Логин
Пароль
вход
  Запомнить
Забыли пароль? Регистрация

Основные идеи

Бинсвангер внес изменения в психоаналитическую метапсихологию и в практику психотерапии, отвергнув биологизм и детерминизм в трактовке бессознательных процессов.

Смысл экзистенциального анализа усматривается в том, чтобы помочь невротику осознать себя свободным существом, способным к самодетерминации. Экзистенциальный анализ исходит из посылки, согласно которой подлинно личностное в человеке раскрывается только тогда, когда он освобождается от причинных связей с материальным миром, социальной средой.

Психические заболевания - следствие утраты непрерывности самостановления, это крайняя степень неподлинности, удаленности от свободного трансцендирования. Психически больные люди не видят вероятностного характера бытия - бытия - возможности. Как считал Бинсвангер, достоверная экзистенция субъекта определяется лишь благодаря внедрению глубин экзистенции в свое Эго, с ориентацией человека на автономный выбор жизненных проекций ил путей.

Человеческое существование понимается Бинсвангером как единство трех временных модусов – прошлого, настоящего и будущего. Неврозы и психозы являются осмысленными способами трансцендирования, конституирования мира и самой экзистенции. Симптомы различных психических расстройств возникают в связи с ограниченностью горизонта видения: один временной модус становится доминирующим, что препятствует подлинному существованию человека и может вести к психическому заболеванию. По Л. Бинсвангеру, особую роль в возникновении невроза играют уменьшение или исчезновение открытости личности будущему.

Традиционные методы клинической психиатрии не подвергаются радикальному пересмотру, но они не достаточны, поскольку задачей психиатра является не столько каузальное объяснение болезни, сколько понимание другого человека. Клиническая психиатрия и психоанализ дают нам поверхностное описание симптомов и синдромов, игнорируя индивидуальное «бытие-в-мире». Психопатология имеет своим истоком особенности строения «жизненного мира» пациента.

Этот «жизненный мир» конституируется актами сознания и у психотика он является не менее осмысленным, чем у терапевта. Нет реальности для всех одинаковой и «нормальной», которую можно считать чем-то само собой разумеющимся и противопоставлять «безумию». Отклонение от того, что считается «нормой», означает создание новой «нормы». Для всех «миров», конституируемых маниакальным сознанием, свойственна своя особая «норма». Неврозы и психозы суть модификации фундаментальных структур бытия-в-мире, способов трансцендирования.

Описываемые психоанализом невротические симптомы обусловлены не травмами, детскими фиксациями и идентификациями, но специфической «конфигурацией» экзистенции, господством одного из модусов временного трансцендирования. В результате сужения горизонта видения происходят нарушения в «смысловой матрице», другие модусы перестают рассматриваться как возможности существования.

Бинсвангер сохраняет основные элементы психоаналитической терапии, но пересматривает главные понятия психоанализа, в первую очередь понятие бессознательного психического. В феноменологической психиатрии Бинсвангера бессознательное представляет собой результат узости горизонта экзистенции, бегства от собственных творческих возможностей в невроз. Пересматривается и фрейдовское толкование сновидений. Интерпретации подлежит не гипотетическое «скрытое», но именно «явное» содержание сновидения – за ним не скрывается некое вытесненное в бессознательное содержание. Сновидения не обязательно являются исполнениями желаний, в них имеется столько же типов активности, как и в бодрствовании.

В 1930–1940-е Бинсвангер развивает собственную философскую антропологию, которая все больше расходится с Daseinsanalytik Хайдеггера. В работе Основные формы и познание человеческого существования (Grundformen und Erkenntnis des menschlichen Daseins, Zurich, 1942) Бинсвангер с персоналистских позиций подвергает критике Хайдеггера: помимо мира «заботы», «заброшенности», характеризуемого Бинсвангером как мир взаимного опредмечивания (das Nehmen-bei-Etwas – «принятия-за-нечто»), инструментальной полезности, имеется модус «бытия-друг-с-другом», в котором Я и Ты нераздельны и неслиянны.

В этом модусе «Мы» (die Wirheit) или «любви» иначе структурированы пространство и время. В 1950–1960-е Бинсвангер пишет ряд монографий, в которых с позиций феноменологической психиатрии осуществляется описание различных психических заболеваний.

Как психотерапия экзистенциальный анализ ориентирован на лечение неврозов и психозов путем оказания квалифицированного содействия пациентам в осознании ими себя как свободных людей, способных к самоопределнию собственного существования.

наверх