Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Практика

Можно выделить три области применения танцтерапии:

1. Танцтерапия больных (клиническая танцтерапия) – в данном случае, танцтерапия чаще используется как вспомогательная терапия, наряду с лекарственной, особенно для пациентов с нарушениясми речи. Проводится в клиниках, может длиться несколько лет. В таком виде она существует с 40-х гг. нашего века.

2. Танцтерапия людей с психологическими проблемами (танцевальная психотерапия) – один из видов психотерапии, ориентированный на решение конкретных запросов клиентов, чаще всего использующий психодинамическую модель сознания (психоанализ) или подход аналитической психологии К.Г.Юнга. Может проходить как в групповой, так и в индивидуальной форме. Также требует достаточно длительного срока для достижения устойчивого результата.

3. Танцтерапия для личного развития и самосовершенствования. Это занятия для людей, которые не страдают от проблем, но хотят чего-то большего в своей жизни. В данном случае танец становится способом узнавания себя, своих особых индивидуальных качеств, способом вывести неосознанные истории своего тела на свет осознания, возможностью расширить представление о самом и себе, найти новые пути выражения и взаимодействия с другими людьми.

Танцтерапия , таким образом, работает с тремя областями нашей жизни:

  • Наше тело, его возможности и ограничения; ответ на вопрос “Что несет в мир мое тело?”
  • Наше представление о себе самих (самоосознавание), расширение и раскрытие этих представлений; ответ на вопрос “Кто я?”
  • Наше взаимодействие с другими людьми, сфера межличностных отношений, ответ на вопрос “Кто ты и что мы можем вместе?”

Тело и его действие. Танце-терапевт работает с клиентом для того, чтобы помочь развить более здоровое тело, тело, которое не зажато из-за удерживания напряжения, конфликтов, чувств. Цели включают в себя помощь клиенту активизировать тело, катарсическое освобождение напряжения и чувств, пережить ощущение телесной интеграции и координации и выстроить реалистичный образ тела.

Эти цели достигаются путем использования уже существующих движенческих паттернов индивида и поощрения осознавания телесных ощущений, развивая более широкий спектр движений, исследуя возможности выбора в движении и поощряя коммуникацию и выражение посредством телесных действий. Движение, которое ассоциируется с пугающими событиями или чувствами, часто используется на терапевтических сеансах, чтобы помочь клиенту попрактиковать или побольше узнать об этом, чтобы таким образом преодолеть то, что страшит. Этот процесс позволяет уменьшить страх, когда всплывают волнующие переживания или события, т. к. тело уже испытало это в символической форме.

Межличностные отношения. Исследования показывают, что танцевально-двигательная терапия помогает установить или восстановить заново межличностную коммуникацию на телесном уровне.

Исследование Кендона по синхронности движения основывается на той предпосылке, что существует некая нейрофизиологическая организация речи и телодвижения в человеческой коммуникации. Самосинхронность — это отношение между движением и чьей-либо собственной речью, это ритмическое соединение, блок речи и телодвижения. Синхронность взаимодействия определяется как синхронное движение слушающего с движением говорящего. Кендон описывает синхронность взаимодействия как “...базисное, танце-подобное разделение движения со стороны взаимодействующих в коммуникации”. Повышенная синхронность, которая случается во время коммуникации, усиливается совместным движением.

Самосинхронность и синхронность взаимодействия могут видеть все люди, за исключением тех, кто имеет неврологические заболевания (напр., болезнь Паркинсона, афазию и шизофрению). Танцевально-двигательная терапия может помочь развитию этого базисного уровня коммуникации, так как она непосредственно использует ритм и кинестетические паттерны. Переутверждение “Я” и “Я” в отношении с другими включается в работу естественным образом.

Кендон рассматривает координацию движений тела с другими как необходимый ингредиент в достижении удовлетворительных социальных интеракций. Он полагает, что в танцевально-двигательной терапии индивиды, имеющие нарушения в социальных интеракциях или коммуникациях могут переучиться необходимому поведению (ритмической координации с другими), которое затем может быть перенесено в другие социальные окружения. В результате танцевально-двигательной терапии большинство клиентов переживают более глубокий и богатый уровень интимности, выражая чувства посредством телесных действий, во время движения под общий ритм.

Самоосознование. Практика танцевально-двигательной терапии изначально верит, что человек должен знать свои телесный опыт и его значения (сенсорные и кинестетические ощущения и эмоциональные состояния), чтобы понимать себя. Джендлин предлагает рассмотреть два уровня переживания, которые должны присутствовать при личностном росте. Первый уровень переживания — это телесный опыт, или телоощущение, или опыт переживания чьего-либо переживания.

Джендлин утверждает: “Телесное ощущение, смысл проблемы или ситуации пре-вербален и пре-концентуален ... он не является эквивалентным ни одному вербальному или концептуальному паттерну”. Следующий уровень переживания — символический. Именно здесь можно концептуализировать и вербализировать чувственный опыт и приписывать ему специфическое значение, смысл. Сначала необходимо присутствие чувственного опыта, после чего станет возможным адекватное использование символического уровня.

Наиболее прямое и непосредственное переживание своего селфа, доступное человеку, происходит через тело. Физический опыт мышечных действий и кинестетическое ощущение обеспечивают непосредственное, немедленное знание и переживание “Я”. Таким образом, самоосознавание начинается на телесном уровне. Танцевально-двигательный терапевт Кляйнман считает, что первая стадия терапии — исследовательская стадия — должна быть адресована к пробуждению внутренних ощущений и чувств. Пациенту нужно помочь научиться быть восприимчивым к сообщениям тела и их выражению во внешнем движении, Кляйнман пишет:

“Он начинает признавать свое тело, как важный аспект себя. Его переживания внутренних движений и экспериментирование с внешним движением стимулируют и способствуют идентификации со своим телом. Разделение между телесным и психическим становится слабее, так как осознанные связи интегрируют целостность личности. Его слова становятся выражением его тела по мере того, как он исследует себя в движении”.

Движение естественным образом вызывает воспоминания, образы, фантазии и ассоциации. Так как телесный опыт имеет тенденцию извлекать психологический контекст, тело можно использовать для дальнейшего исследования и кристаллизации этого материала, т. е. способствуя самоосознаванию. Жизнь тела является зеркалом сознания. В танце становятся явными, видимыми различные качества и внутренние конфликты личности, ее неповторимость и ограниченность. Различные категории движения - пространство, время, вес, течение (по классификации Рудольфа фон Лабана, создателя системы анализа движения) являются метафорами основных жизненных “тем” личности.

Пространство - как много места я позволяю себе занять в жизни, в присутствии других людей? Насколько я чувствую "свое" пространство? Как я вхожу в пространство других людей? Какие зоны пространства мною освоены и используются, а какие - нет?

Время - какой ритм более органичен для меня? При каком ритме - быстром или медленном - я чувствую себя более уверенным, более осознанным, более испуганным? Могу ли я освоить разнообразие ритмов? и т. д.

Вес - насколько я чувствую свой вес? А - следовательно - опору, поддержку, связь с землей? Могу ли я доверить свой вес, свое тело в его взаимодействии с гравитацией другим людям?

Течение - насколько направлены мои движения? Насколько я могу "держать" цель, определенный ритм или стиль движения? Как часто и какие части тела "выпадают" из направленного движения? Как много неосознанного хаоса в моем теле?

Другие темы, исследуемые в танцтерапии - контакт, доверие, лидер/ведомый, сопротивление, сотрудничество и т.д. Движение дает богатейший материал для метафор различных аспектов жизни. Танец может быть безопасным и творческим способом выражения и принятия сложных эмоций и чувств, раскрытием новых возможностей и качеств личности, увлекательным путешествием к самому себе. Танцтерапия позволяет лучше понять взаимосвязь внутренней жизни человека и ее воплощения в танце.

Техники танцевально-двигательной терапии

Кинестетическая эмпатия. Как упоминалось ранее, факт нахождения в кинестетической эмпатии с другим — служит двум важным функциям. Это может дать существенную информацию о том, как чувствует себя другой человек и может способствовать развитию раппорта. При использовании кинестетической эмпатии, чтобы почувствовать, что чувствует другой, важно принимать своим телом то же положение, мышечное напряжение, дыхательный паттерн и телодвижение. Но оставаться в эмпатии можно только на короткое время. Иначе интенсивность эмоционального переживания очень трудно стряхнуть с себя, если оно воплощено в вашем теле.

Другой пласт трудностей лежит в возможном проэцировании своих впечатлений, ценностей и суждений на другого человека вместо признания того факта, что материал, который возникает, может быть вашим собственным. Кинестетическая эмпатия полезна как способ установления контакта с крайне регрессивными неговорящими клиентами. Разделение одного и того же двигательного паттерна при ходьбе с ними помогает установить начало отношений. Так же как и в работе с аутичными детьми, терапевт должен учитывать потребность клиента и пространственной и эмоциональной дистанции.

Осознание двигательного поведения клиента делает возможным использование этой информации как части более традиционной вербальной терапии. При отзеркаливании движения терапевт может спросить клиента, что он (она) чувствует или думает, когда видит, как кто-то еще двигается подобным образом, или поинтересоваться, не вызывает ли движение какого-нибудь образа.

Преувеличение. Обычно наше внимание привлекает определенный аспект чьего-либо двигательного поведения (напр., обдуманное и контролируемое поведение, быстрое и неожиданное движение рукой или опустившееся и тяжелое чувство). После того, как терапевт привлек внимание клиента к этому паттерну, он может предложить преувеличить движение, чтобы более четко выделить характеризующее качество. Клиента можно попросить исследовать выразительные или коммуникативные аспекты.

На двигательном уровне терапевт может предложить клиенту, чтобы тот позволил испытать себе больше чувств и дать возможность движению идти туда, куда оно идет. Также возможно взять качество движения, перенести его в другую часть тела и посмотреть, вызовет ли оно такую же или другую эмоциональную реакцию. Клиента можно попросить вербализовать то, что данная часть тела говорит или хочет сделать.

Трансформация движения в коммуникацию. Эта техника работает с движениями, которые являются дисфункциональными по своей природе (напр., самостимулирующие, повторяющиеся, используемые, чтобы держать других на расстоянии) и использует их, как базис, на котором клиента вовлекают во взаимодействие. Шевеление пальцами около глаз, характерное для некоторых аутичных детей, может быть трансформировано в шевеление пальцами друг против друга, как бы помахивая в приветствии. При использовании этой техники важно не копировать человека. Лучше всего, когда движения подобны движениям клиента или являются прямым ответом на то, что он делает.

Развитие темы в действие. Несмотря на все старания клиента, слова часто перекрывают и становятся на пути переживания полного содержания чувства или ситуации. Развитие этого материала в телесное выражение часто кристаллизует и углубляет осознание. В дополнение иногда выявляется несоответствие между тем, что человек говорит и что делает. Невербальное поведение трудно скрыть или изменить. В результате оно очень точно показывает, что происходит.

Например, клиентка работала над эмоциональной сепарацией от отца. Хотя она говорила правильные слова о том, что она теперь чувствует себя свободной от этой ситуации, ее двигательное поведение показывало совершенно обратное. Используя растягивающуюся ленту, как связующее звено, чтобы проиллюстрировать это несоответствие, терапевт, взяв на себя роль отца, попросила клиентку держаться за другой конец.

Клиентку попросили представить, что эта лента символизирует те сильные эмоциональные узы, которые существуют между ней и ее отцом, чтобы посмотреть, как она сможет высвободить себя из этой ситуации. Ей не хотелось отпускать ленту. Для нее это движенческое задание ясно продемонстрировало ее истинные чувства.

Еще одной полезной темой, которую можно перевести в движение, является доверие. Позволить себе полностью облокотиться на кого-нибудь или физически поддержать кого-то — это может очень четко показать индивидуальные стили или паттерны. Полностью отдаться чьей-либо заземленности и балансировать на чьей-либо опоре — эта телесная эмоция отличается от неполной отдачи. Клиенты могут осознать, каким людям они доверяют, доверяют ли они вообще или только частично, и как это репрезентирует их жизненные паттерны. Сопротивление, пассивность, сотрудничество, лидер или следователь — это некоторые другие темы, которые можно развить на двигательном уровне.

Внимание к взаимодействию. Все предложенные техники требуют проницательной чувствительности к невербальной коммуникации. Едва заметные изменения в положении тела часто указывают на изменения или урегулирование отношений. Особенно на сеансах вербальной терапии стоит обращать внимание, когда люди принимают похожие положения или двигаются в синхроне (ритмично) друг с другом.

Люди пользуются своей физикой, чтобы бессознательно блокировать другого человека, отрезать или прервать невербальную последовательность, или изменить позицию, чтобы избежать двигательного взаимодействия с другими. Невербальный уровень дает информацию относительного статуса, силы (энергии) отношений, силы или тенденции к привязанности, раппорта, конфликта, защит и эмоционального выражения.

Другой важной областью работы для специалистов является двигательная деятельность (напр., упражнения, игры, креативный танец). Это позволяет расширить или установить уровень физической активности, развить самоуважение, социализацию (общительность), способствовать освобождению напряжения и релаксации.

Использование ритма. Двигательная деятельность, которая использует ритмические телодвижения, такие как фольклорные танцы или упражнения, усиливают ощущение общности, сплоченности у участников группы. Ритмичное действие также помогает продлить вовлеченность в деятельность, способствуя согласованному использованию тела.

Освобождение от напряжения.  Людям, которые зажаты или напряжены, работа с движением помогает расслабить неудобные или зажатые части тела. Иногда сильное встряхивание частями тела (как будто стряхивая воду или пыль) может привести к катарсическому высвобождению.

Работа с реквизитом. Для некоторых непосредственные отношения с другими могут быть болезненными или пугающими переживаниями. Тогда соединению участников группы может помочь работа с предметами. Более того, предметы могут способствовать прямому выражению чувств, когда действительные чувства слишком пугают. Пеновые мячики можно бросить, разломать раздавить; подушки можно бросать и пинать; а полотна — тянуть или трясти изо всех сил.

Держась за растягивающуюся полосу ткани, люди могут ощутить себя частью группы, даже если они испытывают недостаток в социальной связанности. Работа с реквизитом вызывает и стимулирует естественную телесную реакцию; кто-то обычно старается поймать мяч или, по крайней мере, увернуться от удара. Также это может вызвать воспоминания о тех моментах, когда происходила игра, соревнование или участие в группе.

наверх