Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Сектаский синтоизм

(кэгон, сингон, омото-ке)

Сектантский синтоизм очень разнороден. Данный тип синтоизма представлен несколькими разнородными религиозными группами, оказавшимися под надзором специального ведомства в правительстве Мэйдзи, которое национализировало храмы и сделало синтоизм государственной религией. Впоследствии основные отколовшиеся группы стали независимыми религиозными организациями и получили официальное название "сектантский синтоизм". В довоенной Японии насчитывалось тринадцать таких сект.

Синтоистские секты очень многочисленны – их насчитывают многие десятки. Большинство из них недавнего происхождения, появившиеся не раньше XIX в. По своему вероучению они сильно различаются между собой. В одних ясно видны пережитки примитивных культов. Таковы, например, «горные» секты – дзикко-кё, фусо-кё, митаке-кё: кё значит сообщество, секта, с их подчеркнутым культом горных вершин как местопребывания богов.

В других заметно влияние буддизма, конфуцианства.  Из сект, сильно отдалившихся от традиционного синтоизма, следует отметить довольно крупную секту тэнри.  Эта секта имеет своё особое божество, разума. Новосиитский характер имеют также секты конко и нуродзуми и группа сект омого. Значительно ближе к ортодоксальному синтоизму стоят секты синко тай, и дзумо оясиро, синри, синто сюсей, синто тайсей, митакэ, синею, лисоги.

Влияние буддизма на синтоизм способствовало образованию синкретичных сект.

Секта Кэгон, оформившаяся и набравшая силу в VIII веке, превратила принадлежавший ей столичный храм Тодайдзи в центр, претендовавший на объединение всех религиозных направлений, в том числе и на сближение, синтез буддизма и синтоизма. Опираясь на принцип хондзи суйдзяку, сущность которого сводилась к тому, что синтоистские божества - это всё те же будды в их очередных перерождениях, секта Кэгон заложила основу так называемого ребусинто ("двойной путь духов"), в рамках которого буддизм и синтоизм, некогда враждовавшие, должны были слиться в единое целое. Это движение имело определённый успех.

Японские императоры официально обращались к синтоистским богам и храмам с просьбой оказать помощь в сооружении Тодайдзи и возведении статуи Вайрочана. Они заявили также, что считают своим долгом поддерживать и буддизм, и синтоизм. Некоторые почитаемые ками (примерно так же, как и даосские божества в Китае) удостаивались статуса бодисатвы. Буддийские монахи нередко принимали участие в синтоистских празднествах и т. п.

Особый вклад в сближение буддизма и синтоизма внесла секта Сингон (санскр. "мантра"), распространившаяся в сравнительно недавнее время из Индии и почти неизвестная в Китае (кроме Тибета). Основатель секты Кукай (774-835) сделал основной акцент на культ будды Вайрочана, воспринимавшегося в рамках этого учения как символ космической Вселенной.

Через причастность к космосу и космической графической Вселенной (мандала) с изображением различных будд и бодисатв на ней человек приобщался к буддийской символике и обретал надежду на просветление и спасение. Обилие будд и бодисатв и магически-символическая связь с ними, многие мистические ритуалы секты Сингон позволили сблизить буддизм и синтоизм, отождествить синтоистские божества, олицетворявшие силы природы, с космическими силами и буддами буддизма.

Внеся важнейший вклад в рибусинто, секта Сингон объявила главных японских ками аватарами различных будд и бодисатв, в том числе Аматэрасу - аватарой будды Вайрочана. Синтоистские божества гор тоже стали рассматриваться как воплощение будд, и именно это учитывалось при строительстве там крупных буддийских монастырей. Даже во многих синтоистских храмах заправляли буддийские монахи. Только два важнейших, в Исэ и Идзумо, сохраняли свою независимость.

С течением времени эту независимость стали активно поддерживать и японские императоры, видевшие в синтоизме опору своего влияния. Но это было уже связано с общим ослаблением роли императоров в политической жизни страны (источник). Секта считается эзотерической школой японского буддизма.

Секта Омото-ке, или омото («Учение великой основы»), синтоистская секта. Основана в 1882 прорицательницей Дэгути Нао (1837—1918) из провинции Тамба (ныне часть префектуры Киото). В 1882 Дэгути Нао стали посещать видения, вводившие её в состояние транса. Из её изречений следовало, что в неё вселилось божество Уситора-но Кондзини.

Дэгути Нао пытается найти новые формы культа, сочетая синтоистские молитвы и обряды с аскезой и шаманскими камланиями. Не имея какого-либо образования, она берётся за составление священных текстов,  пытаясь записывать содержание божественных откровений.

Эти записи Офудэсаки стали ядром учения Омото-кё. Фактическим создателем доктрины и основателем организации Омото-кё является Уэда Кисабуро, известный позднее как Дэгути Онисабуро (1871—1948). Познакомившись с Нао, он начинает свою деятельность с интерпретации её идей в синтоистской теологической терминологии. Вскоре Уэда Кисабуро становится лидером Омото-кё.

Его деятельность на религиозном поприще отличается ярко выраженным прозелитизмом. Учение Омото-кё собрало под своими знамёнами не только крестьян и жителей небольших городов, но и правительственных чиновников и военных.

В 1923 Омото-кё начинает пропагандировать язык эсперанто, а затем выпускает журнал на этом языке. 1920—30-е гг. были периодом расцвета секты Омото-кё, хотя она в то время не имела статуса официальной синтоистской секты, считаясь квазирелигией ("руйдзи сюке"). Правительство не без оснований считало деятельность Омото-кё угрозой официальной власти и идеологии. Онисабуро публично высказывал пацифистские и антикапиталистические взгляды. В то же время он демонстративно узурпирует атрибуты императорской власти, пытается установить связь с военными организациями.

В 1921 Онисабуро был арестован, но вскоре освобождён.  В 1935 он вторично попадает в тюрьму вместе со своими сподвижниками, лидерами Омото-кё. После этого ареста движение Омото-кё распалось. В 1942 Онисабуро освобождают под поручительство, и он вновь разворачивает деятельность по возрождению своей организации.

Учение Омото-кё в своей основе близко традиционным народным верованиям, чем во многом объясняется его былая популярность. Для него, в частности, характерны идеи религиозного целительства и священной одержимости «ками» как способа общения с божеством. Такая медиумная практика, связанная непосредственно с шаманизмом, в терминологии Омото-кё называется «тинкон-кисин».

В вероучении Омото-кё имеется и догмат о конце света: должна  наступить космическая катастрофа, в результате которой возникнет новый  мировой порядок, исходящий из Аябэ — центра Вселенной и града божьего.

В своей эсхатологии Омото-кё апеллирует к буддизму: Дэгути Онисабуро считается Мироку (Майтрейя), или будущим буддой, который станет хозяином нового мира. Но, в отличие от буддизма, доктрина Омото-кё более оптимистична и не признаёт грех как неизбежное свойство человеческой природы, напротив, приверженцы Омото-кё проповедуют братство как естественное состояние человечества и мир во всём мире.

Онтологические принципы Омото-кё сводятся к следующему:

  1. Первоисточником Вселенной является жизненная сила, которая есть бог
  2. Существование Вселенной есть не что иное, как проявление этой жизненной силы в сущностях божественной субстанции
  3. Человек — руководитель процесса воплощения жизненной силы бога и министр в правительстве Неба и Земли
  4. Истинный бог есть источник любого истинного знания, и в первую очередь научного

Культовая практика Омото-кё сводится к почитанию божества Уситора-но Кондзини. В культе используется спиритуальная магия, имитируются личные контакты медиума, совершаются экзорцистские обряды (то есть обряды по изгнанию злых духов), восходящие к практике народных шаманок-прорицательниц.

В Омото-кё сохранился культ жизненной одухотворённой силы космоса. При этом религиозный экстаз трактуется как «тинкон-кисин» («умиротворение души с целью стать ками»), в силу чего ритуальный транс приобретает обрядовое значение.

В соответствии с традицией, в секте различаются духовная власть, исходящая от Дэгути Нао, и организационно-политическая, исходящая от Онисабуро. Исходя из данного принципа, функции духовного лидера («кайсо») передаются по женской линии наследниц фамилии Дэгути, а рациональной организацией культа ведают их мужья, исполняющие обязанности идеологов и организаторов («кёсо»). По той же логике Омото-кё имеет два руководящих центра: духовный центр в Аябэ, городке близ Киото, и штаб-квартиру для общественных связей в городе Камэока, той же префектуры.

В период своего расцвета, приходящегося на 1920—30-е гг., Омото-кё объединяла около 2 млн. человек. После войны численность приверженцев секты резко упала и в настоящее время она немногим превышает 100 тыс. человек. Такое сильное снижение числа сторонников может быть частично объяснено выделением из состава Омото-кё новых самостоятельных сект, таких, как сэйтё-но иэ, Сэкай кюсэй-кё и др. (источник).

наверх