим тяжким опытом она познаёт, как страшны пути неправды.

Возможно, что у кого-нибудь явится вопрос: "Если это так, должны ли мы защищать мучимых детей?" Несомненно должны. Наш долг облегчать страдание, в каком бы виде оно ни встретилось нам, и мы должны радоваться, что Благой Закон делает нас проводником милосердия. Могут возникнуть и другие вопросы: "Как уничтожить эту злую связь? Не создаст ли наносимое мучение новое звено, благодаря которому жестокая мать станет в свою очередь жертвой, а истязаемый ребенок ее мучителем?"

На это мы находим ответ в учениях Будды, который, зная закон, говорит: "Воистину, ненависть никогда не уничтожается ненавистью, - и тут же прибавляет, - ненависть уничтожается любовью". В этом — тайна освобождения. Если душа, которая уплачивает долг прошлого страданием за причиненное зло, достаточно мужественна, достаточно мудра и достаточно велика, чтобы посреди агонии тела или души сказать: "Я прощаю" в таком случае она погашает весь свой долг и цепь, выкованная ненавистью, растворяется навсегда в огне любви.

Звенья любви становятся все крепче в каждой земной жизни, в которой друзьям удается подойти друг к другу, и на стороне любви есть еще то преимущество, что она продолжает расти и во время небесного пребывания, куда связи ненависти не переносятся. Те души, между которыми образовалась связь ненависти, не соприкасаются в том высшем мире, ибо назначение его - претворять в человеческие качества все положительное, что душа вынесла из своей земной битвы жизни.

Когда же человеку удается перенести и в мозговое сознание своего физического тела свою память прошлого, тогда это воспоминание сближает друзей ещё теснее и связь их приобретает такие силу и надежность, какие связь единственной жизни не в состоянии дать. Чрезвычайно глубока и светла уверенность такой души, знающей по собственному опыту, что любовь бессмертна.

Таково объяснение тайны влечения и отвращения, рассматриваемой при свете Перевоплощения и Кармы.

Карма, или Закон Действия и Противодействия. Слово "Карма" означает не что иное, как Действие. Но всё значение этого слова гораздо обширнее, чем большинство себе представляет, так как в понятие "действие" входит очень большое побочное содержание. Каждое действие имеет прошлое, которое привело к нему; каждое действие имеет будущее, которое произойдет из него; действию предшествует всегда желание, которое и вызвало его, и мысль, которая дала ему направление, и все это существует помимо того видимого движения, которому обыкновенно придается название "действия".

Каждое действие есть звено в бесконечной цепи причин и последствий, причем каждая причина была в свое время последствием и каждое последствие будет в свою очередь причиной. И каждое звено в этой бесконечной цепи состоит из трёх составных частей: желания, мысли и деятельности. Желание вызывает мысль; мысль воплощается в действии. Иногда же мысль, в виде воспоминания, вызывает желание, и тогда желание разражается в действии.

Но всегда все три составные части - две невидимые, принадлежавшие сознанию, и одна видимая, принадлежащая телу, - всегда налицо; вернее - действие существует в сознании как образ, прежде чем оно проявится как физическое движение. Желание, или воля, мысль и деятельность - вот три вида нашего сознания.

Это соотношение желания, мысли и деятельности как "Действия" и бесконечное сцепление таких действий как причин и последствий - все это заключено в понятии Карма. Это - неизменная последовательность в природе, иными словами - Закон Природы. Ввиду этого, Карму можно перевести как Закон Причинности. Её научная формула такова: "Действие и противодействие равны и противоположны". Её религиозное определение чудесно выражено в христианском Священном Писании: "Что посеет человек, то и пожнёт". Иногда Карму определяют как Закон равновесия, потому что во всей природе замечается наклонность восстанавливать условия равновесия каждый раз, когда последнее нарушено.

Бесполезно насаждать виноград и ожидать розы; тщетно сеять волчец и ожидать пшеницу. В нравственном и умственном мире закон совершенно также неизменен; бесполезно сеять лень и надеяться пожать знания; сеять небрежность и ожидать способность распознавания; сеять эгоизм и рассчитывать на любовь; сеять трусливость и надеяться на мужество.

Это истинное и здравое учение заставляет человека познавать те причины, которые он создает своими повседневными желаниями, мыслями и действиями, и предусматривать их неизбежные результаты. Оно заставляет его оставить всякий расчет на "прощение", "искупление", "высшее милосердие" и все подобные усыпительные средства, которые успокаивают грешника. Оно громогласно взывает ко всем тем, которые ищут успокоить себя подобными надеждами: "Не обманывайтесь, Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнёт".

В этом заключается предупреждающая сторона Кармы. Но обратите внимание на её обнадёживающую сторону. Если существует незыблемый закон в умственном и нравственном мире, в таком случае мы можем созидать свой характер. Мысль вызывает качество, качество создает характер. "О чём человек думает, тем он и становится". Человек - создание мысли; как он думает, так он и действует. Если мы станем размышлять над мужеством, мы внесем мужество в наш характер. То же самое и с терпением, бескорыстием, чистотой, самообладанием. Устойчивая и постоянная мысль вызывает умственный навык, а этот навык проявляется как определенное свойство характера.

Мы можем строить наш характер с такой же уверенностью, с какой каменщик строит стену, если будем работать, опираясь на неизменный закон. А характер наш является наиболее могущественным фактором нашей судьбы, и, если мы внесём в него благородные черты, мы обеспечим себе благородную судьбу, которая выразится бескорыстным служением человечеству.

Тройная нить человеческой судьбы

У древних греков были три Парки, которые пряли нити жизни. Но и каждый, познавший мудрость, знает, что существуют три Парки, которые не переставая прядут каждая свою нить, и все три выпряденные нити свиваются в одну и образуют крепкую нить судьбы, которая связывает или освобождает человеческую жизнь на земле.

Эти три Парки - не женщины греческой легенды; они - три силы человеческого сознания: сила воли, сила мысли и сила действия. Это и есть те Парки, которые прядут нити человеческой судьбы, но они находятся не вне человека, а внутри его. Его судьба делается им самим, а не навязывается ему произвольно внешними силами; его собственные силы, ослепленные неведением, прядут и сплетают те нити, которые связывают его; но точно так же его собственные силы, направляемые знанием, освобождают его от им же наложенных на себя цепей.

Важнейшая из этих сил есть сила мысли; человек - Man означает мыслитель; это санскритский корень, и от него происходит английский man, немецкий Mann, французский homme, итальянский homo и т. д. Нить мысли вплетается в умственные и нравственные качества, а эти качества, в своей совокупности, образуют то, что мы называем характер. Эта связь мысли и характера признается Священными Писаниями всех народов. В Библии мы читаем: "Каково человек думает, таков он и есть".

Это относится к общему закону. Более подробно: "Всякий, кто взглянет на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём", или: "Всякий ненавидящий брата своего есть человекоубийца". То же самое провозглашается в индусском Священном Писании: "Человек есть создание мысли; о чём человек думает, тем он становится"; или: "Человек состоит из своих верований; каковы его верования, таков и он сам". Реальное основание для этих фактов в том, что, когда ум занят определенной мыслью, возникают определенные вибрации и чем чаще повторяется одна и та же вибрация, тем более она наклонна к возобновлению, к тому, чтобы превратиться в привычку, стать автоматичной.

Тело следует за мыслью и повторяет её изменения: если мы сосредоточиваем нашу мысль, глаза останавливаются, мускулы напрягаются; усилия вспомнить сопровождаются нахмуриванием бровей; глаза перебегают с места на место, когда мы стараемся восстановить ускользнувшее впечатление: беспокойство, гнев, любовь, нетерпение - все это сопровождается соответствующими мускульными движениями; чувство, которое склоняет человека броситься с высоты, происходит от стремления тела осуществить мысль о падении.

Первый шаг к сознательному построению характера заключается в сознательном выборе того, о чем мы хотим думать, и затем — в упорной мысли об избранном качестве. Не пройдет много времени, как появится и наклонность проявлять это качество; еще немного, и упражнение в нем сделается привычкой. Мы впрядаем таким образом нить мысли в нашу судьбу, и, если эта нить была благородна, результатом является характер, склонный ко всему благородному и полезному для всех. О чем мы думали, тем мы и сделались. Мысль создает характер.

Вторая Парка, прядущая крепкую нить человеческой судьбы, есть сила воли. Воля проявляется как желание: желание обладать и есть сила притяжения или любовь в ее бесчисленных формах; желание оттолкнуть есть ненависть или отвращение, уклонение от всего, что для нас нежелательно. Как магнит притягивает и удерживает железо, так и наше желание привлечь к себе притягивает то, чем мы желаем обладать и что хотим удержать как свое.

Сильное желание богатства и успеха привлекают то и другое к нам; все, чего мы хотим непрерывно и настойчиво, рано или поздно становится нашим. Мимолётные, неопределённые, меняющиеся капризы обладают лишь очень малой притягивающей силой; но человек сильной воли достигает всегда того, чего он хочет. Эта Парка снабжает нас объектами нашего желания и благоприятными случаями для приобретения их. Воля создаёт благоприятные случаи и привлекает желаемое.

Третья нить прядется силою действия, и это та нить, которая вносит в нашу жизнь внешнее благополучие или внешнее бедствие. Как мы действуем относительно окружающих нас, так и они противодействуют нам. Человек, распространяющий счастье вокруг себя, привлечет счастье и на себя; тот же, кто заставляет страдать других, вызывает реакцию страдания и на себя самого. Улыбки зарождают улыбки, угрюмость вызывает и в других угрюмое настроение; раздражительный человек вызывает раздражительность в других. Закон, относящийся к этой третьей нити, таков: наши действия, влияющие на других, вызывают реакцию того же рода в нас самих.

Это - те три нити, которые делают нашу судьбу, ибо они создают наш характер, возможности нашей жизни и окружающую нас среду; они не обрываются со смертью, но протягиваются вперед, в другие жизни. Нить мысли дает нам характер, с которым мы рождаемся в земной мир; нить воли приносит нам благоприятные случаи или отнимает их от нас, она делает нас счастливыми или несчастными; нить действия приносит нам благоприятные или неблагоприятные физические условия. То, что мы сеем, то будем и пожинать; как мы прядем нить своей судьбы, такова будет судьба наша в будущем. Человек — создатель своего будущего, человек — строитель своей судьбы.

наверх